ПРАВО.ru
Практика
19 декабря 2018, 8:40

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за ноябрь

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за ноябрь
Две инстанции решили, что клиент должен оплатить комиссию за перевод денег внутри банка со своего счета ИП на личный счет. Ведь правила банка устанавливали комиссию за внутренние переводы индивидуальных предпринимателей физическим лицам. В чем здесь ошибка, разъяснил АС МО. Также он рассказал, когда не получится возместить судрасходы, оплаченные заемными деньгами третьих лиц.

Комиссия на перевод себе

Может ли ВТБ взимать комиссию за перевод денег со счета ИП на личный счет этого же человека, решал АС Московского округа в деле № А40-221423/17. В нем индивидуальный предприниматель Евгений Крокин потребовал вернуть 28 100 руб., которые банк снял у него за переводы самому себе в 2017 году (на какую именно сумму – в актах не говорится). Как указывал Крокин, он перечислял деньги со счета ИП на счет платежной карты для личных целей. У ВТБ переводы в личных целях бесплатные, поэтому банк должен вернуть деньги.

Но две инстанции встали на сторону организации. Они процитировали пункт положения о тарифах – он устанавливал комиссии «за внутренние платежи с расчетных счетов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на счет физических лиц». Если толковать это условие буквально, то получается, что с переводов Крокина платится комиссия, решили два суда.

Но речь в этом пункте идет о сторонних физических лицах, а не о самом клиенте, возразил АС МО. По его мнению, положение о комиссиях не применяется, если клиент-индивидуальный предприниматель перечисляет деньги со счета ИП на личный счет в том же банке. Поскольку Крокин уплатил все налоги и другие обязательные платежи – он может использовать оставшийся доход в личных целях, указала кассация со ссылкой на письмо Министерства финансов Российской Федерации от 11 августа 2014 года № 03-04-05/39905. Банк же мог доказывать, что Крокин перечислял деньги не в личных целях или что средства сняли во исполнение закона по противодействию легализации. Но ничего из этого ВТБ не сделал, поэтому кассация приняла решение в пользу ИП.

Этот прецедент поможет другим клиентам банка отбиваться от необоснованных комиссий, полагает партнер юргруппы PARADIGMA PARADIGMA Федеральный рейтинг. группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право Профайл компании Валерия Селиванова. Она вспоминает два других дела, где суды вставали на сторону клиентов. В деле № А40-20252/2018 АС МО признал незаконной комиссию при закрытии счета. В числе прочего кассация указала, что банк не доказал, что понес расходы или потери, которые нужно было компенсировать. Закрыть счет, если клиент того хочет, – прямая обязанность банка, никакой дополнительной услуги не было. Во втором деле Верховный суд подтвердил незаконность комиссии на сомнительную операцию (№ А43-1007/2016). Если уж у банка есть такие подозрения, то клиенту надо отказать. Но вместо этого банк снял повышенную комиссию, что напрямую противоречит закону о противодействии легализации доходов.

«В последнее время очень много сообщений от клиентов банков о том, что банки стали взимать необоснованные комиссии, потому что они дополнительно проводят работу по противодействию легализации доходов. А еще они блокируют операции и закрывают счета», – делится Селиванова. По ее словам, особенно сложно индивидуальным предпринимателям: любой платеж со счета ИП на свой счет как физлица находится в группе риска, потому что его подозревают в «обналичке». Конечно, банки зарегулированы и стремятся выполнять указания ЦБ, но нельзя забывать о клиентах, ведь банки существуют благодаря им, подытоживает Селиванова.

Оплатить судрасходы займами

Можно ли компенсировать судрасходы участнику процесса, который попросил кредиторов оплатить своих адвокатов, разбирались суды в банкротстве МИ-Банка № А40-56428/2012. В этом деле Агентство по страхованию вкладов взыскивало 450 млн руб. убытков с председателя правления банка Михаила Кудрявцева и председателя совета директоров банка Гитаса Павило Анилиониса, которые одобрили якобы заведомо невозвратные займы. Спор прошел не один круг рассмотрения, требования удовлетворяли, потом отказывали, но в итоге иск АСВ был отклонен.

Затем Анилионис решил взыскать с АСВ 1,4 млн руб. расходов на юристов из КА  Тарло и партнеры Тарло и партнеры Федеральный рейтинг. , но принес в суд доказательства оплаты лишь 831 225 руб. Сам Анилионис их не платил. Он заключил два договора займа с ООО «Макариос и компания» и Л. Дорошенко, которые, согласно условиям, перечислили деньги не заемщику, а сразу в коллегию адвокатов. Две инстанции учли частичную оплату и согласились, что с учетом сложности задач ответчику можно присудить 500 000 руб. Они опирались на разъяснения Высшего арбитражного суда, который разрешил возмещать судрасходы, уплаченные третьими лицами в счет обязательств перед заявителями (п. 5 информационного письма Президиума ВАС от 5 декабря 2007 года №121).

«Уплата третьими лицами в счет обязательств перед заявителем» обозначает, что плательщики должны быть должниками Анилиониса, а они, наоборот, кредиторы, указала кассация. Кроме того, заявитель не рассчитался по своим долгам перед ООО и Дорошенко. Таким образом, Анилионис не доказал, что понес какие-либо расходы, подытожил АС МО и отклонил требования. 

Заявитель сказал суду, что пока займы не погасил, а кассация написала в постановлении, что возможность оплаты займов в будущем выходит за рамки рассмотрения дела. Это уже сложившийся в судебной практике подход, подтверждает руководитель судебной практики юргруппы Paradigma Андрей Торянников. По его словам, суды формально оценивают доказательства несения судебных расходов. «В своей практике я встречал такое доказательство, как расписка юриста о получении денег, – вспоминает Торянников. – Если в отношении гражданина это можно считать приемлемым, но никак не для юрлица, тем более в случае с представителем-адвокатом или юрфирмой». Хотя в практике некоторых арбитражных судов встречаются выводы о том, что расписка может подтвердить затраты на юриста, добавляет Торянников.

Исчезнувший залог

Если точно неизвестно, исчезли предметы залога или нет, то суд должен исходить из их наличия, напомнил АС МО в деле о несостоятельности ООО «ТД «Стеклостандарт» № А40-179010/2016. В нем ООО «Внешпромбанк» соперничало с управляющим Владимиром Сахаровым, который пытался «вывести» из-под залога требования к должнику на 369 млн руб. «Стеклостандарт» отдал в залог товары в обороте в 2010–2011 годах, но в 2016-м обанкротился. Управляющий провел инвентаризацию и не нашел этих товаров. По его сведениям, должник успел продать продукцию. Поэтому Сахаров подал в суд заявление с целью признать требования Внешпромбанка незалоговыми. Кредитор против этого возражал, но две инстанции изучили итоги инвентаризации и удовлетворили требования.

Но, по мнению кассации, они неправильно распределили бремя доказывания, без учета материально-правовых интересов сторон. Тот, кто хочет отменить залог (управляющий или другой кредитор), должен доказать основания его прекращения или тот факт, что у должника больше нет имущества. Если его и правда нет, разъяснила кассация, значит, удовлетворение требований залогового кредитора станет невозможным. И если последний выдвигает возражения – любые сомнения надо толковать в пользу наличия залога.

Суды не сопоставили списки имущества в приложениях к договору залога и в инвентаризационных ведомостях. Они не убедились, что у должника не осталось ни одного заложенного товара. С такими указаниями АС МО направил дело на пересмотр.