Репортаж
1 ноября 2012

Суд и вонючие духи для нотариуса

Суд и вонючие духи для нотариуса
Фото с сайта mdeebiz.blogspot.ru

За наследство своего отца, инженера-изобретателя, Ольга Калугина бьется уже два года. Причем иногда "бьется" в буквальном смысле слова. Ее враг — нотариус Наира Букия, которая на разные лады отказывается оформить право наследования Калугиной на изобретения ее отца. Вчера она продолжила свою битву в Нагатинском суде, который приступил к рассмотрению иска против нотариуса.  

Ольга Калугина, учительница лет сорока, еще в 2010 году начала оформлять наследство – 12 патентов на изобретения своего отца Вячеслава Калугина, работавшего в ОКБ им. Яковлева. Среди его изобретений многофункциональный самолет, система управления траекторией полета, устройство подвески на летательном аппарате, система управления оружием летательного аппарата. Архивариус нотариуса Наиры Букия, к которой обратилась Калугина, направил ее за справками на изобретения в Роспатент. "Заплатите там 20 000-30 000 руб.", — сказал архивариус. Калугина в Роспатент сходила, но там совету архивариуса очень удивились. "Мне сказали, что данные об изобретениях отца есть в открытом доступе на сайте Роспатента", — рассказала "Право.Ru" Калугина. В итоге ей удалось получить копии документов в КБ, где работал ее отец. Но нотариус отказала ей в оформлении права на наследство, сославшись на ст. 16 закона о нотариате. "Копии патентов представлены не наследником, а конструкторским бюро, которое не обладает информацией о заключении соглашений между наследодателем и другими правообладателями о передаче или отчуждения патентам третьим лицам", — говорится в отказном документе.

Тогда Калугина попыталась обратиться к другому нотариусу, но ей отказали из-за того, что дело уже было открыто. "У нас такие законы дурацкие, я заказчик — и я же оказалась заложником нотариуса", — сокрушалась истица. После отказа Калугиной нотариус сама обратилась в Роспатент, организация выставила ей счет на 81 500 руб., который она попыталась переложить на наследницу. "Договор был заключен между ними, меня даже не спрашивали, а в документе она пишет, что я уведомлена, — сказала Калугина. – Это чисто ее обязанность – добывать сведения". Она обнаружила и другие нарушения – у нотариуса нет кассового аппарата, чеки не выдаются.

После двух лет ожидания, так и не вступив в права наследства, Калугина обратилась в полицию и Московскую городскую нотариальную палату. По ее словам, в палате от нее "отписались", сообщив, что проверка деятельности нотариуса идет. Помочь наследнице не смог и Минюст: ведомство направило ее уже по известному адресу – в МГНП.

"Но я тоже в долгу не осталась, — говорит Калугина, — в августе, когда я получила отказ, купила в магазине приколов вонючие духи и обрызгала ее [нотариуса] кабинет, так нас с подругой ее охрана потом догоняла, но мы отбились". Нотариус написала на клиента заявление в полицию. Обвинение учительнице правда пока не предъявили, но в полицию вызывали, и теперь она почему-то опасается за свою жизнь и сокрушается, что вместо духов у нее не было автомата Калашникова. Но и эту проблему она, возможно, решит нетривиальным способом. Калугина всерьез подумывает передать права на наследство бывшему члену Ореховской ОПГ. Правда, какой барыш может принести наследство, учительница не представляет.

На первое заседание в Нагатинский суд 31 октября нотариус не явилась, хотя, по словам судьи Ольги Шумовой, повестку ей отправили две недели назад. Нотариус также не предоставила суду дело о наследстве. Но прежде чем перенести заседание, судья по ходатайству истца приобщила заявление от технического директор ОКБ им. Яковлева Виктора Шаповалова. В нем он сообщил, что лично просил нотариуса выдать свидетельство о наследстве и посылал ей письма с этой просьбой, которые "нотариус игнорировала". Суд также постановил привлечь ОКБ в качестве заинтересованного лица.

Выдавая повестку, судья пыталась успокоить Калугину: "никто ж не спорит, что вы не наследник. Вы оспариваете действия нотариуса, если они будут признаны незаконными, вам будет выдано свидетельство". 

В Московской городской нотариальной палате не смогли предоставить оперативный комментарий по теме.