ПРАВО.ru
Практика
17 ноября 2021, 13:20

Верховный суд решал, может ли электронное письмо навредить репутации

Верховный суд решал, может ли электронное письмо навредить репутации
Компания подала иск к предпринимателю, который, по ее мнению, продавал контрафактные товары. Пока рассматривался спор, на почту ответчику поступило письмо, в котором патентный поверенный рассказал о «прегрешениях» компании-истца: он утверждал, что та часто нарушает авторские права и занимается фальсификацией доказательств по подобным спорам. Это письмо стало поводом для спора о защите деловой репутации, который дошел до Верховного суда.

Продаем игрушки, подаем иски

Компания «Рыжий кот» из города Аксай Ростовской области занимается производством и продажей детских игрушек по всей России. А еще очень часто судится с ИП и магазинами, которые продают контрафактную продукцию с логотипами «Рыжего кота». Только за последние два года количество таких исков превысило сотню. Например, в в 2020 году ИП Ульяна Русакова из Екатеринбурга выплатила 25 000 руб. за продажу в своем интернет-магазине пазлов с мозаикой «Лесная фея». Ее купили представители «Рыжего кота» — именно ему принадлежали права на изображение, которое предлагалось собирать детям (дело № А60-16269/2020).

В деле № А40-79838/2020 ответчиком выступил столичный предприниматель Павел Утехин. Этот спор «Рыжий кот» не довел до конца, отозвав свой иск. 

Топ-10 споров об авторстве на произведения искусства

Но пока дело еще рассматривалось в первой инстанции, на электронную почту Утехина поступило письмо от патентного поверенного Андрея Кудакова. В этом письме отправитель предложил свою помощь в «защите от незаконных претензий». «Мы уже несколько лет успешно боремся с ними, как с нарушителями авторских прав наших клиентов, и по опыту знаем, что ООО «Рыжий кот» занимается фальсификацией доказательств, в том числе представляя сфабрикованные доказательства принадлежности им авторских прав», — указал в письме Кудаков. Он предположил, что и для спора с Утехиным компания также сфабриковала доказательства.

«Рыжий кот» узнал об этом письме и предъявил Кудакову иск о защите деловой репутации (дело № А41-54681/2020). Компания попросила признать распространенные патентным поверенным сведения не соответствующими действительности. Сам Кудаков, по мнению истца, должен был опубликовать опровержение на двух своих сайтах.

Недоказанная репутация

К заседанию в Арбитражном суде Московской области «Рыжий кот» подготовил заключение специалиста, который провел лингвистическое исследование слов Кудакова и нашел в них «порочащие сведения». Но судья Роман Солдатов решил, что это недопустимое доказательство. Первая инстанция сослалась на Обзор практики ВС за 2017 год, пункт 21 которого устанавливает: истец по спорам о защите деловой репутации должен подтвердить наличие «сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений» и доказать, что для него наступили «неблагоприятные последствия». Ничего из этого «Рыжий кот» не сделал, а поэтому суд отказал ему в иске.

10-й ААС и Арбитражный суд Московского округа подтвердили это решение, после чего «Рыжий кот» обратился с жалобой в Верховный суд. Юристы общества считают, что истец в подобных спорах должен лишь доказать факт распространения порочащих сведений. Подтверждать репутацию заявитель не обязан.

Победы и поражения

В Верховном суде интересы «Рыжего кота» представляла юрист Наталья Ковальчук. Она сразу же заявила, что нижестоящие суды неправильно рассмотрели спор, что не только нарушает права истца, но и также вредит «единообразию судебной практики».

По мнению Ковальчук, в практике сложилась позиция, согласно которой репутация у компании возникает в момент создания, то есть она есть изначально и ее не нужно формировать.

«В письме Кудакова видны корыстные намерения завоевать себе новых клиентов», — заявила представитель истца.

Кудаков «в утвердительной форме» заверил адресата, что «Рыжий кот» занимается преступлениями. При этом он не учел и не упомянул, что в отношении сотрудников компании не возбуждено уголовных дел о фальсификации доказательств или иных документов.

Председательствующая в процессе судья Наталья Павлова поинтересовалась у представителя истца, закончились ли успехом их судебные процессы по защите авторских прав. «Конечно. Все иски, которые мы подавали, закончились нашей победой. Решения вступили в законную силу», — заверила Ковальчук.

С этим не согласился Алексей Кудаков, который лично представлял свои интересы по этому делу в заседании. Он подчеркнул, что действительно занимается борьбой с «Рыжим котом» как с нарушителем авторских прав, что и было сказано в письме. И все подобные дела, по словам патентного поверенного, завершились в пользу его доверителей.

Служебные произведения: кому они принадлежат

Одно из таких дел осенью 2020-го даже дошло до Верховного суда (дело № А40-46622/2019). В этом споре предприниматель Георгий Чернусь смог доказать, что «Рыжий кот» со своим контрагентом нарушили его авторские права на 73 произведения (подробнее — ВС объяснил, когда истец должен доказывать авторство).

По словам Кудакова, для признания сведений «порочащими» в письме должны были содержаться конкретные сведения о преступлениях. «Здесь конкретики не было. Говорилось, что мы боремся против них, и мы действительно боремся», — подчеркнул патентный поверенный. Он еще раз подчеркнул: «Рыжий кот» во многих делах предоставлял документы, которые были подложными или не отвечали признакам достоверности. А то, что нет уголовных дел, значения не имеет, ведь доказательства являются поддельными, даже если это не установлено приговором суда. «Доказательства были признаны неотносимыми, а подделка была: например, подложные квитанции о почтовых отправлениях», — сослался Кудаков на опыт своих споров с компанией.

Спорное заключение

Обсудили в заседании и лингвистическое заключение, которое суд первой инстанции признал недостоверным и недопустимым доказательством. По мнению Ковальчук, судья Солдатов допустил ошибку: он никак не мотивировал свою позицию по этому вопросу и не объяснил, что не так с этим заключением.

Кудаков парировал: один из недостатков экспертизы в том, что специалиста не проинформировали о возможной уголовной ответственности за заведомо ложные показания по ст. 307 УК. Патентный поверенный отметил, что экспертизу назначает суд и предупреждает об ответственности тоже только суд. Кроме того, в заключении написано, что он не предупрежден, а лишь «знает» об ответственности.

Ответчик также заявил, что позиция суда о недоказанности деловой репутации ответчика никак не повлияла на решение этого спора. «Наличие сформированной репутации не послужило основанием для вынесения судебного решения. Оно упоминалось в решении, наверное, из принципа процессуальной экономии», — высказал мнение юрист. При этом он не объяснил, что понимает под «процессуальной экономией».

«Я считаю, что вынесенные решения обоснованы, и даже ссылка на неподтвержденность деловой репутации не влияет на вынесенное решение. Оно в любом случае было бы таким», — заявил Кудаков.

— А чем можно было доказать порочащий характер? Исключительно лингвистической экспертизой? — поинтересовалась у Кудакова председательствующая в процессе Павлова.

— Нет, не исключительно, а просто аргументацией. Суд также рассмотрел наш отзыв, где я подробно анализировал фразу с точки зрения наличия в ней информации порочащего характера, — заверил ответчик.

А по мнению представителя «Рыжего кота» Ковальчук, ответчик не доказал достоверность сведений, а суды по ошибке возложили бремя доказывания на истца. Она попросила отменить решения нижестоящих судов.

Экономколлегия так и поступила. Акты трех нижестоящих инстанций отменили, а дело направили на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области. Мотивировочная часть решения будет опубликована в ближайшие дни, и из нее станет понятно, какие именно нарушения увидел в этом деле Верховный суд.

Мнения экспертов

В делах о защите деловой репутации истец должен доказать распространение ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности, напоминает руководитель практики интеллектуальной собственности юридической фирмы Интеллектуальный капитал Интеллектуальный капитал Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) Василий Зуев. А ответчик, в свою очередь, может доказывать, что его сведения на самом деле правдивы.

Например, если некие обстоятельства установлены вступившим в законную силу решением суда, то распространение сведений о таких обстоятельствах нельзя будет признать причиняющими вред деловой репутации. Оценочные суждения также не образуют нарушений деловой репутации.

Василий Зуев

Поэтому позиция ВС по этому делу будет «очень важна» для практики, считает эксперт. В том числе по вопросу, можно ли распространить «порочащие сведения» в личном электронном письме.  «Почтовые сообщения не предназначены для ознакомления с ними неопределенного круга лиц, имеется ли в таком случае факт распространения сведений или высказывание личного мнения в личной переписке, на мой взгляд, спорный вопрос», — комментирует Зуев.

Распространить сведения, порочащие деловую репутацию граждан и юридических лиц, можно и через электронное письмо, уверен старший юрист практики разрешения споров Squire Patton Boggs Squire Patton Boggs Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Транспортное право группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) Никита Бейлин. Так, в п. 7 Постановления Пленума ВС от 24.02.2005 № 3 говорится, что «порочащие сведения» могут содержаться и в сообщении, предназначенном одному лицу.