АС Московского округа исправляет ошибки: пять самых интересных дел за июнь

АС Московского округа исправляет ошибки: пять самых интересных дел за июнь
Фото Право.Ru

Окружная кассация разрешила взыскать судебные расходы на штатного юриста компании. В другом деле суд обнаружил коллизию норм, которая не позволяла истцу по встречному иску соблюсти два процессуальных срока в упрощенном производстве. АС МО разрешил коллизию, оперевшись на принцип недопустимости злоупотребления правом. Кроме того, в июне кассация предписала пересмотреть два дела, в которых суды отказали во взыскании убытков. А еще в одном споре засомневалась, что проигравший участник аукциона смог бы получить 300% выгоды по госконтракту для больницы.

Между Сциллой и Харибдой

В одном из дел упрощенного производства № А40-127086/16 АС Московского округа обнаружил коллизию двух процессуальных норм, между которыми оказался «зажат» истец по встречному иску. «Альянс групп» взыскивал со «Стинс Коман Интегрированные решения» 1,2 млн руб. оплаты за работы, а ответчик решил заявить встречный иск из-за того, что подрядчик нарушил сроки. Но вот незадача – производство по делу уже велось. Уже начался отсчет 30-дневного срока, в течение которого стороны по «упрощенке» могут подать дополнительные документы. Он истекал 22 июля 2016 года. В то же время закон предписывал выждать 30 дней с момента направления претензии до подачи иска. Между двумя сроками «Стинс Коман» выбрал первый, и чтобы успеть подать документы, предъявил встречный иск 4 июля 2016 года – через 6 дней после того, как направил претензию (28 июня).

Поскольку он не выждал "претензионные" 30 дней, Арбитражный суд Москвы и 9-й Арбитражный апелляционный суд оставили его заявление без рассмотрения. С таким подходом не согласился Арбитражный суд Московского округа. Поскольку документы надо было предоставить до 22 июля, то, направляя претензию 28 июня, «Стинс Коман» никак не мог выдержать 30-дневный срок ожидания, сочла коллегия под председательством Анатолия Стрельникова. Само письмо с претензией не было получено и вернулось по неизвестной причине, а значит, оно считается доставленным, решил АС МО. Кроме того, акцентировал внимание суд, со дня поступления встречного иска до рассмотрения дела по существу прошло пять месяцев. Поэтому ответчик по встречному иску имел достаточно времени самостоятельно урегулировать спор, несмотря на коллизию процессуальных норм. Иной подход может привести к злоупотреблениям, предостерег окружной суд.

Штатно-внештатный юрист

Может ли штатный юрист получать дополнительную оплату за представительство в суде по гражданско-правовому договору? Вполне может, все зависит от документов и сути отношений, решил Арбитражный суд Московского округа в деле № А40-229009/15. В нем третье лицо ООО «Камчадал», "выигравшее" дело на 14,9 млн руб., взыскивало с проигравшего истца – страховой компании «Согласие» – 100 000 руб. на оплату услуг юриста Юлии Пантелеевой. Она работала по трудовому договору, но документ включал в обязанности Пантелеевой только договорную работу. На судебное представительство «Камчадал» должен был заключать с сотрудницей соглашение об оказании услуг и уплачивать отдельное вознаграждение, гласил трудовой договор.

Арбитражный суд Москвы согласился с такой формулировкой и взыскал со страховой компании 50 000 руб. с учетом того, что дело было несложное и рассматривалось недолго. 9-й арбитражный апелляционный суд, напротив, вообще отказал в компенсации. Если судится компания, интересы которой представляют ее работники, значит, она не понесла расходов на оплату услуг представителя, объяснил 9-й ААС. Гражданско-правовой договор с Пантелеевой он квалифицировал как трудовой, ведь в суды она ходит пусть и не постоянно, но в рамках трудовых отношений. А вознаграждение следует понимать как зарплату, решила коллегия под председательством Бронислава Веклича. Ее исправил АС Московского округа: он подчеркнул, что Пантелеева представляла «Камчадал» в суде на основании договора на оказание услуг. В итоге страховая компания все-таки выплатит третьему лицу 50 000 руб.

Двойное взыскание: реальное или мнимое

В вопросе добросовестности директора суды разбирались в деле № А40-68205/2016. В нем ассоциация организации электроэнергетики «Инвэл» взыскивала со своего директора Эдуарда Наумова 6,1 млн руб. убытков. Эта сумма была уплачена по договору инвестирования, который Наумов от лица «Инвэла» заключил с ООО «Электротехника». Как оказалось, сделка была притворной: под видом инвестиций в теплообменники скрывалась продажа 40% уставного капитала «Электротехники». А на это уже требовалось согласие наблюдательного совета «Инвэла», которого Наумов не получил. Поэтому в другом процессе суд признал сделку недействительной и обязал «Электротехнику» вернуть несостоявшемуся "инвестору"-покупателю полученные 6,1 млн руб. (А40-180709/14). А «Инвэл» решил, что это повод потребовать убытки с виновника-директора.

АСГМ, однако, не нашел причин их взыскать. Ведь истец не доказал, что эту сумму невозможно взыскать с «Электротехники» в другом деле. Исполлист на эту компанию выдали, судебный пристав назначил ей срок для выплаты – получается, «Инвэл» себя защитил. Наоборот, если взыскать деньги еще и с директора, это будет, по сути, двойное взыскание по одной и той же причине. Апелляция с этим согласилась, а кассация – нет. Если иное не установлено законом, кредитор может требовать от должника возмещения убытков независимо от иных способов защиты нарушенных прав, напоминается в постановлении АС МО. Однако суды установили лишь факт решения суда в пользу «Инвэла» и не узнали, заплатила ли что-то по нему «Электротехника».

Что касается директора, то истец указал на его недобросовестное и неразумное поведение и доказал причинение ущерба. Как инструктирует АС МО, Наумов в этих обстоятельствах может объяснить свои решения и обосновать причину возникновения убытков (например, плохие условия на рынке, недобросовестность контрагента и так далее). Если он отказался от объяснений или они явно неполные (и суд видит в этом злоупотребление), можно перенести на такого директора бремя доказывания своей невиновности, рассудила кассация. Здесь она сослалась на п. 1 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». В итоге АС МО направил спор на новое рассмотрение.

Принцип домино

Вправе ли заказчик строительства многоэтажки взыскать с подрядчика неустойки, которые он заплатил покупателям за нарушение сроков – разбирались суды в деле № А40-151228/16. В суд обратилась “Производственно-коммерческая фирма “Виктория-5”, которая несколько раз продлевала «ГВСУ «Центр» сроки сдачи дома, но даже без учета этого подрядчик опоздал почти на полтора года. Заказчик не смог вовремя выдать ключи дольщикам, за что заплатил в сумме 43,6 млн руб. пеней и штрафов по решениям судов. Кроме того, сам заказчик взыскал с подрядчика по договору генподряда 115,3 млн руб. договорных неустоек за слишком медленное строительство в арбитражном суде. Вооружившись всеми этими судебными актами, “Виктория-5” задалась целью взыскать с «ГВСУ «Центр» 43,6 млн руб., уплаченных покупателям квартир.

Однако АСГМ отклонил эти требования. Истец, будучи профессиональным застройщиком, должен был предвидеть возможность нарушения графика работ и установить дату передачи квартир уже с учетом таких просрочек, решила судья Ольга Лежнева. Если «ГВСУ «Центр» опоздал со сроками – это само по себе еще не значит, что он виноват в несвоевременной сдаче ключей, гласит решение первой инстанции. Подрядчик не вступал в правоотношения с дольщиками, и его не касается оплата им пеней и штрафов. Чтобы их минимизировать, меры должен был принимать именно заказчик. Кроме того, подчеркнула Лежнева, весь возможный ущерб заказчик уже компенсировал с помощью 115,3-миллионной договорной неустойки. Убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой, однако истец не доказал, что его убытки превысили сумму неустойки.

АС МО с этим не согласился и предписал пересмотреть дело заново. Суды не дали должной оценки аргументу истца, что арбитражный суд уже установил вину ответчика. Кроме того, две инстанции не проверили расчет убытков “Виктории-5” и то обстоятельство, что неустойка по генподряду взыскивалась, в том числе и за другие объекты.

300% прибыли по госконтракту

В деле № А40-222077/16 ООО «Динамическое развитие» взыскивало с ООО «ДМС Передовые Технологии» 797 921 руб. упущенной выгоды в результате недобросовестной конкуренции на госзакупках. Две компании соревновались на аукционе за право поставить медицинский аппарат в больницу. Выиграл ответчик, предложивший цену 290 112 руб. против 295 485 руб. истца. Но, как позже выяснилось, победитель предложил незарегистрированное оборудование, что комиссия не могла своевременно проверить. А если бы это было известно заранее – заявку недобросовестного участника просто не приняли бы.

Поэтому “Динамическое развитие” решило, что обман со стороны “Передовых технологий” – единственное, что не дало ему одержать победу в аукционе. По мнению истца, если бы конкурента не было – некому было бы “сбить цену”, и он заключил бы контракт на поставку по своему первому ценовому предложению, которое равно начальной (максимальной) цене контракта – 1 млн руб. Он вычел из нее свои предполагаемые траты на закупку оборудования (266 000 руб.) и предъявил иск конкуренту на эту сумму.

Арбитражный суд Москвы удовлетворил это требование. Он счел, что доказаны и убытки, и противоправное поведение, и связь между ними. Ответчик возражал, что истец заключил бы договор по цене своего предложения (295 485 руб.), но суд отверг этот аргумент со ссылкой на хронологию аукциона: “Первое предложение “Динамического развития” было 1 млн руб. Если бы у него не было конкурентов – других предложений не поступало бы, и контракт был бы заключен именно по этой цене”. 9-й Арбитражный апелляционный суд согласился с такой логикой.

Но АС Московского округа счел недоказанным предположением, что истец непременно заключил бы договор за 1 млн руб. К тому же в этом случае он получил бы прибыль в размере 300% за счет бюджетных средств. Это нетипично для оборота и говорит о недобросовестном поведении поставщика, учитывая, что оплата идет из средств бюджета. С такими выводами коллегия под председательством Святослава Нечаева отменила акты нижестоящих инстанций и отказала в иске.