Новости
19 мая 2017

Андрей Миконин: "Главным поставщиком судебных актов становятся дела о банкротстве"

Андрей Миконин: "Главным поставщиком судебных актов становятся дела о банкротстве"

На Петербургском Международном Юридическом Форуме 2017 партнер "S&K Вертикаль" Андрей Миконин рассказал "Право.ru" о работе арбитражных судов и своих опасениях относительно Экономколлегии Верховного суда.

Назовите наиболее яркие, на ваш взгляд, арбитражные споры последних лет и прокомментируйте их.

– ВС плодотворен, обстоятельства многих рассмотренных споров становятся предметом широкой дискуссии, начиная с кружков по гражданскому праву и заканчивая публичными заявлениями ведущих юристов. На мой взгляд, наиболее интересны споры о недвижимости и об отдельных вопросах в банкротстве. Это сегодняшний локомотив для понимания стабильности гражданского оборота, и любое изменение чувствительно как для его участников, так и для юристов. Выделю, пожалуй, разрешенный в начале года ВС вопрос об арестном залоге в банкротстве (№ А11-9381/15). Толкование п. 5 ст. 334 ГК давно было необходимо, поскольку залог в банкротстве является образующим элементом для всех субъектов процесса (от банков до арбитражных управляющих) как с точки зрения получения выгоды, так и с точки зрения структурирования своей деятельности на долгосрочные будущие периоды. Неясности в таком вопросе дорого обходятся гражданскому обороту. Близко к нему также стоит вопрос о судьбе ареста имущества в порядке УПК в связи с процедурой банкротства, но он еще ждет своего разрешения. Также, с точки зрения стабильности гражданского оборота, при вопросе о самом ярком юридическом впечатлении от результата арбитражного процесса в первую очередь приходит в голову способ применения исковой давности в деле с АФК "Системой" по акциям "Башнефти" (конец 2014 года). После того, как допускаешь хотя бы гипотетическую возможность такого толкования, приходится много переосмыслить.

Как вы оцениваете систему арбитражных судов современной России?

– Система арбитражных судов современной России стабильна уже достаточно много лет. По всем категориям споров есть эффективные четыре инстанции, реже три, что компенсируется досудебным разбирательством спора, например, административным. Не во всех правовых системах можно отыскать такое количество эффективных инстанций, что для нас и плюс, и минус одновременно, так как в случае с отечественной системой страдает принцип стабильности судебного акта.

С учреждением Экономической коллегии ВС были опасения за систему, но они быстро рассеялись. Судебная инстанция справилась с ролью генератора тезисов, корректирующих юридическую практику. С точки зрения системы, сегодня наиболее интересно наблюдать за будущей судьбой такой инстанции, как надзор Президиума ВС. Так почему бы со временем не получить уже пять эффективных инстанций, если того требует качество судебных актов?

 Какие тенденции в решениях арбитражных судов наблюдаются в последнее время?

Тенденции работы арбитражных судов определяются увеличивающимся потоком разбирательств, где главным поставщиком судебных актов становятся дела о банкротстве. В связи с этим норма о возможности сторон предоставить судье проект постановления все больше находит отклик в практике судей. Почему нет, если счет определениям в одном судебном деле о банкротстве может идти на тысячи? Негативная тенденция здесь состоит в том, что при таком потоке анализ бухгалтерского учета судами часто подменяет собой гражданское право, требующее гораздо более бережного отношения и времени. Это видно, например, из практики применения главы 3.1 закона о банкротстве.

 Каких законов/норм права не хватает сейчас для эффективной работы арбитражных судов?

Для эффективной работы арбитражных судов все нормы есть. Сроки в основном выдерживаются, судебные акты достаточно прогнозируемы, а информация о процессах и хозяйственной судьбе их участников открыта. Острый вопрос по-прежнему – личная ответственность руководителей юридических лиц, арбитражных управляющих. Критерии анализа разумности и добросовестности действий таких лиц еще далеки от совершенства, что заставляет суд так или иначе становиться ревизором бизнес-решений управляющих компаниями лиц. Это вопрос гражданского оборота, когда добросовестность участия в нем физических лиц ставится в зависимость от оценки их действий ex post. Не всем хочется участвовать в таком обороте, когда действительные последствия своих действий для себя лично можно понять только из судебного акта.