Сюжеты
7 июня 2016

Нет кредита, нет страховки: можно ли вернуть страховую премию, если кредит погашен досрочно

Нет кредита, нет страховки: можно ли вернуть страховую премию, если кредит погашен досрочно
Фото с сайта www.livekuban.ru

Договор страхования – практически обязательное приложение к кредитному договору: банк хочет быть уверен, что в любом случае получит назад свои средства. Но может ли заемщик вернуть страховую премию при досрочном погашении кредита? Суды нижестоящих инстанций разошлись во мнениях, а ВС потребовал от апелляции обосновать ее точку зрения.

Прекращается ли договор страхования с возвратом кредита?
 

В ноябре 2014 года Рамиль Исмагилов (фамилия изменена прим. ред.) взял в ОАО «ИнвестКапиталБанк» кредит на крупную сумму. В дополнение к кредитному договору он заключил с ООО СК "Согласие" договор страхования жизни и здоровья сроком на пять лет. Согласно документу, при наступлении смерти либо инвалидности заемщика из-за болезни или несчастного случая страховщик должен был погасить перед банком остаток его задолженности. Размер страховой премии составил 123 500 руб.

Уже через день после заключения договора Исмагилов досрочно полностью погасил кредит и на этом основании потребовал от СК возврата денег. Однако там ему отказали, и мужчина обратился в Туймазинский районный суд, который взыскал со страхователя 218 147 руб.: размер страхового взноса, 20 000 руб. неустойки, 2000 руб. в качестве компенсации морального вреда и 72 715 руб. штрафа за отказ в удовлетворении законных требований потребителя в добровольном порядке. 

В своем решении судья Венера Рыбакова опиралась на положения ст. 985 ГК (досрочное прекращение договора страхования). В п. 1 указанной статьи сказано, что договор может перестать действовать, если "возможность наступления страхового случая отпала, и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай". В качестве примеров таких обстоятельств приведены гибель застрахованного имущества или прекращение предпринимательской деятельности при страховании предпринимательских рисков.

В п. 3 ст. 985 ГК сказано:

3. При досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в п. 1 настоящей статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование. При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное.

Суд посчитал, что после возврата кредита необходимости в дальнейшем действии договора страхования у истца не было. Следовательно, существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай, что в силу пп. 1, 3 ст. 958 ГК влечет возвращение части страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

С этими выводами не согласились в апелляции. ВС Республики Татарстан отменил решение, указав, что уплата задолженности по кредиту не входит в список обстоятельств, подпадающих под действие п. 1 ст. 985 ГК. Прекращение кредитного договора не повлекло автоматического прекращения договора страхования. И, поскольку условия соглашения не предусматривали возврата страховой премии в случае досрочной выплаты долга банку, требования Исмагилова удовлетворению не подлежат. Мужчина обратился в Верховный суд РФ, который рассмотрел его жалобу в апреле текущего года.

Решение должно быть обоснованным
 

Судьи Коллегии по гражданским делам посчитали, что их коллеги из апелляции не обосновали свою точку зрения, нарушив положения ст. 195 (законность и обоснованность решения суда) и ч. 4 ст. 198 ГПК (содержание решения суда) и проигнорировав рекомендации постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении». Там сказано, что решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59-61, 67 ГПК), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Этим требованиям апелляционное определение не отвечает.

"Суд, сославшись на то, что договором страхования не предусматривался возврат уплаченной страховой премии, не привел доказательства, на которых были основаны соответствующие выводы суда, что повлекло за собой вынесение решения, не отвечающего требованиям ст. 195 и 198 ГПК РФ", – сказано в определении ВС.

Между тем п. 6.5 договора страхования и п. 9.1 Правил кредитного страхования от несчастных случаев и болезней, утвержденных генеральным директором ООО СК «Согласие» 1 декабря 2009  года, предусматривают прекращение действия страхового договора, если возможность наступления страхового случая отпала, и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. Списка "иных обстоятельств" страхователь не приводит. При этом п. 9.3 Правил страхования оставляет за страховщиком возможность вернуть уплаченные по договору деньги, если риск наступления страхового случая пропал.

"Суду следовало дать оценку взаимосвязанным положениям указанных выше договора страхования и Правил страхования и установить, какие случаи прекращения договора страхования вследствие невозможности наступления страхового случая были предусмотрены конкретным договором страхования, и могло ли досрочное прекращение договора страхования вести к возврату страховой премии", – считает ВС, направивший дело на повторное рассмотрение в апелляцию.

Что говорят эксперты
 

Эксперты, опрошенные "Право.ru", точку зрения ВС поддерживают, считая, что апелляция была не права. Однако некоторые из них полагают, что для формирования практики было бы полезнее не отправлять дело на пересмотр, а принять по нему окончательное решение, указав, можно ли вернуть потраченные на страховку средства или их часть, если кредит погашен досрочно.

"При рассмотрении этого дела ВС РФ мог сформировать единообразную практику применения ст. 958 ГК РФ, ответив на вопрос о том, прекращается ли договор страхования после досрочного погашения кредита, однако сфокусировался на процессуальных нарушениях и не высказался о правильности применения норм материального права. Подобная позиция может быть воспринята судами в качестве «молчаливого» согласия с позицией суда апелляционной инстанции, что лишь усилит правовую неопределённость", – считает Юлия Лысова, адвокат Forward LegalВ то же время, по ее мнению, высокой оценки заслуживает требование ВС о необходимости соблюдения императивного требования к обоснованности судебного акта. "Такая позиция имеет положительное значение для формирования практики всестороннего рассмотрения дел и, как следствие, принятия справедливых судебных актов. Ее развитие может исключить «формальную» оценку судами доказательств по аналогичным спорам, что на практике приводит к ущемлению законных прав и интересов страхователей", – говорит адвокат.

Лада Горелик, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры», указывает, что в данном случае истинным мотивом, побудившим заемщика заключить договор страхования, был мотив получения кредита, а не страхование жизни или здоровья. "Очевидно, что условием выдачи кредита являлось заключение заемщиком договора страхования с определенной страховой компанией. Таким образом, добровольность заключения договора страхования и несения заемщиком значительных расходов на выплату страховой премии изначально сомнительна, так как страхование по сути было навязано банком. Такая практика заключения договоров страхования распространена, давно известна и часто вызывает бурю эмоций у заемщиков", – констатирует она.

По условиям кредитного договора при наступлении смерти либо инвалидности заемщика страховщик обязался произвести банку страховую выплату в пределах непогашенной задолженности заемщика перед банком. Таким образом, исходя из обстоятельств дела, единственным выгодоприобретателем по страховым выплатам в размере непогашенного кредита являлся именно банк. Поскольку заемщик досрочно погасил кредит, возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось. Исполнение договора страховой компанией больше не представляется возможным, фактически договор прекращен по причинам, не связанным с досрочным отказом заемщика или банка от договора страхования.

Договором страхования и Правилами также определено, что договор прекращается, если возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. "При этом договором и Правилами не определен перечень конкретных обстоятельств, а норма п. 1 ст. 958 ГК РФ, по всей видимости, воспринята ВС РФ как диспозитивная, то есть не содержащая исчерпывающий перечень обстоятельств. Такое основание для прекращения договора дает заемщику право требовать возврата пропорциональной части страховой премии (п. 3 ст. 958 ГК РФ)", – предполагает адвокат. 

При этом Горелик считает, что решение ВС о направлении дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции "вряд ли оправдано", поскольку судьи имели как полную картину происходящего, так и возможность рассмотреть спор по существу, что явилось бы основанием для формирования судебной практики по подобной категории дел в дальнейшем.

"Уплатой заемных средств истец полностью лишил смысла договор страхования в пользу банка, – соглашается адвокат Алексей Михальчик, который оценивает ситуацию оптимистичнее, чем коллеги. – ВС привел положения закона и правил страхования, которые, в своей взаимосвязи, должны были быть положены в основу решения в пользу страхователя". С его точки зрения, большее удивление вызывает решение апелляции, которая подошла к разрешению спора формально, без учета особенностей доказывания по таким делам. "Именно на ответчике лежала обязанность наличия императивного и недвусмысленного положения договора с истцом, указывающего на невозможность его досрочного расторжения по конкретным основаниям", – говорит он.

Светлана Тарнопольская, партнёр КА "Юков и партнёры", также думает, что премию страховщику все же вернут, что станет уроком для страховых компаний. "Не исключено, что по результатам рассмотрения этого дела страховые компании будут внимательнее относится к формулированию условий договоров, чтобы в случае досрочного возврата кредита страховая премия «в неиспользованной части» не возвращалась заемщику", – предполагает юрист.