ПРАВО.ru
Практика
5 августа 2022, 19:44

Минюст признал неквалифицированным автора десятков экспертиз

Минюст признал неквалифицированным автора десятков экспертиз
Реальный срок и нереальный эксперт. Человека приговорили к шести с половиной годам лишения свободы с учетом лингвистической экспертизы за авторством специалиста, в компетенции которого есть сомнения. Похоже, что речь идет о Даниле Михеева, у которого судя по им же поданным в экспертизе данным, нет высшего образования в сфере лингвистики (филологии), без чего все пройденные курсы не имеют значения. Это может поставить вопросы к МВД, следствию и судам, которые некритически принимали заключения такого «эксперта». Адвокаты предположили, что может быть с уже вынесенным приговором, для которого Михеев давал заключение.

За последний месяц Министерство юстиции в двух письмах в ответ на адвокатские запросы подтвердило, что у некоего эксперта, нет квалификации для их проведения. По всей видимости речь идет о Даниле Михееве, которого часто привлекают для проведения психолого-лингвистических исследований. Адвокаты приложили его экспертизы по конкретным делам к запросу, где просили ведомство уточнить достаточен ли набор компетенций эксперта для проведения такой работы (Документы есть в распоряжении Право.ru) У указанного в запросах эксперта с его приложенными экспертизами нет профильного лингвистического образования, без которого курсы повышения квалификации не имеют смысла, а значит, он не обладает необходимой компетенцией, указало ведомство. 

Право.ru ознакомилось с ответами Минюста, заключениями Михеева и мнением специалистов, которые называют работы Михеева «симуляцией судебно-экспертного исследования».

Эксперт без профильного высшего образования

Данила Михеев — 22-летний директор АНО «Центр содействия развитию гуманитарных экспертиз «Независимый эксперт» (отсутствует в общероссийском реестре судебно-экспертных организаций). Он стал известен в конце 2021 года, когда его экспертизы легли в основу ряда дел экстремистской направленности. Так, на основании выводов Михеева заблокировали сайт проекта «ОВД-Инфо»*, возбудили административные дела в отношении участниц Pussy Riot Марии Алехиной и Люси Штейн, а в отношении феминистки Дарьи Серенко — за символ «Умного голосования», утверждает глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

Суд отменил блокировку «ОВД-Инфо»*

Михеев получил образование бакалавра по специализации «Конфликтология» в Российском государственном социальном университете (РГСУ). Еще он прошел ряд курсов повышения квалификации по программам судебно-лингвистической экспертизы, противодействия экстремизму и терроризму — именно это указано в соответствующем разделе экспертизы в списке документов подтверждающих его квалификацию. 

По данным The Insider*, в 19 лет, еще во время обучения в РГСУ, Михеев начал сотрудничать с ФСБ — тогда еще не как эксперт, а сообщая о действиях, которые считал экстремистскими. Например, он написал жалобу на другого студента из-за публикации ролика «Последние дни Третьего Рейха, оборона Берлина (Немецкая документалистика 1945 г.)» (суд в нем нацистской пропаганды не усмотрел). Михеев свидетельствовал против политолога Федора Крашенниникова, в отношении которого возбудили дело о клевете на прокурора Екатерину Фролову, сообщает The Insider*. 

В распоряжении Право.ru есть несколько заключений, которые Михеев сделал уже в качестве эксперта. Так, в марте 2022 года он принял участие в деле Сергея Командирова. Михеев проводил экспертизу публикаций и комментариев оппозиционера в соцсетях и выявил в них побуждение к вооруженному восстанию, «явное неуважение» к Дню Победы, негативное отношение к сотрудникам полиции и угрозу в их адрес.  Командирова приговорили к шести с половиной годам лишения свободы.

В апреле 2022-го Михеев провел экспертизу в рамках дела Владимира Завьялова о дискредитации вооруженных сил с помощью замененных в магазине ценников (также имеется у Право.ru). Там специалист пришел к выводу, что утверждения о потерях российских войск, якобы имевшем место недопуске гуманитарных грузов и так далее означают негативную информацию о действиях вооруженных сил РФ на Украине. Эксперт указал, что такие утверждения ведут «к культивированию в общественном сознании населения пессимистических взглядов на происходящее, тревожности и апатичных настроений». Судебный процесс над Завьяловым пока не окончен.

Минюст напомнил о законе

Адвокаты Василий Трушкин и Евгений Горбачев направили запросы в Минюст, попросив оценить образование эксперта, указанное в экспертизе и попросили разъяснить какой уровень нужен для экспертиз по вопросам поставленным в делах Командирова и Завьялова. Минюст сообщил, что для проведения психолого-лингвистического исследования в качестве лингвистов можно привлекать только лиц, получивших высшее образование в области лингвистики (филологии) и имеющих дополнительное образование по экспертным специальностям (ответы датированы 5 июля и 1 августа соответственно). Такое требование напрямую указано в федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности». Образование эксперта по специализации «Конфликтология» не отвечает этому критерию, а сертификаты о дополнительном образовании не подтверждают его компетентность в сфере лингвистических исследований, указал Минюст.

В ответах ведомства нет ничего принципиально нового, отмечает адвокат Станислав Селезнев, старший партнер проекта «Сетевые свободы» и правовой аналитик «Агоры». Следствие и суды и сами должны были бы знать о требованиях закона об экспертной деятельности, но почему-то это не было учтено. .

Фактически Минюст сейчас жестко поставил вопрос о возможных злоупотреблениях не только со стороны самого Михеева, но и всех сотрудников МВД, следователей, прокуроров и судей, которые использовали документы за его авторством в качестве доказательств.

Станислав Селезнев

«Симуляция судебно-экспертного исследования»

Независимые экспертные организации, которые по запросу защиты рецензировали экспертные заключения Михеева, уже указывали на отсутствие у него необходимой профессиональной квалификации. Тексты этих рецензий есть у Право.ru. Так, кандидат филологических наук Елизавета Колтунова и кандидат психологических наук Сергей Давыдов из консалтингового центра «Колтунов и партнеры» прямо указали, что заключение по делу Завьялова не может считаться допустимым доказательством, поскольку как минимум один из субъектов экспертизы не соответствует требованиям законодательства РФ. 

Эксперты также указывали на отсутствие научно обоснованного развернутого описания метода исследования в подготовленном Михеевым акте; использованный им список терминов «вызывает недоумение». Рецензируя исследование по делу Командирова, профессор Смоленского государственного университета, доктор филологических наук Анжелика Королькова указала, что Михеев в нем не отделял текст репостов от авторского текста самого Командирова, не проводил анализ референтной ситуации.

«Констатация наличия каких-либо слов — это не предметно-тематический анализ», — подчеркнула Королькова.

В рецензии на заключение по еще одному делу о дискредитации вооруженных сил (по нему Минюст пока не высказывался), с которым также ознакомилось Право.ru, филолог и юрист Елена Новожилова, соискатель ученой степени кандидата филологических наук и аккредитованный эксперт Роскомнадзора, отметила, что Михеев использует некий «выборочный лексико-семантический анализ», который неизвестен судебно-лингвистической практике и не используется в экспертной работе. Заявленную ими методику Михеев и его постоянный соавтор Динара Аминова нарушают на всех этапах исследования, полагает Новожилова. «Сам текст акта — это набор абсурдных, бессмысленных утверждений <...> симуляция судебно-экспертного исследования», — констатирует специалист.

По данным «Агоры», другие адвокаты, чьи доверители были осуждены или стали фигурантами административных и уголовных дел на основании заключений Данилы Михеева, тоже намерены оспаривать их правомерность.

Что ждет участников этих историй

  • Есть ли в действиях эксперта составы преступлений?

Действия эксперта могут квалифицировать по ст. 159 УК «Мошенничество», ведь за производство судебных экспертиз и исследований он получал вознаграждение за счет бюджетных средств, говорит партнер АБ Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании Владимир Слащев. Для этого, по его словам, надо доказать, что эксперт заведомо знал, что не обладает необходимой компетенцией для производства экспертиз и исследований для нужд уголовного судопроизводства, но скрывал это, обманывал и вводил в заблуждение должностных лиц следственных органов и судов. Каждое участие в уголовном деле, наиболее вероятно, квалифицируют как самостоятельный эпизод, а в качестве ущерба будет выступать сумма, которую он получил, разъясняет Слащев. 

Если удостоверение эксперта подложное, то каждый факт его предъявления в подтверждение права производства судебной экспертизы может быть квалифицирован по соответствующей части ст. 327 УК о подделках, добавляет Слащев.

Теоретически можно говорить о привлечении этого эксперта к уголовной ответственности по ст. 307 УК («Заведомо ложное заключение»), говорит старший партнер Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41место По выручке Профайл компании Андрей Гривцов. Но здесь сложно доказать, что он заведомо знал о ложности экспертизы, даже будучи некомпетентным, уточняет Гривцов. 

  • Могут ли эксперта и дальше привлекать к производству экспертиз?

Получается, что да.Как таковой дисквалификации быть не может, так как нет специального реестра лиц, проводящих лингвистические экспертизы, говорит Гривцов: «Следователь, суд могут поручать проведение экспертизы любому лицу, обладающему специальными познаниями». Другой вопрос, что вряд ли с учетом широкого тиражирования ситуации кто-то теперь обратится к этому человеку за экспертизой, считает Гривцов. 

  • Что будет с уголовными делами, для которых этот эксперт делал экспертизы?

Итоговые судебные решения по уголовным делам, в основу которых положены заключения такого эксперта при отсутствии в материалах дела иных заключений экспертов и специалистов, должны быть отменены, а уголовные дела — направлены обратно в следственные органы для производства дополнительного следствия, считает Слащев. 

По текущим делам заключения экспертиз должны быть признаны недопустимыми доказательствами с назначением повторных экспертиз, считает Гривцов. 

  • Могут ли понести наказание судьи и следователи, которые использовали заключения эксперта?

Маловероятно, что следователи и судьи, допустившие использование заключения такого эксперта в качестве достоверного доказательства, будут нести уголовную ответственность, например за фальсификацию доказательств или за вынесение заведомо неправосудных приговоров, говорит Слащев. Но привлечь этих должностных лиц, особенно следователей, к дисциплинарной ответственности вполне реально, подытоживает он. 

  • Что надо поменять, чтобы такого не повторилось?

Если к государственным экспертам устанавливается ряд требований со стороны экспертного учреждения (периодическая аттестация, проверка знаний и проч.), то единственный критерий для выдвижения в негосударственные эксперты по делу — высшее образование по определенной специализации. Такое лицо нельзя дисквалифицировать, потому что эксперты не входят в какие-либо саморегулируемые организации, не получают специального статуса, говорит руководитель направления юридической фирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 5место По выручке Профайл компании Ярослав Шицле.

По его словам, в большинстве случаев суды, принимая решения, ориентируются на экспертные заключения, так что во многих делах судьба спора предрешается лицом, чьи профессиональные знания не проверял никто, кроме экзаменаторов в вузе. «Назрела необходимость регламентации какого-то способа проверки знаний и привлечения к ответственности за ошибочные заключения», — подчеркивает он.

* Признана организацией, выполняющей функции иноагента.