Юррынок
26 сентября 2018, 10:39

The American Lawyer: какие неприятности ждут «ильфов» в России

The American Lawyer: какие неприятности ждут «ильфов» в России
Бизнес в России всегда был не для слабонервных, пишет The American Lawyer. Теперь западные санкции сжимают хватку, и международным фирмам, которые участвовали в создании рынка юруслуг в России, еще сложнее выдерживать конкуренцию. «Право.ru» уже сообщало о рыночных и кадровых перестановках. Своим взглядом на события из США поделился автор The American Lawyer Дэн Пэкель. Он обнаружил, что сейчас найти комментаторов сложнее, чем год назад: все больше «ильфов» отказывается говорить на эту тему.

Впервые Америка с Евросоюзом ударили серьезными экономическими санкциями в 2014 году – после вторжения России в Крым. В 2016-м США добавили меры в отношении 24 олигархов, связанных с Путиным, после предположительного вмешательства России в американские выборы. Отношения двух стран продолжают ухудшаться, впереди маячит перспектива новых санкций.

Трансферный сезон: куда и почему ушли партнёры крупнейших юрфирм

Растущее напряжение ставит новые препятствия на пути иностранных юрфирм, которые начинали работать в Москве со времен распада Советского Союза. Одновременно такая непростая обстановка создает новые возможности для российских фирм. Например, совсем недавно высокооплачиваемая команда ушла из Akin Gump Strauss Hauer & Feld, чтобы основать свой юридический бутик [речь идет о главном консультанте «Реновы» Илье Рыбалкине и его коллеге Сурене Горцуняне – «Право.ru»].

В то же время у многих «ильфов» есть 25-летний опыт работы в России, поэтому их не так легко вытеснить.

Доран Доэ, сейчас старший советник Dentons, приехал в страну в начале 90-х как юрист нефтегазовой отрасли в Allen & Overy. Тогда, на обломках советской системы, было практически невозможно найти людей, которые бы могли управлять аванпостом международной юрфирмы.

«Нужны были хорошие юристы с беглым английским, достаточным для проведения международных сделок, которые были бы осторожны в рассуждениях и умели адаптироваться», – вспоминает Доэ. Международные фирмы вкладывали инвестиции, набирали, обучали поколения лучших выпускников вузов и достигли в этом пика в 2007 году, до глобального финансового кризиса. И пока некоторые фирмы, например Orrick, Herrington & Sutcliffe или K&L Gates, совсем ушли с рынка, то другие набрались такого опыта и построили такую клиентскую базу, которая может помочь им переждать шторм. Даже с учетом того, что локальные игроки заметно окрепли.

«Сейчас это заметно по более конкурентному рынку. Есть проблемы с санкциями и – как часть этого – возросшее чувство патриотизма, и есть несколько чертовски хороших российских фирм, – говорит глава Jomati Consultants Тони Уильямс, который был управляющим партнером московского офиса Clifford Chance в 90ы-е. – Все это усложняет положение международных фирм с российским присутствием».

Запреты и замкнутый круг

Российские печали иностранных юрфирм понятны. Вместе с глобальной рецессией рухнули цены на нефть. Они замедлили российскую экономику и поставили заслон прямым иностранным инвестициям. А первый раунд санкций еще больше демотивировал международные компании играть в российской песочнице.

"Большая четверка" двинулась на юррынок

После изменений иностранным юрфирмам оказались особенно важны российские клиенты. И на протяжении нескольких лет российские олигархи и их компании давали предостаточно работы. Примером может служить владелец «Реновы», миллиардер Виктор Вексельберг, который поручал заниматься сделками и спорами недавно ушедшему из Akin Gump Рыбалкину и юристам из White and Case. Тем временем Cleary Gottlieb Steen & Hamilton получали большие гонорары за работу с алюминиевым гигантом «Русал» под контролем Олега Дерипаски.

Оба сейчас в санкционном списке олигархов, близких к Путину.

«Это сразу влияет на российских юристов», – признает Василий Рудомино, партнер-основатель «Алруда», где работает 100 юристов. Одна из преуспевающих фирм на местном рынке.

Себастиан Райс, управляющий партнер лондонского офиса Akin Gump, который ранее возглавлял московский офис, признал, что санкции сыграли ключевую роль в уходе Рыбалкина. «Есть некоторые клиенты, с которыми мы можем взаимодействовать очень ограниченно, потому что они под санкциями. К сожалению, это значит, что у Ильи Рыбалкина есть подобные клиенты», – сказал Райс.

Олигархи под санкциями не являются единственным источником высокооплачиваемой юридической работы в стране. Но другие клиенты начинают задумываться над своими отношениями с иностранными фирмами, говорит Рудомино. Некоторые из них не хотят платить по расценкам топовых компаний. Другие чувствуют, что местные фирмы больше адаптированы к нынешним геополитическим реалиям или что именно их надо поддержать в это непростое время.

В ответ на сократившийся спрос некоторые международные компании сокращают штат, но могут попасть в замкнутый круг. Чтобы конкурировать, компания должна держать в стране около 20 юристов, утверждает Доэ. На этой отметке остановилась Akin Gump, потерявшая 10 профессионалов, которые ушли в «Рыбалкин, Горцунян и партнеры». Если их будет еще меньше – окажется под вопросом возможность оказывать основной перечень услуг.

К нам недавно пришел клиент и сказал, что они планировали поглощение в России. По его словам, они привыкли работать с иностранной фирмой, но она теперь такого размера, что не справится с большой задачей.

Василий Рудомино

Спад, но не конец

Иностранных игроков в Москве вовсе не обязательно ждет мрачное будущее. Те фирмы, у которых развита практика международной торговли и есть специалисты по санкциям, могут консультировать местных и зарубежных клиентов о санкциях.

Число слияний и поглощений с участием западного бизнеса может снизиться, но полностью эти сделки не исчезли. Кроме того, Россия очень связана с Азией. Пару недель назад гигант интернет-торговли Alibaba анонсировал совместное предприятие на $2 млрд с Mail.ru, «Мегафоном» и Российским фондом прямых инвестиций (стороны не сообщили, какие юрфирмы с ними работают).

Управляющий партнер Hogan Lovells Hogan Lovells Федеральный рейтинг I группа ТМТ I группа Финансовое/Банковское право I группа Корпоративное право/Слияния и поглощения I группа Интеллектуальная собственность II группа Международный арбитраж II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Транспортное право в Москве Оксана Балаян сообщила, что санкции не повлияли на работу ее фирмы в технологиях, логистике и слияниях и поглощениях, связанных с недвижимостью. Фирме повезло сократить практику финансирования проектов четыре года назад, прямо перед тем, как Россия вторглась в Крым и спровоцировала первую серию санкций. Впоследствии штат фирмы был стабильным, в прошлом году гонорар получали 45 человек.

«Это не значит, что бизнес для нас остался прежним, – отмечает Балаян. – Мы много работали, чтобы сфокусироваться на нужных областях». 

Фирма не воспринимает как должное даже нынешнее шаткое положение. Конечно, все может рассыпаться, если появятся новые санкции и изменится политическая обстановка. Иногда это чистая удача, наложили санкции на твоих клиентов или нет.

Оксана Балаян

Кроме объективных факторов, важно еще и понимать, какие направления работы стоит развивать, уточнила Балаян.

Dentons, одна из трех самых крупных фирм страны, примерно со 150 юристами тоже оказалась в удачном положении со своей клиентской базой. Компания оказывает услуги государственному гиганту «Газпрому», но в то же время имеет много средних и маленьких клиентов из сферы нефтегазодобычи и биологии, которых прямо не затронули санкции. «К счастью или нет, у нас не так много клиентов среди олигархов», – говорит Доэ.

Еще международные фирмы могут иметь определенные институциональные преимущества перед местными соперниками. Иностранные компании годами тратили деньги на улучшение качества услуг. Например, вкладывались в программы для менеджмента или искусственный интеллект. «У российских юрфирм просто нет денег на это», – говорит Балаян.

Компании, которые имеют эти преимущества и могут похвастаться списком преимущественно русских юристов, которые решают проблемы по российскому праву, могут иметь достаточно твердые позиции, чтобы пережить шторм. «У нас есть квалифицированные иностранные специалисты, но подавляющее большинство – русские, и они делают работу по российскому праву для российских клиентов», – делится Райс.

Регулирование для иностранцев

Возможность санкций – это главная, но не единственная неопределенность. Российский Минюст дал понять, что хочет реформировать юридическую профессию.

В отличие от представителей многих других юридических профессий сейчас примерно 75 000 адвокатов регулируются властью. В последние 25 лет свободный юрбизнес выигрывал от отсутствия правил, что позволяло ему оказывать качественные юридические услуги. «Все топовые международные фирмы недолго думали перед тем, как начать работу в России», – говорит Балаян. 

Русские юристы иностранных юрфирм довольны существующим положением вещей. Они чувствуют, что регулирование [юррынка] может вызвать коррупцию. В других странах профессиональные юристы испытывают довольно неприятное давление.

Доран Доэ

Проект новых правил выпустили в октябре 2017-го. Помимо прочего, он запрещал неадвокатам, в том числе иностранцам, прямой контроль российских фирм. Но за этим последовало сопротивление, а российские выборы президента в марте отвлекли внимание на себя. Говорят, к теме готовы вернуться. Будут ли в следующий раз правила такими суровыми – открытый вопрос.

Другой проект, представленный в российском парламенте в апреле, тоже содержит тревожные положения. Он предлагает запретить организациям под юрисдикцией США (и потенциально других стран) оказывать юридические услуги в России. «Движение проекта сейчас приостановлено, но если геополитическая ситуация поменяется – его могут восстановить в более мягкой форме», – комментирует Балаян.

Режим тишины

Из 13 международных юрфирм – в основном из Америки, с заметной практикой в России – 10 не смогли или не захотели дать ответы управляющих на запрос The American Lawyer о перспективах российского юррынка. 15 месяцев назад 12 фирм приняли участие в статье на эту же тему.

The American Lawyer: как глобальной юрфирме выжить в России

Для части из них, которые берут заоблачные суммы за работу в финансовых столицах мира, Москва уже, возможно, потеряла привлекательность. Или по меньшей мере им стоит затянуть ремни потуже и приспособиться. Балаян полагает, что режим санкций заставляет фирмы рассмотреть другие юррынки региона, включая бывшие советские республики в Центральной Азии. Их главы говорят все еще по-русски, и две страны ведут торговлю в существенных объемах. «Российский юррынок очень важен для каждого глобального игрока, – заключает Балаян. – Это огромные возможности».

Перевод статьи «Amid Sanctions, Global Law Firms Face Russian Reckoning».