АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за май

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за май
Фото Право.Ru

АС МО разобрался в деле предпринимателя, который жаловался на столичных адвокатов, хитростью отнявших у него бизнес. Сначала они запугали его уголовным преследованием по налоговым статьям, потом провернули продажу доли подставной фирме. Такова была версия истца, который хотел через суд вернуть свой бизнес. Первая инстанция иск отклонила, вторая удовлетворила. Но АС МО объяснил, почему его не устроили оба решения, а дело надо пересмотреть. Этот и другие споры в традиционной ежемесячной подборке практики московской кассации.

Квалифицированный отъем бизнеса

Кассационный суд разобрался в ситуации, которую истец Павел Зубков назвал “рейдерским захватом с участием адвокатов”. Будучи единственным учредителем «Консалт-Риэлти» (имеет 6,6 тыс. кв. м в центре Москвы на праве аренды), Зубков обратился в московскую коллегию адвокатов “Вектор права” за налоговой консультацией. По его словам, там адвокаты Константин Скрыпник, Алексей Ахмылов и Вадим Мышлявкин напугали клиента, что положение фирмы ужасно и ее надо срочно продать, пока не начались уголовные дела. Бизнесмен решил последовать их совету и и попросил помощи в оформлении договора с выбранным покупателем компанией «Весторг БК». По утверждению бизнесмена, он доверял адвокатам и поздно понял, что они его обманули: зарегистрировали подставную компанию с таким же названием и провернули сделку с помощью доверенности, которую клиент выдал их человеку. Документы Зубкову, по его словам, на руки не передавали и показывали выборочно. В результате он так и не получил 5 млн руб. за свою долю, после чего отправился в суд с требованием признать куплю-продажу недействительной (дело № А40-116663/2016).

Арбитражный суд Москвы отклонил его требования, но 9-й Арбитражный апелляционный суд согласился с истцом, что сделка была совершена под влиянием обмана. Когда Зубков выдавал доверенность на продажу компании «Весторгу БК», "подложной" компании с таким названием еще не было  ее зарегистрировали позже. Из текста самой доверенности следовало, что бизнесмену было "все равно, на каких условиях он лишится имущества", решила апелляционная коллегия под председательством Татьяны Лялиной. Она приняла к сведению и то, что  "сотрудники" адвокатов практиковали регистрацию разных компаний с одинаковыми названиями. Ответчики не смогли подтвердить, что оплатили 5 млн руб. за компанию, и не доказали своих утверждений, что Зубков “подарил ее, спасаясь от преследования”, следует из постановления апелляции.

Кроме того, в 2011 году Ахмылов уже был осужден за обман другого бизнесмена под видом юридической помощи (статьи УК “мошенничество в особо крупном размере” и “преднамеренное банкротство”). В настоящее время у него действующий статус адвоката (судя по сведениям сайтов Адвокатской палаты Москвы и Минюста).

Но кассация отправила дело на пересмотр, ведь его следовало бы рассмотреть по правилам первой инстанции (заново, а не в порядке проверки). К участию в деле надо было привлечь тех самых адвокатов, на которых жаловался Зубков, чтобы дать им возможность защитить свои права. Ведь истец перечислял их поименно и давал их действиям “негативную оценку уголовного характера”, объяснила кассация.

Непредвиденные и необоснованные расходы

Как оформить и предъявить к оплате непредвиденные расходы подрядчика, разбирались суды в деле № А40-215738/2015. В нем АО "МФС-6", построившее жилой дом по заказу “Центр-Инвеста”, взыскивало с него 16,3 млн непредвиденных затрат. Эта сумма входила в твердую цену подряда и укладывалась в лимит непредвиденных затрат, а договор не обязывал ее обосновывать. Две инстанции согласились, что этого достаточно, чтобы взыскать долг с заказчика.

Но это не может освободить его от обязанности доказывать состав и факт несения таких затрат, возразила кассация. Во-первых, их надо оформлять первичными документами в любом случае – в силу закона о бухучете. Во-вторых, если в соглашении не говорится, как предъявлять к оплате непредвиденные расходы значит, действуют общие договорные правила о затратах подрядчика. Как раз они обязывают составлять акт по форме и прикладывать к нему квитанции и чеки. Потратил ли действительно подрядчик 16,3 млн руб. и на что разберется при пересмотре дела АСГМ.

О бремени доказывания при отказе от аренды

ИП Мамедов получил право разместить торговый павильон в Серпухове под условиями, что сооружение будет отвечать определенным требованиям, а окружающую территорию он благоустроит. Через три месяца чиновники наведались с проверкой и сочли, что требований Мамедов не выполнил: вместо павильона он построил киоск (без помещения для обслуживания покупателей) и полностью не благоустроил участок. Администрация Серпухова расторгла договор и потребовала демонтировать объект. В ответ Мамедов обратился в суд (дело № А41-60619/2016).

Арбитражный суд Московской области, а за ним и 10-й Арбитражный апелляционный суд сочли, что чиновники не доказали нарушений со стороны предпринимателя. Из акта обследования было непонятно, каким именно архитектурным требованиям не отвечает объект, а территория выглядела вполне благоустроенной. Кроме того, чиновники составили акт в одностороннем порядке Мамедова и третьих лиц они не приглашали. В итоге, поскольку каждый должен доказать в суде то, что на что ссылается (ст. 65 АПК), две инстанции встали на сторону истца и признали уведомление о расторжении договора недействительным.

Администрация пожаловалась в кассацию, которая сочла, что нижестоящие суды неверно распределили бремя доказывания. Действительно, ответчик не доказал, что торговый объект не отвечает договорным требованиям, а территория не благоустроена. Но признать расторжение договора недействительным хотел Мамедов. А значит, истец должен был обосновать, что соблюдал условия соглашения, а чиновники отказались от него незаконно. Отклоняя акт обследования, суды также не учли, как распределяется бремя доказывания. Исправить ошибки предстоит АС Московской области, куда дело направили на пересмотр.

Из рук вон плохо: взыскать упущенную выгоду в подряде

Как доказать упущенную выгоду в подряде, разбирались суды в споре польской EXALO Drilling S.A, которая должна была по заказу ООО “ЕВС” выполнять работы по гидроразрыву пласта для компании «Газпром нефть Оренбург». Дело № А40-36852/16 началось с иска иностранной фирмы, которая сочла, что недополучила $1,1 млн по договору 2012 года. В ответ заказчик заявил во встречном иске целый ряд крупных убытков, которые понес из-за плохой работы подрядчика: постоянного нарушения технологий, регулярных поломок оборудования и низкоквалифицированного персонала. Из 62 гидроразрывов пласта подрядчик успел выполнить лишь 17, и то настолько некачественно, что это тормозило другие производственные процессы «Газпром нефть Оренбурга», как заявляла эта компания в своих претензиях. В итоге по ее требованию “ЕВС” в 2013 году отказалась от услуг польского подрядчика и расторгла договор. Помимо других убытков, “ЕВС” потребовала во встречном иске 56 млн руб. упущенной выгоды столько она планировала выручить за полный объем работ.

Арбитражный суд Москвы взыскал эту сумму в полном объеме, но 9-й Арбитражный апелляционный суд счел требование недостаточно обоснованным. Он исследовал переписку между EXALO Drilling S.A и “ЕВС”, в которой последняя компания отказалась от договора, но не назвала конкретной причины лишь объяснила, что от самой “ЕВС” она не зависит. “Из переписки сторон вины исполнителя не усматривается”, пришла к выводу апелляция. Она заключила, что истец по встречному иску не доказал “с разумной степенью достоверности” размер убытков и их причинно-следственную связь с плохой работой подрядчика.

Кассационная коллегия под председательством Анатолия Стрельникова признала такой взгляд на обстоятельства дела однобоким. Чтобы точно узнать, хорошо ли были выполнены работы или нет, нужно было обязательно привлечь в дело “главного” заказчика «Газпром нефть Оренбург» (как минимум третьим лицом). Узнать, какие он предъявлял претензии и почему потребовал у контрагента перестать сотрудничать с EXALO Drilling S.A. Кроме того, апелляция упустила факт, что однажды “ЕВС” оплатил штраф за простой, допущенный польской фирмой. Мнение конечного заказчика выяснит при новом рассмотрении дела Арбитражный суд города Москвы.