Практика
27 апреля 2018, 9:41

Мировые соглашения: как добиться их заключения в российских судах

Мировые соглашения: как добиться их заключения в российских судах
По статистике Суддепа за 2017 год, только 8% арбитражных споров (с учётом апелляции и кассации) и 2,6% дел в СОЮ (с учётом апелляции) закончились утверждением мировых соглашений. Почему участники судебных споров так редко идут на мировую? В каких делах и на какой стадии проще всего добиться судебного компромисса? И какие реформы нужны институту мировых соглашений в России, чтобы сделать его эффективнее? Об этом "Право.ru" рассказали юристы, опираясь на свой практический опыт.

Осенью 2017 года Владимир Путин встретился с представителями российских деловых кругов, чтобы обсудить основные проблемы, с которыми сейчас сталкивается бизнес. Большая часть мероприятия проходила в закрытом режиме, но по его итогам президент подготовил открытый список поручений. Среди прочего в него вошел пункт о необходимости усовершенствовать примирительной процедуры в России. Итоги этой работы в виде законопроекта представили в начале года на Пленуме Верховного суда. 

Предлагаемые изменения затронут сразу три процессуальных кодекса – ГПК, АПК и КАС – и заставят суды активнее содействовать сторонам в примирении. Документ предлагает использовать примирительную процедуру на любой стадии процесса по ходатайству стороны или по предложению суда. Кроме того, законопроект четко прописывает принципы примирительных процедур: добровольность, сотрудничество, равноправие, конфиденциальность. Еще одна новелла – использовать примирительные процедуры по делам, которые рассматриваются в порядке административного судопроизводства. 

Проект отдельно подчеркивает, что суд не должен принуждать стороны к примирению, а лишь предлагает им попытаться урегулировать спор самим, оценив все плюсы такого способа. Разработчики документа предлагают и финансово стимулировать участников процесса, которые согласились помириться, заключив мировое соглашение. Речь идет об изменении размера государственной пошлины, который возвращается истцу при подписании «мировой», отказе от иска или признании ответчиком иска. Сейчас он составляет 50%. В проекте предлагается возвращать 70%, если примирение произошло до принятия решения первой инстанцией, 50% – на стадии апелляции и 30% – когда дело дошло до кассации и надзора. В конце марта этого года ВС внес законопроект в Госдуму.

Почему стороны не хотят мириться

Но пока, при существующем правовом регулировании, судебный компромисс сложно назвать популярным механизмом разрешения споров. По статистике Суддепа за 2017 год, только 8% арбитражных споров (с учётом апелляции и кассации) и 2,6% дел в СОЮ (с учётом апелляции) закончились утверждением мировых соглашений. Юлия Карпова, партнер, руководитель практики "Разрешение споров" ЮФ "Инфралекс", подтверждает, что на «мировую» стороны идут крайне редко: «По наблюдениям, таким способом споры разрешаются в 5% случаев». 


Что такое мировое соглашение

Документ, который представляет собой соглашение сторон о прекращении спора на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок, что является одним из процессуальных средств защиты субъективных прав. 

Источник: Определение Конституционного суда от 24 февраля 2004 года № 1-О 

Мировое соглашение – это, как правило, взаимные уступки, на которые наши граждане готовы пойти очень редко, объясняет судебную статистику партнер КА "Барщевский и партнеры" Павел Хлюстов: «У нас такой менталитет, что зачастую мы не склонны к компромиссам». Существует некое понятийное препятствие, связанное с неприемлемостью признания своей ошибки, добавляет Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража Art De Lex: «С точки зрения бизнеса и менеджмента гораздо комфортнее иметь позицию о том, что мы не согласны с требованиями, хотя и проиграли все инстанции».

Еще одна причина заключается в том, что даже решение суда не является гарантией получения присужденного, говорит Алексей Костоваров, советник практики по разрешению споров и банкротству АБ "Линия права": «Из-за этого у ответчика порой нет стимула «разойтись миром». Ведь в исполлисте при подписании «мировой» будет указано точное содержание резолютивной части судакта об утверждении мирового соглашения, а это будет крайне сложно исполнить приставу-исполнителю, поясняет Зурабян. 

Повсеместная практика снижения взыскиваемых расходов на представителей, а также достаточно низкий размер госпошлины не стимулируют стороны к мирному урегулированию споров. Кроме того, часто само разбирательство инициируется ради получения некой отсрочки исполнения обязательства, с учетом низкой стоимости подобного вынужденного «кредита». 

Александр Вязовик, партнер VEGAS LEX 

Кроме того, в России дешево судиться. Судебные расходы обычно критически низкие и никакого действительного ущерба от необходимости выплатить небольшую сумму проигравшая сторона не получит, констатирует Олег Хмелевский, юрист BGP Litigation. Он приводит конкретный пример: «По иску ценой в 100 млн руб. заявитель потратит 1,5 млн руб. на услуги юристов. Суд же может взыскать с ответчика лишь 150 000 руб. При этом сам спор может тянуться около 1,5 лет и более». 

Переговорные советы

Если участник спора все же хочет добиться заключения «мирового соглашения», то сначала стоит выбрать правильный подход к ведению переговоров с оппонентом. Наиболее продуктивным будет выстраивать диалог с позиции «равных», утверждает Карпова: «Не стоит общаться с противоположной стороной как с «сильной» или «слабой». Зурабян советует представить оппоненту все плюсы и минусы от заключения «мировой» в сравнении с продолжением разбирательства. 

Сергей Савельев, управляющий партнер «Савельев, Батанов и партнеры», опираясь на собственный практический опыт, поясняет, что самая верная тактика в подобных ситуациях – это переговоры «win-win». То есть когда от подписанного документа выигрывают обе стороны. Но эксперт предупреждает, что такой идеальный вариант возможен далеко не всегда: «Контрагенты зачастую пытаются наращивать свою переговорную мощь, инициируя новые судебные процессы против друг друга». 

Наиболее благоприятная основа для мировых соглашений складывается тогда, когда стороны находятся примерно в равных весовых категориях и понимают, что длительное противостояние обескровит их обеих. Для заключения мирового соглашения также необходимо обладать конкретными переговорными возможностями, позволяющими использовать "разменную монету". Иначе говоря, никто не станет договариваться с тем, кому нечего предложить.

Всеволод Байбак, партнер Tomashevskaya&Partners

Если противоположная сторона не может себе позволить признать те или иные требования из-за высоких репутационных рисков, то можно предложить «закрыть» судебное заседание, на котором будет утверждаться мировое соглашение, предлагает Зурабян. Либо можно вынести условия такого компромисса во внесудебный договор, добавляет юрист. Одним словом, при ведении подобных переговоров сторонам необходимо проявлять максимальную гибкость и выделять те моменты, в которых их интересы совпадают, подытоживает Андрей Корницкий из АБ "S&K Вертикаль". В этом процессе стоит учитывать и то, что по закону суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

"Удобные"  и "неудобные" категории дел для мировых соглашений

В любом случае, проще всего «добиться мира» по тем делам, в которых есть значимая, трудноопровергаемая доказательственная база, утверждает юрист Dentons Александр Ганзер. Кроме этого, высока вероятность прийти к компромиссу в спорах, по которым судебная практика еще окончательно не сформировалась, добавляет юрист: «Непредсказуемость результата может стимулировать стороны самостоятельно искать точки соприкосновения и общую справедливость».

Если говорить о конкретных категориях разбирательств, то легче всего получается урегулировать конфликты о взыскании денег, делится опытом Карпова: «Речь идет преимущественно о выплатах штрафных санкций за неисполнение обязательств». Хлюстов объясняет такую тенденцию тем, что в подобных делах спорная ситуация предельно понятна для обеих сторон: «Практически всегда ясны риски и экономические выгоды для оппонентов». Да и для суда картина этого разбирательства предельно прозрачна. 

Сложнее заключить «мировую», если отношения сторон носят комплексный характер. То есть не ограничиваются исключительно теми вопросами, которые стали предметом судебного спора, констатирует Карпова. В такой ситуации мировое соглашение по конкретному делу является частью механизма урегулирования взаимоотношений в целом, поясняет она. И подобный многоаспектный документ, исполнение положений которого поставлено «под условие», суды зачастую отказываются утверждать, предупреждает юрист. Вместе с тем Пленум ВАС в своем Постановлении от 18 июля 2014 года № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» разрешил включать в «мировую» положения, которые связаны с заявленными требованиями, но не являются предметом судебного разбирательства. 

Судьи, к сожалению, боятся сложных соглашений, которые охватывают несколько споров или выходят за формальные рамки предмета конкретного иска. При этом не всегда возможно привести стороны к знаменателю в рамках одного требования. Однако возможно выстроить целый ряд договоренностей так, чтобы снять конфликтную ситуацию. 

Максим Степанчук, партнер КА "Делькредере"

Нередки случаи, когда компромисса нельзя достичь по другой причине – оппоненту это просто не выгодно. Хмелевский объясняет такие ситуации «дешевизной кредитования» ответчика за счет истца на конкретном примере: «Возьмем те же 100 млн руб. иска. Ответчик может смело не платить долг в течение года – пока длятся судебные разбирательства в первой инстанции и апелляции. Если нет других штрафных санкций, то за этот период с должника будет взыскано всего лишь 8 млн руб. процентов годовых (по ключевой ставке 8%). В то же время кредит на такую сумму иска стоил бы ответчику не менее 14–15 млн руб. (при средней ставке по кредиту в размере 14–15%)». Эксперт рассказывает, что даже некоторые известные компании используют подобный подход в качестве основной политики организации: «Фактически кредитуются за счет своих подрядчиков». 

Непросто находить судебный компромисс и в спорах с госорганами. Так, мировое соглашение в налоговом споре – это ситуация на грани фантастики, утверждает Михаил Успенский, партнёр Taxology. Однако и такие случаи имели место на уровне высших инстанций. В 2012 году в Президиуме ВАС заключили «мировую» оператор бонусной программы «Малина» и столичные налоговики (дело № А40-111792/2010). По словам Успенского, в этом разбирательстве сторонам удалось достичь договоренностей, чтобы не пострадали рядовые граждане, и им не пришлось платить НДФЛ с полученных поощрительных товаров. 

Миром закончился два года назад и спор "Заэлико-недвижимость" с инспекцией ИФНС № 9 по Москве о возмещении 1,5 млрд рублей НДС из бюджета (дело № А40-103953/2015). В ходе рассмотрения этого дела первая инстанция и апелляция по требованию налоговиков признали «Роснефть» взаимозависимой организацией с Независимой нефтегазовой компанией. Но сторонам удалось достичь мирового соглашения, по которому суд утвердил отказ ФНС от вывода об аффилированности этих предприятий. В обмен на это бюджет сохранил 1,5 млрд руб. 

Где проще всего подписать "мировую" и как ее популяризировать 

С правовой точки зрения сложность заключения «мировой» не зависит от этапа рассмотрения спора, поясняет Карпова. Согласно законодательству пойти на такой компромисс стороны могут на любой стадии, в том числе после возбуждения исполнительного производства. 

Тем не менее легче всего подписать обсуждаемый документ на самых ранних стадиях процесса, уверяет Хмелевский: «Тогда еще существует неопределенность, в чью же пользу суд вынесет решение». Чем выше инстанция, тем судебный акт устойчивее и позиция «победителя» уже менее шаткая, добавляет юрист. В кассации один из участников спора может находиться в преимущественном положении и вариант «разойтись миром» будет оценивать для себя как необоснованный и экономически нецелесообразный, замечает Карпова.

Вместе с тем, учитывая высокую нагрузку на судебную систему, необходимо принимать меры к популяризации института мировых соглашений, уверен Корницкий. Добиться этого можно несколькими путями. Во-первых, самим судьям стоит предпринимать реальные меры для заключения «мировой», полагает эксперт: «Они должны разъяснять сторонам преимущества такого способа урегулирования спора». 

Институт мировых соглашений нужно популяризировать через повышение уровня доверия в обществе. У нас в стране действует презумпция, что все вокруг «жулики и обманщики». А нам нужно достичь уровня деловой культуры с противоположной установкой. Тогда не только количество мировых соглашений вырастет, но и уменьшится число споров. 

Сергей Савельев, управляющий партнер «Савельев, Батанов и партнеры»

Во-вторых, необходимо повышать стоимость судебного разбирательства, уверен Зурабян: «Участники спора будут понимать высокие финансовые риски, которые связаны с вероятностью проигрыша в суде». В-третьих, станут не лишними и экономические рычаги, которые будут наказывать стороны за неисполнение условий мирового соглашения, резюмирует юрист. 


Как популяризировать примирительные процедуры в России
  • Повысить правосознание участников делового оборота 
  • Установить свод этических правил ведения предпринимательской деятельности
  • Предусмотреть иные репутационные воздействия на недобросовестно ведущих себя бизнесменов
  • Сделать судебный процесс дороже
  • Устранить возможность «кредитоваться» за счет подрядчика, повысив размер законной неустойки за неисполнение денежного обязательства

Источник: Олег Хмелевский, юрист BGP Litigation

О других способах увеличить количество судебных компромиссов в России и сделать этот институт более эффективным вы сможете узнать на панельной дискуссии "От войны – к миру! Современные тенденции развития судебной практики по мировым соглашениям и другим примирительным процедурам", которая пройдет 17 мая этого года в рамках ПМЮФ-2018.