Процесс
6 апреля 2018, 17:56

Единственного свидетеля могут устранить: Тельман Исмаилов прошел полиграф

Свое уголовное дело Тельман Исмаилов считает построенным на оговоре одного человека. И ему, по мнению экс-владельца Черкизовского рынка, угрожает опасность. Об этом и о том, вернется ли Исмаилов в Россию, зачем ему журналисты и нужно ли политическое убежище – в интервью для "Право.ru". Также в материале эксклюзивное видео из предтестовой беседы на полиграфе.

Сегодня Рафик Исмаилов и его защита закончили ознакомление с материалами уголовного дела. Теперь документы поступят в прокуратуру, а затем в суд. По делу, которое началось с двойного убийства на Новорижском шоссе, проходят его братья – бывший сотрудник МВД Вагиф Исмаилов и экс-владелец Черкизовского рынка Тельман Исмаилов. Ранее бизнесмен согласился пройти полиграф и ответить "Право.ru" на вопросы о своем уголовном деле, которые сегодня решил дополнить заявлением.

 



"Следствие по делу моего брата окончено, очная ставка по делу не произведена, надеюсь на объективный суд. Керимова должны привести в суд, только на его ложных показаниях построено обвинение. Я опасаюсь, что его не привезут на суд, и боюсь, что его могут устранить, поэтому я прошу правоохранительные органы и суд, чтобы объективно отнеслись к этому вопросу, к этому делу. Спасибо за внимание".  



– Почему Вы решили дать интервью и почему именно сейчас?

– Потому что прошло время и мне нужно о себе как-то дать знать, что я живой, здоровый и нахожусь в полном сознании. Я вообще не люблю популизм. Но сейчас меня столько склоняют [в СМИ], что мне приходится говорить. А так я это не люблю. Я не люблю давать интервью, я не нравлюсь сам себе, когда потом слушаю.

– Вы сейчас говорите о публикациях о Вашем уголовном деле?

– Да, я решил на них среагировать. Потому что они неправдивые. Ложные.

 – Вам известно, какие у следствия есть доказательства против Вас?

– Насколько я знаю, никаких доказательств нет и быть не может, кроме оговора человека, который сидит [Мехман Керимов]. Который оговорил меня, потому что пошел на сделку со следствием. Кроме этого ничего быть не может и нет. Он свою шкуру спасает [Керимов]; я уверен, что его заставили что-то написать, если он написал, чему я не верю, потому что здравомыслящий человек не мог, не может на неправду подписаться. Я это не понимаю. Кроме этого ничего быть не может и нет.



– До публикаций в СМИ Вы знали, что в отношении этих лиц готовится преступление?
– Нет.
– Вы обсуждали с Керимовым по телефону, в интернете или при личном общении детали убийства Савкина и Брилева?
– Если я его не видел и не слышал, то как я мог с ним обсуждать*. 

– Вы изучали обвинительное заключение?

– Да, и там указания только на этот оговор. Больше никаких доказательств мне не предоставляют.

– Вы считаете, что это оговор?

– Конечно оговор. Я уверен, что дело это все равно раскроется и станет известно, кто на самом деле виновен. Все будут знать, кто виноват и кто не виноват. Меня волнует не это больше, что репутацию мою подорвали средства массовой информации и особенно телевидение, какие гадости про меня говорили.


– Как Вы считаете, есть ли какие-нибудь обстоятельства у него оговаривать Вас, в частности, в рамках опять этого уголовного дела?

– Нет, я, знаете, скажу так. Он оговорила нас, я еще не знаю, оговорил ли или его заставили. Я думаю, что его заставили, чтобы он именно мое имя там назвал. А так, если будет очная ставка, то я не думаю, что он это может сказать. Потому что он меня не видел, я с ним по телефону никогда не говорил. Как может человек сказать? Мне больше всего интересно, кто его заставил? Если независимое следствие будет это дело вести. Я виноват – я готов хоть пожизненно сидеть, а если нет, то пусть эти следователи хотя бы по пять лет получат*. 


Уголовное дело

2016 год:В Подмосковье найдены убитыми бизнесмены Юрий Брылев и Владимир Савкин. По подозрению в этом убийстве задержан брат Тельмана Исмаилова – Рафик. Вместе с ним арестовали и Мехмана Керимова, который сразу признался в преступлении, а потом рассказал и о заказчиках. Он завяил, что коммерсантов застрелили из-за долга в $5 млн., которые Исмаиловы не хотели возвращать убитым. 

Весна 2017 года:СМИ, ссылаясь на источники в правоохранительных органах, сообщают, что Исмаилов стал фигурантом расследования о деятельности ОПГ, подозреваемой в восьми убийствах. В том числе и предпринимателя Савкина.  

Сентябрь - декабрь 2017 года:СК провел обыски по 14 адресам семьи Исмаиловых. Экс-владельца Черкизовского рынка привлекают в качестве обвиняемого по делу об убийстве Савкина и Брилева, заочно арестовывают, объявляют в федеральный, а потом и международный розыск. Мосгорсуд признает такое решение законным. Пресс-служба СКР уточняет, что Исмаилова обвиняют в убийстве и незаконном обороте оружия (пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 222 УК).

– Опять же, возвращаясь к СМИ, появлялась информация о том, что Вы собираетесь просить убежище в обмен на компромат, это так? Действительно ли у Вас такие планы?

 – Нет, убежище я не прошу. И просить не собираюсь, что значит просить политическое убежище? У меня нет на это ни времени, ни желания. Я просто хочу, чтобы объективно отнеслись ко мне. Даже не могу сказать, что к моему делу, потому что нет дела. Вы знаете, они специально так делают, они меня специально загнали в угол, чтобы я так сделал [попросил политическое убежище].

– А кто они, о ком Вы сейчас?

– Следственный комитет, следователи. Они меня загнали в угол, чтобы я просил убежище, они подняли шум. И так ничего не было, а они подняли такой шум, Вы же видели по телевизору, в СМИ. Но этого они не дождутся, я буду защищаться так, как могу. Я надеюсь, что в конце концов справедливость восторжествует.

Мне просто непонятно, когда они говорят, что это все сверху делают. Я уверен, что сверху этого не могут делать. Это они сфабриковали сами, может быть мои конкуренты, я не знаю, я не могу сказать, кто это [конкретно].

– Какие доказательства своей невиновности в таком случае Вы готовы предоставить? С кем-то работаете?

– Да, я работаю с международными экспертами, готов работать и с Россией. Я готов пройти полиграф, что еще есть, что еще существует, чтобы доказать свою невиновность. Правдой хочу защищаться. Кто оговорил меня, хочу очные ставки. Вот посадили моего брата, его оговаривают, очные ставки не проводят, следственных экспериментов не проводят. Вот почему? Потому что следствие договорилось, контракт заключило.

– В свое время Вас можно было считать одним из самых успешных бизнесменов России. Как так вышло, что Ваши компании в состоянии банкротства, а у Вас обвинения в серьезном преступлении, считаете ли Вы, что это связано? Или это разные истории?

– Можно гадать. Наверное, не без этого. Я был успешным бизнесменом, работал, трудился, у меня не было проблем ни с банком – ни с чем, но когда за один день закрывают все компании и забирают все, а надо же обслуживать кредиты.

– А Вы были готовы их обслуживать? 

– Конечно. Мы обслуживали, все было нормально, но потом видите, как получилось. Значит, кто-то стоит за этим. Так просто не бывает. Это чистой воды рейдерский захват бизнеса с участием банка.

– Вы планируете возвращаться в Россию?

– Конечно! Когда будет объективность, справедливость. Мне не надо, чтобы мне помогали, – помогают тем, кто что-то натворил. Я ничего не натворил. Мне нужно, чтобы объективно смотрели и рассматривали. Я вынужден был уехать.

Я бы хотел добавить: если бы сказал, что мне не интересно мнение читателей, то это было бы неправдой. Мне, конечно, интересно, чтобы они знали правду, я хочу донести до них правду, пусть какая-то общественная организация возьмется за это, кто-то возьмется за это и расследует, какая-то редакция, вот есть же журналистское расследование. Вот пусть наряду со следствием ведут это дело, и они убедятся, что ничего нет в отношении ни меня, ни моих братьев.

***
Пока запроса об экстрадиции Исмаилова ни в одну из стран не поступало. По статистике Генпрокуратуры РФ, за последние годы удовлетворяется около 40% таких просьб. Чаще всего навстречу российским правоохранителям идут их коллеги из бывших союзных республик – Белоруссии, Казахстана и Украины. По пальцам можно пересчитать случаи, когда США или страны ЕС соглашались выдать РФ лиц, подозреваемых в совершении преступлений на территории нашей страны. За последний год ситуация в этом вопросе существенно не изменилась. Если России и удается заполучить "беглеца", скрывшегося за границей, то обычно им является злоумышленник, который совершил насильственные преступления.

Сбежавшие за границу известные российские бизнесмены, подозреваемые в экономических преступлениях, возвращаться и доказывать свою невиновность не спешат. Крупные банкиры: Андрей Бородин (Банк Москвы), Георгий Беджамов (Внешпромбанк), руководство банка "Траст" (Илья Юров, Николай Фетисов и Сергей Беляев), Анатолий Мотылев ("Российский кредит"), Борис Булочник (Мастер-банк) – скрываются от российского правосудия в Европе. Единичным случаем стало задержание в январе в Монако бывшего председателя правления Инвестиционного торгового банка Владимира Гудкова. Вопрос об экстрадиции до сих пор решается. На родине Гудкова подозревают в мошенничестве (ст. 159 УК).  

История Исмаилова: от списка Forbes до уголовного дела

Тельман Марданович Исмаилов родился 26 октября 1956 года в Баку в семье горских евреев. В 1989 году он создал бизнес-группу "АСТ" для ведения бизнеса в Москве. В разное время в группу входили более 30 компаний. В частности, турфирма "АСТ-Тур", гостиничный комплекс "АСТ-Гоф" на улице Большая Филёвская, рестораны "Прага" на Арбате и "Славянская трапеза" на Ленинском проспекте, дом торжеств "Сафиса", девелоперские компании "КБФ АСТ" и "АСТ-Капстрой", "АСТ-Агропром", "Московский полиграфический дом", охранная организация ЧОП "АСТ-Щит", "АСТ-Транс-Сервис" (перевозки), "АСТ-Голд" (производство ювелирных изделий), "АСТ Фотовидео", "АСТ-music", "АСТ Стоматологический центр", "АСТ-Карго" (склады) и другие.

Но главным активом Исмаилова в 1990–2000-х годах являлся Черкизовский вещевой рынок. Также "АСТ" владела гостиницей "Мардан палас" в Анталье и торговым центром в Лас-Вегасе. Общий оборот группы в 2007 году достигал $2–3 млрд. Совладельцами компаний "АСТ" были сыновья Исмаилова Алекпер и Сархан, а также его племянник Заур Мурданов.

В июне 2009 года на территории Черкизовского рынка правоохранительные органы обнаружили контрафактные товары на сумму более $2 млрд. После этого рынок закрыли, а у группы "АСТ" возникли крупные финансовые проблемы. На пике успеха состояние Исмаилова оценивали примерно в $1 млрд. В 2012 году состояние бизнесмена составляло около $800 млн, и он занимал 121 место в рейтингах Forbes. После этого Исмаилов попытался исправить свое положение, начав новые проекты. Весной 2010 года он подписал с корпорацией "Олимпстрой»" соглашение о строительстве в Сочи отелей на 4000 номеров стоимостью $800 млн. Однако стройка так и не началась, потому что бизнесмен не смог найти на нее деньги. С 2013 года Исмаилов стал менять систему управления своими оставшимися активами: бизнесмен передает доли в компаниях "АСТ-98 г.", "КБФ АСТ" и "АСТ колхоз Клинский" сыновьям и топ-менеджерам. А три самых крупных объекта в Москве (ресторан "Прага", бизнес-центр "Тропикано" и торговый центр "АСТ") Исмаилов перерегистрирует на офшоры с Британских Виргинских островов. В 2014 году с Исмаилова начинают в судебном порядке требовать первые крупные долги: Окружной суд Никосии (Кипр) по требованию фирмы Sezaria (кредитор) замораживает активы бизнесмена на $134 млн.

Самые большие проблемы у предпринимателя начались в 2015 году, когда Исмаилов потерял основные активы (отель "Мардан Палас", ресторан "Прага", бизнес-клуб "Тропикано", ТЦ "АСТ" и другие), которые находились в залоге у его кредиторов. Перед своим самым крупным кредитором (Банк Москвы) долг бизнесмена достиг $286 млн. 

Как банкротили Исмаилова

2015 год:Исмаилов теряет основные активы, которые находились в залоге у его кредиторов. Арбитражный суд Московской области признает Исмаилова банкротом по заявлению его давнего знакомого Бориса Зубкова.

2016 год:Главный кредитор Исмаилова - Банк Москвы добивается отмены решения о банкротстве бизнесмена в вышестоящих инстанциях. Суд по новой признает Исмаилова банкротом. Долг перед двумя его кредиторами (Банк Москвы и Виталий Машицкий) составляет более 20 млрд. руб. 

2017 год:Исмаилов представил план реструктуризации своей задолженности, но суд его отклонил. Суд начинает распродажу российских активов Исмаилова (торговый комплекс на Измайловском шоссе и другие).

В начале октября 2015 года Банк Москвы обратился в АСГМ с просьбой о банкротстве Исмаилова: поводом к иску стал невозврат кредитов, по которым бизнесмен выступал поручителем. Однако АСГМ не стал рассматривать это заявление и своим определением передал дело в Арбитражный суд Московской области, сославшись на то, что бизнесмен прописан в Подмосковье (№ А40-186371/15). 

Пока документ Банка Москвы кочевал между судами, 19 ноября 2015 года давний знакомый Исмаилова, предприниматель Борис Зубков, подал заявление в АС Московской области о признании предпринимателя банкротом из-за задолженности всего в 15 млн руб. (дело № А41-94274/2015). В рамках этого дела и сам Исмаилов подал заявление о вступлении в процедуру своей несостоятельности, но суд оставил документ без движения, указав на нарушение установленных законом требований для такого обращения.

В итоге АС Московской области рассмотрел заявление Зубкова, признав требования бизнесмена обоснованными, а Исмаилова – банкротом, и ввел процедуру реализации имущества на шесть месяцев. В решении суда отмечалось, что на момент рассмотрения обоснованности требования кредитора Исмаилов "постоянного места работы и источника доходов не имеет".

Однако 10-й ААС своим постановлением от 18 марта 2016 года отменил акт первой инстанции и оставил заявление Зубкова без рассмотрения, указав следующие причины: не подтверждена платежеспособность кредитора, не представлен в суд оригинал расписки, путаница в датах договора и дате получения денежных средств, отсутствуют доказательства расходования данных денежных средств. Арбитражный суд Московского округа в июне 2016 года "засилил" решение апелляции.

После этого банкротное дело Исмаилова начинают рассматривать заново. Теперь вместо 15 млн. руб. претензии всех заявителей в этом процессе составили 160 млрд руб. Однако суд включил в реестр кредиторов бизнесмена только Банк Москвы и Виталия Мащицкого (партнер главы госкорпорации "Ростех" Сергея Чемезова). Общий долг бизнесмена перед ними составил более 22 млрд руб. 

В августе 2016 года суд вновь признал Исмаилова банкротом, введя процедуру реструктуризации его долгов. Экс-владелец Черкизовского рынка представил суду свой план – как он собирается погасить всю задолженность. Согласно этому документу, бизнесмен обязался вернуть кредиторам порядка 20,5 млрд руб. в течение 15 лет. Однако прежний конкурсный управляющий Исмаилова – Алексей Грудцин – раскритиковал предложенный должником план, а суд его отклонил.

А в начале декабря прошлого года СК РФ вынес постановление о привлечении бизнесмена в качестве обвиняемого по делу об убийстве и незаконном обороте оружия. 9 марта 2017 года Арбитражный суд Московской области утвердил следующий этап банкротства Исмаилова – реализацию оставшихся российских активов предпринимателя (торговый комплекс на Измайловском шоссе и другие). Осенью того же года оспорены последние сделки Исмаилова со своей российской недвижимостью, все договоры по отчуждению этого имущества признаны недействительными, а активы вернулись в конкурсную массу банкрота. 

Следствие считает, что Исмаилов организовал убийство предпринимателя Владимира Савкина и учредителя "Люблино-Моторс" Юрия Брылева в 2016 году. В разработке преступного плана бизнесмену помогали его братья Рафик и Вагиф Исмаиловы, а исполнителем выступил Мехман Керимов. Тела убитых с огнестрельными ранениями обнаружили в мае 2016 года во внедорожнике Toyota Land Cruiser на обочине 30-го километра Новорижского шоссе. В рамках расследования этого преступления осенью прошлого года оперативники провели обыски по 12 адресам семьи Исмаиловых. 

На настоящий момент Керимов и Рафик Исмаилов взяты под стражу. В отношении Тельмана и Вагифа Исмаиловых суд избрал меру пресечения в виде заочного ареста. Следствие объявило их в международный розыск.

20 февраля 2018 года Красногорский городской суд приговорил Керимова к 13 годам лишения свободы. Дело слушали в закрытом режиме.

* – В материале части предтестовой беседы перед прохождением исследования на полиграфе.