Процесс
6 февраля 2018, 16:21

ВС ограничил полномочия некоторых руководителей ФАС

ВС ограничил полномочия некоторых руководителей ФАС
Чиновник из Еврейской автономной области попал под уголовное преследование. Чтобы доказать свою невиновность, ему потребовались материалы одного из антимонопольных дел, которое рассматривало местное УФАС. Однако в ведомстве отказались выдать госслужащему такую информацию. Суды признали отказ обоснованным, сославшись на положение одного из приказов антимонопольной службы. Тогда чиновник оспорил спорный пункт в Верховном суде.

Карьера Олега Смирнова после окончания в 1999 году Хабаровского Дальневосточного юридического института МВД развивалась успешно. К 2009 году он уже стал замначальника отдела управления земельными ресурсами и правовой работы КУГИ Еврейской автономной области (ЕАО). Спустя четыре года чиновника назначили уже начальником этого отдела и одновременно зампредом КУГИ ЕАО.

Выговор, уголовное дело и спор с ФАС

Проблемы у госслужащего начались в конце 2016 года, когда тот передал изданию «Дебри-ДВ» информацию, которая стала известна чиновнику в ходе судебного разбирательства их ведомства с УФАС. СМИ воспользовалось этими сведениями для написания одного из своих материалов. А уже в начале 2017 года местный прокурор установил, откуда произошла «утечка» в прессу, и обратился к руководству региона с предложением проверить, насколько хорошо Смирнов соблюдает требования служебного поведения. Вице-губернатор ЕАО Алексей Куренков и начальник управления государственной службы и кадровой политики области Виктория Францева согласились с доводами прокурора и инициировали проверку в отношении зампреда КУГИ в январе того же года.

Весной проверочные мероприятия завершились, подтвердив нарушение норм служебного поведения у Смирнова. Но само наказание чиновник получил только летом 2017 года. Губернатор региона ограничился выговором для зампреда КУГИ. Правда Смирнову все равно не понравилось, что из-за передачи информации журналисту его наказали, и он оспорил выговор в судебном порядке. Две инстанции отметили, что госслужащего привлекли к ответственности за пределами месячного срока, который предусмотрен для таких ситуаций. Таким образом, суды признали выговор незаконным (дело № 33-876/2017). 

Но промежуточная победа омрачилась для истца тем, что параллельно с перечисленными разбирательствами УФСБ ЕАО возбудило в отношении Смирнова дело по ч. 3 ст. 285 УК (Злоупотребление должностными полномочиями) и отстранило его на время расследования от должности. Чтобы защитить себя в споре с этой силовой структурой чиновнику понадобилась копия решения одного из антимонопольных дел, которое как раз находилось в УФАС. Смирнов обратился в ведомство с соответствующим запросом, но получил отказ со ссылкой на то, что госслужащий не являлся стороной этого разбирательства. Кроме того, в своем ответе антимонопольный орган добавил, что в запрашиваемых документах есть персональные данные, которые нельзя разглашать.

Чиновник оспорил отказ УФАС в судебном порядке, но безуспешно. Две инстанции признали обоснованными перечисленные причины для отказа выдать информацию (дело № 33а-790/2017). Кроме того, суды сослались на п.15.5 Положения об информационной политике ФАС и ее территориальных органов, утвержденные приказом этого ведомства 10 ноября 2015 года № 1069/15. Эта норма предусматривает, что в спорных ситуациях решение о том, какую информацию о деятельности ведомства нельзя публиковать в интернете, принимает руководитель территориального органа ФАС. 

П.15.5 приказа ФАС: "В случае возникновения разногласий по вопросу необходимости обнародования информации, решение, что такая информация не подлежит обнародованию, принимает руководитель территориального органа Федеральной антимонопольной службы".

Зачем нужно спорное положение?

Тогда Смирнов оспорил такое положение в Верховный суд. На заседании в ВС сам административный истец отсутствовал. В своих письменных доводах заявитель утверждал, что обжалуемая норма нарушает его право на защиту по уголовному делу. Кроме того, чиновник упрекнул за спорное положение Минюст, который не увидел в нем коррупциогенный фактор. Ведь оспариваемый пункт приказа ФАС содержит «неопределенность условий для принятия решений», подчеркнул истец. Требования Смирнова поддержала и прокурор Лариса Степанова. Она тоже считала необходимым признать недействующим п. 15.5 Положения об информационной политике ФАС.

Но представители антимонопольного органа и Минюста возражали против иска чиновника. Елена Савостина, замначальника отдела судебной работы ФАС,уверяла, что спорная норма соответствует федеральному законодательству. Кроме того, она указывала на то, что истец не доказал, как его права нарушены оспариваемым пунктом. По ее словам, требуемые от ФАС сведения Смирнов может получить и другими путями: попросить следователя или адвоката направить запрос в ведомство. Савостина рассказала, что на своем официальном сайте антимонопольная служба публикует все документы, которые принимает. Однако существуют исключения, которые не превышают 1% от общего числа всех материалов ФАС.

"Только 1% решений антимонопольной службы не публикуется на официальном сайте", – Елена Савостина, замначальника отдела судебной работы ФАС. 

– Почему все же есть некое дело, где есть какая-то тайна, что можно вообще не обнародовать? – недоумевал председательствующий судья Юрий Иваненко.

– Мы не можем представить какие-то решения, в которых есть информация, содержащая ту или иную тайну. В рассматриваемом случае речь идет о персональных данных, – объясняла Савостина.  

– А разве нельзя выдать копию документа, изъяв оттуда эти персональные данные? Просто без них, – продолжил расспрос судья.

– Порой это бывает невозможно сделать. Например, когда речь идет о картельных делах. В таких материалах часто фигурирует переписка между лицами, которую нельзя частично убрать, потому что без нее исказится суть решения. И такие документы нельзя публиковать, – уверяла представитель ФАС.

Иваненко смутил и термин «разногласия», который прописан в спорной норме. Он пытался узнать у Савостиной, «разногласия» между кем и кем могут возникать, исходя из логики обжалуемого пункта. Представитель ответчика пояснила, что речь идет о спорах между двумя сотрудниками одного структурного подразделения.  

– Какую вообще цель преследует эта норма? – уточнил Иваненко.

– Разрешать спорные ситуации, когда есть сомнения у сотрудников ФАС, – ответила Савостина.

– А какие именно сомнения? О том, есть ли тайна, которую нельзя публиковать в конкретном решении антимонопольного или нет? Вообще, соответствует ли эта норма принципу правовой определенности? – пытался выяснить судья.

– Она в высшей степени определенная, потому что не идет в отрыве от актов федерального законодательства, – заявила Савостина.

Позицию представителя ФАС поддержала и Ирина Гаврилова из Минюста. Выслушав все доводы сторон, судья удалился в совещательную комнату и спустя несколько минут огласил итоговое решение: требования Смирнова удовлетворить, признать спорную норму недействующей. Таким образом, руководители территориальных органов ФАС потеряют возможность принимать окончательные решения по вопросу публикации информации о деятельности ведомства, если возникли разногласия в необходимости этого.