Сюжеты
24 октября 2017

ВС разобрался, может ли банк блокировать карту клиента за подозрительные операции

ВС разобрался, может ли банк блокировать карту клиента за подозрительные операции
Фото с сайта www.kompasiana.com

Гражданская коллегия Верховного суда разобралась, может ли банк блокировать карту клиента, если замечает подозрительные операции. Спор возник между "Бинбанком" и его клиентом, которого кредитная организация заподозрила в отмывании денег (дело № 11-КГ17-23). То, что аргументы банка вообще сочли значимыми в ВС, говорит о стремлении суда соблюсти интересы государства к борьбе с отмыванием средств, считают эксперты. До настоящего момента не до конца сформированная практика в подобных делах складывалась в пользу граждан, однако на этот раз ВС не стал занимать проклиентскую позицию.

Банки всё чаще отказывают клиентам в проведении операций по счету, которые кредитная организация считает подозрительными. Как правило, речь идет о перечислении денег на счета третьих лиц или выдаче наличных. Это связано с усилением контроля государства за финансовыми операциями граждан и организаций и противодействием «обналичиванию» денег и выводу их из-под госконтроля, в том числе с помощью "антиотмывочного" закона 115-ФЗ, говорит Анна Афанасьева, юрист "Хренов и партнеры". Если у банка возникают подозрения, что операция совершается для отмывания преступных доходов или финансирования терроризма, он вправе запросить дополнительные документы, подтверждающие операцию, и полностью приостановить операции по счету, разъясняет Афанасьева. Это не будет считаться нарушением договора с клиентом. Но что если подозрения банка безосновательны, а клиент длительное время лишен доступа к счёту без веских оснований? В схожей ситуации разобрался Верховный суд.

Что случилось?

В июле 2017 года на счёт Николая Суркова и шестнадцати других клиентов "Бинбанка" поступили деньги от компании "Азимут-торг". Сурков получил на карту 74 300 руб., а общая сумма перечислений от компании составила более 1 млн 200 тыс. руб. Основание для перевода было обозначено как "возврат неиспользованных средств из соцсети "ВКонтакте". "Бинбанк" начал проверку по подозрительной транзакции. Сама фирма "Азимут-торг", от которой поступали платежи, сильно походила на однодневку: она была зарегистрирована по адресу массовой регистрации, создана незадолго до перевода средств. Оказалось, что подобные переводы Сурков получал не впервые и пришедшие ему суммы сразу снимал. То, что деньги на карты физлиц поступали неоднократно, может свидетельствовать об использовании карты в предпринимательских целях, решили в банке и заблокировали карту клиента. Тогда Сурков подал заявление о закрытии счета и переводе средств в "Райффайзенбанк". Заявление в банке проигнорировали. Требования выполнили лишь через месяц после повторного обращения клиента.

Сурков потребовал от "Бинбанка" компенсировать ему нарушение срока выдачи наличных и закрытия счета. В суде он попросил неустойку в 71 300 руб., моральный вред в 5000 руб. и потребительский штраф.

В обоснование своей позиции банк утверждал, что заморозил операции до предъявления документов, подтверждающих происхождение денег. Однако подтвердить наличие запроса в банке не смогли. Также банк не направил истцу ответ на заявление о закрытии счёта. В итоге две инстанции – Вахитовский районный суд Казани и Верховный суд Республики Татарстан (дело № 33-22168/2016) – встали на сторону клиента. Требования Суркова удовлетворили частично, взыскав с «Бинбанка» неустойку в размере 71 328 руб., возмещение судрасходов – 1500 руб., 500 руб. за моральный вред и штраф – 35 664 руб. Суды обратили внимание, что незаконность операций банк не доказал. Также банк не доказал, что направлял необходимый для длительной (более 5 дней) блокировки запрос в Росфинмониторинг для того, чтобы получить постановление о приостановлении банковских операций истца, говорится в определении ВС Татарстана.

"Суды руководствовались тем, что банк – это обслуживающая финансовая организация, которая оказывает услуги и действует в интересах своих клиентов. Банки наделили полномочиями по финансовому мониторингу, но по своей сути это функции других государственных структур: налоговой, росфинмониторинга и следственного управления", – поясняет Дмитрий Терентьев, партнер правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры".

Тем не менее Верховный суд решил заслушать доводы банка, что само по себе уже значимо для кредитных организаций, которые в подобных спорах часто проигрывают. Интерес ВС к этому делу сводится к тому, чтобы соблюсти интересы государства в рамках правого поля, считает Дмитрий Терентьев: "Очевиден интерес государства к проблеме отмывания денежных средств. ЦБ России может отозвать у банка лицензию, если тот будет выдавать деньги всем подряд, не проверяя законность получения и происхождения денежных средств и не исполняя таким образом 115-ФЗ."

Новости Право.ru

quotЕсли банк не запросил документы у клиента, который захотел снять крупную сумму, то он однозначно не вправе был удерживать средства. И если даже и запросил, но клиент подал заявление на расторжение счета, банк в любом случае обязан их ему вернуть. Банк может внести такого клиента в черный список и в дальнейшем не открывать ему новые счета, но удерживать деньги однозначно не вправе.

Дмитрий Терентьев, партнер правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры"

Права банка и клиента: нужен баланс

В том, можно ли заблокировать счет клиента, основываясь только на подозрениях, и грозит ли ответственность банку за нарушение процедуры возврата средств, разобралась коллегия ВС по гражданским спорам в составе судей Вячеслава Горшкова, Елены Гетман и Андрея Марьина (дело № 11-КГ17-23). 

Сурков, направивший возражение на кассационную жалобу, обращал внимание, что в случае подозрительных операций банк может приостановить операции по счету сроком до 5 рабочих дней, однако если после этого срока специального постановления о приостановке операций на дополнительный срок от Росфинмониторинга не поступило, банк обязан исполнить требования клиента. Представитель банка, в свою очередь, ссылалась на 115-ФЗ и внутренние правила кредитной организации.

В заседании представитель банка настаивал, что к отношениям между клиентом и банком надо применять не закон о защите прав потребителя, а нормы ГК, а оснований для взыскания не было: ведь клиенту заблокировали карту, а не счёт. Однако после вопросов судей выяснилось, что блокировка карты Суркова неизбежно повлекла за собой ограничения в распоряжении средств: даже если бы клиент пришел в банк лично, деньги бы ему не выдали, поскольку блокиовка произошла по решению внутреннего финмониторинга банка. "Перевести деньги на другой счёт возможность была, что и было сделано позже", – настаивала представитель банка. При этом банк опирался как на 115-ФЗ, так и на закон о национальной платежной системе, поскольку речь шла о карте, говорила представитель кредитной организации.

Коллегия доводы банка поддержала и постановила отменить апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан и направить дело на новое рассмотрение в апелляцию. Решение ВС РФ предсказуемо, считает Светлана Тарнопольская, партнер КА "Юков и партнёры". Однако четкую тенденцию в такого рода спорах выделить сложно: когда речь идет о балансе частного (клиентов банков) и общественного (функция государства по противодействию незаконным финансовым операциям) интереса, заложниками которого становятся банки, вообще не может быть единого подхода при рассмотрении дел, считает Тарнопольская. "В конечном итоге каждое такое дело должно рассматриваться строго индивидуально, отвечая на главный вопрос, были ли операции, которые приостановил банк, законными. На необходимость такого детального анализа ситуации, полагаю, и укажет ВС РФ, мотивируя свое решение".

Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners, также отмечает необходимость найти баланс интересов в подобных спорах.

Новости Право.ru

quotС одной стороны, банк не вправе препятствовать распоряжению деньгами клиента, это непререкаемое право клиента банка. С другой стороны, банк обязан соблюдать антиотмывочный закон, правопорядок должен препятствовать легализации средств, полученных преступным путем. Верховному Суду РФ важно сбалансировать эти две ценности. Следует дать банку возможность блокировать средства при наличии подозрений, но выработать признаки такой подозрительности, строго ограничить по срокам блокировки, незамедлительно уведомлять о происходящем клиента и т. д. Любое нарушение процедуры и критериев должно влечь безусловную ответственность банка.

Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners