ПРАВО.ru
Судьи
25 июля 2019, 16:13

Тяжелый случай: ВККС вернула должность председателю суда

Тяжелый случай: ВККС вернула должность председателю суда
Высшая квалифколлегия судей вернула должность председателя Центрального районного суда Челябинска судье Рамзие Лутфуллоевой. Судью, которая считалась одной из лучших работников облсуда, поставили возглавлять райсуд, чтобы навести там порядок. Сделать это получилось, но после двух лет успешной работы в региональный Совет судей на нее пожаловался аноним, а затем и несколько коллег. Это совпало с ее попыткой вернуться работать в облсуд, где успел смениться председатель, а также с рассмотрением одного из дел, интересантом по которому был депутат Госдумы. Об их беседе судья рассказала на заседании квалифколлегии. В ходе заседания ВККС стало понятно, что ни одна из жалоб на главу райсуда не подтвердилась.

От секретаря до главы суда

Рамзия Лутфуллоева – судья с 18-летним стажем. Она начинала работать в судебной системе в 18 лет секретарем, была мировым судьей и работала в Центральном райсуде Челябинска. В 2012 году она перешла в Челябинский областной суд. Тогда его возглавлял Сергей Минин. Именно он, по словам Лутфуллоевой, предложил ей какое-то время поработать председателем в районе, чтобы навести там порядок и наладить работу. 

В 2016 году – год, когда ее признали лучшей судьёй Челябинского облсуда – Лутфуллоева перешла в райсуд. Его показатели, прозвучало на заседании ВККС, существенно улучшились за время ее руководства. Как рассказала судья, через какое-то время Минин предложил ей вернуться на прежнее место. Но когда был объявлен конкурс, руководитель уже поменялся. Минин получил назначение председателем вновь созданного Седьмого кассационного суда в Челябинске. А кресло председателя занял Вячеслав Малашковец – его заместитель.

По словам Лутфуллоевой, для нее проблемы начались с момента, когда Малашковец узнал о ее планах участвовать в конкурсе на пост зампреда. Глава облсуда не поддержал эту идею, хотя, как отмечала судья, никаких неприязненных отношений между ними до этого не было. Напротив, раньше он видел в ней единомышленника. Сейчас же Малашковец заявляет, что Лутфуллоева «не должна работать руководителем». 

Несмотря на негативную реакцию, отзывать заявление на вакансию она не стала. Как признала судья, делать это было уже бессмысленно, потому что никакого позитивного сценария для себя она не видела (в итоге Лутфуллоеву не рекомендовали – подробнее об этом в материале «ВККС выбрала зампредов в суды общей юрисдикции»). После того как о планах участвовать в конкурсе стало известно, на судью пожаловались в Совет судей. Жалоба была анонимной. Но в нарушение процедуры («анонимки» не должны рассматриваться) Совет судей Челябинской области под председательством Александра Зимина начал по ней проверку.

Проступка нет, должности тоже

18 декабря 2018 года глава Совета судей Челябинской области направил в ККС обращение. Он просил прекратить председательские полномочия Лутфуллоевой и привлечь ее к дисциплинарной ответственности. Обращение удовлетворили частично: в ККС согласились лишить Лутфуллоеву места председателя, но не нашли дисциплинарного проступка. Лутфуллоева обжаловала решение в ВККС. «Мне было нелегко принять это решение, но ко мне пришли судьи и попросили обжаловать», – призналась она.

Лутфуллоева отметила, что ей не сообщили о проверке, на заседании ККС не приобщали доказательства, при том что доказательства Совета судей приобщались, а заключение комиссии, рассмотревшей вопрос, поступило на день позже проведения заседания Совета судей по ситуации. Состав членов ККС после отложения вопроса менялся.

Одним из основных аргументом стало то, что Совет судей нарушил порядок проведения служебной проверки. Проверка началась по анонимной жалобе, что недопустимо, отметила судья, после чего председатель начал вызывать к себе судей и брать с них объяснения. Если бы анонимная жалоба не была принята к производству, то никаких заявлений от судей бы не поступило, заметила Лутфуллоева: «Даже при Петре I – тогда это называли подмётными жалобами – «анонимки» не принимали. Мне кажется, я единственный судья, по которому анонимную жалобу приняли, провели непонятную проверку и вышли с вопросом на заседание Совета судей».

Жалобы на председателя

Недовольные председателем нашлись быстро. В Совет судей поступили заявления от трех коллег Лутфуллоевой: Инны Марковой, Елизаветы Котляровой и Олеси Кокоевой

Инна Маркова жаловалась на смену специализации с уголовной на гражданскую. Такую перемену она сочла незаконной, хотя, как впоследствии не оспаривала ККС, нарушений тут нет: смена специализации была в рамках полномочий председателя. Лутфуллоева в ходе заседания ВККС объяснила ситуацию: Маркова не могла рассматривать дела с участием ФСБ, где работает ее родной брат. По словам председателя, именно рассмотрение дела с участием брата помешало Марковой занять должность зампреда райсуда в 2017 году – ее не рекомендовали из-за конфликта интересов, «она рассмотрела дела с участием брата и 40 материалов». Совет судей также давал заключение по этому поводу и рекомендовал Марковой не рассматривать дела с участием ФСБ. В итоге из-за «неудобного» родства приходилось передавать такие дела, автоматически распределенные Марковой, другим судьям, а технической возможности поставить «фильтр» на УФСБ в системе распределения дел нет. Это вызывало недовольство как сторон, так и других судей, которым, по сути, приходилось заниматься чужой работой. В результате было решено сменить специализацию, пояснила Лутфуллоева. В числе дел Марковой было и дело агрохолдинга «Здоровая ферма». «Она приняла дело и рассмотрела, а там были доказательства от УФСБ России по Челябинской области», – отметила председатель суда. В итоге поступила жалоба от потерпевшей стороны о том, что Маркова не имела права рассматривать это дело. Агрохолдинг, о котором идет речь, некогда контролировался депутатом Госдумы Олегом Колесниковым. С ним, как выяснилось в ходе заседания ВККС, Лутфуллоевой довелось пообщаться лично. 

Что касается двух других судей, то Котлярова жаловалась на неравномерное распределение дел, а Кокоева – на неправильное распределение премий. В ходе заседания ВККС представители ККС региона, Елена Сушкова и Наталья Козина, вынуждены были признать: доводы судейских жалоб не подтвердились. «Но почему-то у них стали брать объяснения об обстановке в суде», – заметила в ходе выступления Лутфуллоева.

Судья Маркова указывала, что Лутфуллоева якобы имела интерес к делу о «Здоровой ферме» и давала ей указания по этому поводу. Но сама председатель указывает, что в даты, которые приводит Маркова, она была в отпуске, а не в суде. «Я представляю доказательства, а верят почему-то судье Марковой, которая говорит, что я из отпуска выходила. Да не выхожу я из отпуска», – заметила председатель. Но позже ситуация предстала в другом свете. Именно Марковой хотели передать дело на рассмотрение, заметила судья: «Я замечала, что защита судьи Марковой в этой истории происходит в обмен на передачу дела именно ей». 

«Неустановленное лицо» депутата Колесникова

Уголовное дело в отношении бывших руководителей «Здоровой фермы» появляется в дискуссиях ВККС не впервые – оно уже упоминалось в ходе обсуждения кандидатур судей весной этого года. Но на этот раз контекст оказался шире.

Лутфуллоева указывала, что поясняла членам ККС региона: «анонимка» в Совет судей может быть местью, связанной с работой. То есть именно тем, от чего ККС должна защищать. «Меня не услышали», – признала судья. Однако услышать то, что не довелось коллегам из региона, предложили членам Высшей квалифколлегии. На заседание судья представила аудиозапись ее разговора с Олегом Колесниковым, депутатом Госдумы, членом партии «Единая Россия», от 27 декабря 2018 года. Судья объяснила, что не сделала этого раньше, поскольку не знала, куда идти с записью, учитывая ситуацию в регионе и статус собеседника.

«Мне вообще непонятно, что нужно было делать с этой аудиозаписью, чтобы себя защитить. Я единственный способ нашла – это принести ее сюда, в Высшую квалифколлегию. Куда мне ее надо предоставлять, чтобы мне не угрожали? А депутат Колесников находится в комитете по противодействию коррупции, но вмешивается в судебную систему», – сказала Лутфуллоева.

«Эта аудиозапись наглядно демонстрировала как причину незаконного прекращения мне полномочий председателя суда, так и методы и приёмы, которые были использованы для этого. Депутат Колесников в деле о «Здоровой ферме» являлся «неустановленным лицом». Это подтверждает судья Маркова в своих пояснениях. Это протокол заседания ККС от 19 апреля. Маркова дает объяснения, что неустановленное лицо – это депутат Государственной думы. Ему тогда «Здоровая ферма» и принадлежала. Всё это можно спокойно проверить в интернете. До указанного разговора мы с ним не были знакомы абсолютно. И сам он об этом мне заявляет. Более того, рассказывает, как пытался познакомиться со мной, но у него это не получалось. Впоследствии именно он мне говорит о том, что являлся свидетелем разговора о необходимости передачи дела судье Марковой, и о том, как это указание я не исполнила. И за это меня и съели – это его слова», – рассказала судья. 

Должность
Председатель суда
Коллегия
По уголовным делам

В разговоре депутат говорил, что у нее нулевые шансы остаться председателем, а впоследствии и судьей, поделилась Лутфуллоева. «Он рисует мое будущее как человека прокаженного, выброшенного на улицу с «волчьим билетом», не встроившегося в систему», – цитирует она телефонный разговор. Колесников же предлагал ей отозвать заявление на должность зампреда облсуда, заметила она, и сообщал о возможном возбуждении против нее уголовного дела по «мертвым душам» – о фиктивном трудоустройстве в райсуде. Все методы и способы были задействованы, заметила судья: это и публикации в СМИ, и возбуждение уголовного дела против ее мужа о ДТП при несогласии потерпевшего. Также глава Совета судей Челябинской области Зимин обращался в СК, чтобы найти факты фиктивного трудоустройства. Но сделать это не получилось, рассказала председатель: «Все были живые, все работали». Этот же депутат говорит, что в суде есть судьи, которых попросишь, а они скажут то, что надо, продолжила она: они нашлись и сказали. 

«Он же говорит, что если покаяться (не важно, в чем), то можно сделать несколько статей в СМИ и все заглушить. Теперь ясно, кто инициировал все эти статьи. Всё это прямая угроза для меня», – подытожила судья. Она признала: всё случилось так, как говорил депутат.

Дело против мужа и машина «в личных целях»

Судья также рассказала подробности о ДТП с участием ее мужа. По ее словам, потерпевший в ДТП отказался считать себя таковым, а результаты экспертизы показали, что предотвратить столкновение было невозможно, однако дело все равно завели. Более того, в июне 2018 года в Совет судей поступила анонимная жалоба некоего Сидорова, в которой говорилось, что за рулем была сама судья. Оказалось, что у Лутфуллоевой даже нет водительского удостоверения. Но проверка по ДТП была проведена. 

ККС региона вменила судье то, что она не приняла меры для объективного расследования. «Позвольте, я не участник ДТП, я никто в этом деле. Как я могла принять меры? Меня бы потом обвинили в злоупотреблении полномочиями», – заметила судья. В итоге было вынесено постановление о прекращении уголовного дела. Но по совпадению его отменили прямо перед заседанием в ВККС. «Это очередной ход, чтобы спасти решение ККС, в котором на это постановление ссылаются», – сделала вывод судья. Она заметила, что в представлении Совета судей вопрос вообще не поднимался, но ККС отметила его в решении, тем самым выйдя за пределы представления. 

Последним аргументом против судьи оказалось использование служебной машины в личных целях. К делу привлекли водителя, который написал, что судья просила его забрать детей. Согласно объяснению председателя, показания фактически были получены шантажом: «Председатель Совета судей Челябинской области Зимин вызвал водителя к себе и сказал: «У тебя в АС в составе судьи Котлярова (Николай Котляров – предсостава АС Челябинской области), мужа судьи Котляровой, которая написала жалобу, сын работает помощником. Если хочешь, чтобы у него все было хорошо, то пиши объяснения на председателя». Никаких доказательств – видеофиксацию – никто не запросил», – рассказала судья.

Споры о качестве

В вину Лутфуллоевой вменяли то, что в 2018 году качество работы в суде под ее руководством снизилось. Но и тут всё оказалось неоднозначно. «На 22 октября 2018 года качество работы по суду составляло 84% по гражданским делам, а по уголовным делам оно было выше среднеобластного. И в этот день я попросила справку для участия в конкурсе ВККС. После чего провели проверку суда и качество изменили», – поделилась еще одним аспектом проблемы судья.

По итогам этих изменений статистика оказалась не в пользу суда. Дело в манипуляциях с подсчетами, уверена председатель. По ее словам, ее коллеги писали обращения по поводу спорного вопроса стабильности судебных актов. Так, если приговор одному из группы подозреваемых отменен, в «брак» ставят и всех остальных. В итоге качество резко падает, привела пример Лутфуллоева. То же самое произошло, когда апелляция снизила назначенную компенсацию морального вреда по одному из дел. «Суд четко работает, налажено аудиопротоколирование, в 10 раз в суде уменьшилось число дел «свыше шести месяцев», то же самое – по уголовным делам. А теперь меня обвиняют, что я ненадлежащим образом исполняю обязанности», – недоумевала она.

Ничего личного

Судья также предвидела другой возможный вопрос, который уже звучал в ВККС, как работать, если председатель облсуда не хочет вас видеть. Она снова подтвердила, что конфликта с Малашковцом у нее не было. А опыт рассмотрения трудовых споров показывает: люди и после восстановления могут спокойно работать дальше. 

«Мы же рассматриваем вопрос не о расторжении брака, а о прекращении полномочий председателя суда. Мы не супруги – это работа, государственная служба. Я не могу нравиться всем, мне тоже может кто-то не нравиться, но мы все на работе. И председатель суда субъекта – это не губернатор, при смене которого меняется вся команда», – заметила судья.

Историю хочется закончить, ведь она подорвала здоровье, призналась Лутфуллоева: «Очень тяжело». Она привела пример: сестра одной из судей покончила с собой из-за рабочих вопросов. «В этот день ко мне пришла судья Маркова и сказала: «Видите, похоронили сестру. Я вижу, в каком Вы состоянии, у Вас двое детей, мне Вас жалко, я боюсь, как бы Вы с собой что-нибудь не сделали». Судья Маркова, рассмотревшая дело «Здоровой фермы», понимала, что ее действия могли довести до самоубийства слабого человека, сделала вывод Лутфуллоева. Кстати, именно такая история в мае 2015 года случилась с помощником депутата Колесникова Сергеем Цеплуховым – по данным ряда СМИ, соучредителем компаний, связанных с предприятиями «Здоровой фермы». Непонятно, был ли его вопрос «рабочим»: он покончил с собой сразу после выхода из СИЗО, где дал показания на депутата.

Острые вопросы без ответов

Выступление представителей ККС было достаточно коротким. Они опровергали слова Лутфуллоевой и заявляли: ощущение, что речь в представлении и на заседании идет о разных людях и судах. Кроме того, члены ККС подчеркнули: они приняли меры, чтобы опросить всех судей суда, а не только тех, кто пожаловался. Однако никто не пришел «и не сказал ни одного доброго слова» (сама Лутфуллоева говорила обратное: на одно из заседаний, в декабре, приходили ее коллеги, но им не дали слова), а из бесед с оставшимися сделали вывод о глубоком конфликте в суде. После очень кратких пояснений именно ККС оказались адресованы самые острые вопросы. 

Галина Гулякова, предсостава 17-го ААС, попросила присутствовавших однозначно ответить, подтвердился ли хоть один из доводов, указанных в решении против Лутфуллоевой. После нескольких уточняющих вопросов оказалось, что жалобы фактически ничем не подтверждены, как и информация об «использовании автомобиля». 

Вопрос от Гуляковой коснулся и возможных действий судьи в ситуации дела против ее мужа.

– Что она должна была сделать на тот момент, когда вы приняли решение? Что должен сделать любой судья? 

– Надо было настоять на проверке.

– В каком виде и где? Если член семьи судьи попал в ДТП – судья же не может вмешаться в расследование, что ему делать? Что она не сделала, а должна была? 

– Действовать в порядке ст. 144–145 УПК.

 – А в этом случае вы не вменили бы ей использование служебного положения? – последний вопрос Гуляковой остался без ответа.

Вопросы задала и Инна Самылина, председатель Новгородского областного суда. «Переход из облсуда председателем в райсуд – это понижение или оказание доверия?» – поинтересовалась она. «Какое же это понижение?» – отреагировали представители ККС. «То есть она была на хорошем счету, доверили ей суд, – продолжила свою мысль Самылина. – А что произошло за два года, были ли сигналы». «В ККС заявления не поступали, в том числе из Совета судей», – признали члены ККС Челябинской области.

Самылина отметила и другой момент: «Считается, что Совет судей – наш профсоюз для защиты судей и председателей, что сделано для урегулирования конфликта? Никто не пришел, а вы к ним в суд сходить? Сначала предпринимается всё, чтобы помирить стороны». Всплыл и вопрос о «фильтре» для председательских представлений. «Председатель – частное мнение. Несколько фильтров корректируют его позицию. Вы говорите: фильтры есть, но что за фильтры, которые не проверили, но подписали?». Никакого внятного ответа на эту реплику тоже не последовало.

Другие вопросы были заданы самой судье. Так, судья ВС Владимир Попов поинтересовался о рассмотрении Советом судей Челябинской области «анонимок»: «Вы обжаловали постановление Совета судей?». «Я жаловалась, мне разъяснили, что отменить его можно только на конференции Совета судей Челябинской области. Я не могу созвать такую конференцию», – пояснила судья. 

Также в ВККС поинтересовались мнением Лутфуллоевой о том, не перегнула ли она с наведением порядка. Но председатель так не считала: по многим вопросам она могла выйти с представлением в ККС, но предпочитала решать вопросы переговорами с судьями.

Совещание ВККС было не слишком долгим. Жалобу судьи удовлетворили, вернув ей должность председателя.