Интерправо
25 октября 2016, 20:46

ВС рассмотрел практику международных судебных инстанций

ВС рассмотрел практику международных судебных инстанций
Фото Право.Ru

Верховный суд РФ опубликовал третий обзор судебной практики за 2016 год. В частности, ВС рассмотрел практику международных договорных органов, выделив 14 разбирательств по пяти категориям. Большая часть из них касается уголовно-процессуальных нарушений, допущенных российскими правоохранительными органами при задержании подозреваемых. Также ВС рассмотрел практику международных судебных органов в области семейного права, а также судебные тяжбы, связанные с последствиями катастрофы на Чернобыльской АС. 

В сфере административных правоотношений
 

1. ЕСПЧ

«Андрей Лавров против России» (дело № 66252/14)

Заключенный Андрей Лавров, у которого был диагностировал рак крови в последней стадии, обратился в ЕСПЧ с жалобой против властей РФ, ссылаясь на статью 3-й Европейской конвенции по правам человека (запрещение пыток). Он заявил, что во время его нахождения в тюрьме ему не была оказана эффективная медицинская помощь, что поставило его жизнь и здоровье под угрозу и стало причиной физических и моральных страданий. Суд, в свою очередь, с претензиями истца согласился. В постановлении отмечается, что под понятие "жестокое и унижающее достоинство обращение" подпадает не только причинение реальных телесных повреждений и нравственных страданий, но и обращение, которое унижает человека и заставляет его чувствовать страх, тоску или неполноценность. ЕСПЧ пришел к выводу, что власти должны обеспечить своевременное диагностирование и лечение заключенного.

Кроме того, по словам россиянина, ответчики не провели соответствующего медицинского обследования, чтобы ответить на вопросы европейского суда. Тем самым, решил ЕСПЧ, власти РФ нарушили право заявителя на подачу индивидуальной жалобы. ЕСПЧ постановил, что цель проведения медицинских обследований заключалась в сравнении заболевания истца с перечнем болезней, позволяющих заключенному рассчитывать на освобождение.

"Ни разу во время обследований врачи тюремной больницы не оценили состояние здоровья заявителя независимо от указанного перечня и не определили, требовало ли его заболевание, учитывая текущее проявление, характер и продолжительность болезни, перевода заявителя в специализированную больницу", – решил суд. В постановлении также указывалось, что эксперты не проверили качество оказываемой заключенному медицинской помощи и условия его содержания под стражей (см. "Денег нет, но держится: Минюсту не хватило средств для выполнения решений ЕСПЧ").

«Ивко против России» (дело № 30575/08)

В другом деле против России заявитель, Николай Ивко, также жаловался на то, что власти не предоставили ему надлежащую медицинскую помощь в нарушение статьи 3 Конвенции. Интересы истца в суде представляла его сожительница. Суд пришел к выводу, что Ивко заразился гепатитом С и лечился от туберкулеза задолго до своего задержания в октябре 2007 года. Это, говорится в постановлении, означает, что мужчина принадлежал к категории заключенных, которым необходима особая медицинская помощь для предотвращения повторного заболевания туберкулезом. В 2009 году у Ивко случился рецидив заболевания, а спустя несколько лет он скончался в тюрьме. ЕСПЧ решил, что во время отбывания наказания Ивко не получал полноценного и эффективного лечения имеющихся у него заболеваний. Таким образом, ЕСПЧ признал за властями РФ нарушение статьи 3 Конвенции.

Кроме того, заявитель утверждал, что он был лишен эффективной правовой защиты от жесткого обращения. Европейский суд, в свою очередь, с этими доводами согласился, признав за Россией нарушение статьи 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты).

2. Комитет по правам человека ООН

Т. В. и А. Г. против Республики Узбекистан (сообщение № 2044/2011)

Семейная пара из Узбекистана обратилась в комитет, заявив, что 10 октября 2006 года они были задержаны, а затем принудительно госпитализированы в психиатрическую лечебницу без решения суда и надлежащего медицинского освидетельствования. При этом им не был предоставлен защитник, а также право связаться с родственниками. В 2007 году омбудсмен ООН провел расследование, по результатам которого направил в Самаркандский городской суд жалобы, сообщив о незаконных действиях в отношении заявителей. В частности, представитель комитета квалифицировал действия трех должностных лиц как злоупотребление должностными полномочиями и нарушение положений Закона о психиатрической помощи.

В комитете отметили, что 14 октября 2006 года главврач Центра психического здоровья распорядился создать экспертную комиссию врачей психиатров для оценки состояния психического здоровья заявителей, при этом данное решение было принято через четыре дня после принудительной госпитализации граждан. В постановлении говорится, что решение о госпитализации связано с тем, что с 2002 года заявители постоянно жаловались в различные инстанции. Кроме того, 17 мая 2007 года Самаркандский городской суд постановил, что супруги своими многочисленными жалобами «мешали работе» председателя махаллинского комитета, который был вынужден запросить проведение психиатрической проверки, чтобы защитить интересы остальных жителей. В итоге у заявителей были выявлены психические отклонения, на основании которых они и были госпитализированы.

Комитет отметил, что власти РФ не смогли доказать, что недобровольная госпитализация на девять дней была необходима для защиты супругов от серьезного вреда или недопущения причинения вреда другим. Также представители органа ООН признали за государством-ответчиком злоупотребление властными полномочиями и нарушение предусмотренной национальным законодательством процедуры. Таким образом, комитет пришел к выводу, что помещение заявителей в психиатрический стационар стало результатом произвольного и незаконного решения и не имело надлежащего медицинского обоснования.

"На основе имеющихся данных Комитет приходит к выводу о том, что решение о помещении авторов в психиатрический стационар, как представляется, было мотивировано стремлением наказать или унизить авторов за осуществление ими своего права на подачу жалоб и высказывание своих мнений", – решил Комитет. В итоге орган признал, что российская сторона нарушила статью 7 Международного пакта о гражданских и политических правах.

В сфере социальных правоотношений
 

1. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам ООН

Мигель Анхел Лопес Родригес против Испании (сообщение № 1/2013)

В данном деле Комитет рассмотрел вопрос о доступе лица, лишенного свободы и находящегося в пенитенциарном центре, к не предусматривающему отчислений пособию по инвалидности. Мигель Анхел Лопес Родригес пожаловался в Комитет на сокращение размера выплачиваемого ему пособия по инвалидности в то время, как он содержался в тюрьме. Орган ООН, в свою очередь, пришел к выводу, что в соответствии со статьей 144 Общего закона о социальном обеспечении, это сокращение является законным, поскольку часть пособия была направлена на удовлетворение основных потребностей заключенного: его содержания и питания. Кроме того, Комитет решил, что оно является разумной мерой для защиты государственных ресурсов, необходимых для осуществления прав личности. При этом орган ООН не нашел никаких доказательств того, что замена части пособия по инвалидности с выплаты наличными на оплату содержания в пенитенциарном учреждении имела какие-либо серьезные негативные последствия для заявителя. Таким образом, комитет решил, что сокращение размера не предусматривающего отчислений пособия заключенного по инвалидности не представляет собой нарушения его прав по статьям 2 и 9 Пакта.

В сфере семейных правоотношений
 

1. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин

М. В. против Дании (сообщение № 46/2012)

Жительница Дании обратилась в Комитет с жалобой в соответствии со статьей 1 и пунктом d статьи 2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Истица указала, что она и ее сын подверглись насилию со стороны ее сожителя. Кроме того, женщина заявила, что судебные разбирательства, проводимые датскими органами власти и судами, были предвзятыми, а ответчики не предприняли надлежащих и безотлагательных мер по защите ее самой и ее сына от дискриминации. По словам заявительницы, даже после ее переезда в Австрию она подвергалась вербальному и физическому насилию, притеснению и преследованию со стороны ее сожителя, а ее сын впоследствии был похищен. Также женщина заявляла о неоднократных процессуальных нарушениях, в частности, она была неправомерно заключена под стражу за якобы незаконный вывоз сына из Дании и лишена права консультации с адвокатом.

Комитет, в свою очередь, решил, что датские правоохранительные органы проигнорировали международный ордер на арест сожителя датчанки, выданный австрийскими властями за нападение и похищение ребенка. Таким образом, ведомство постановило, что государство-участник не предприняло должных мер для предотвращения, расследования и наказания актов насилия, а также для защиты заявительницы и ее сына. "В свете вышеизложенного Комитет считает, что государство-участник нарушило права автора и О. В. (ее сына) в соответствии с пунктом d статьи 2, пунктами a и b статьи 5 и подпунктом d пункта 1 статьи 16 Конвенции", – говорится в решении.

В сфере гражданско-процессуальных отношений
 

1. ЕСПЧ

«Долбин против России» (№ 18451/04), «Коновалова против России»( № 23304/05), «Шапкин и другие против России» (№№ 34248/05, 46745/06 и 28424/07), «Шурыгина и другие против России» (№№ 2982/05, 5991/05, 9546/05 и 24130/06), «Кулюк и другие против России» (№№ 47032/06, 6415/07, 39249/08 и 39251/08), «Климова и другие против России» (№№ 22419/05, 26493/06 и 41910/06), «Коваленко и другие против России» (№№ 36299/03, 14222/04, 15030/04, 36581/04, 1407/05, 2071/05 и 24618/05).

В данном разделе речь идет сразу о ряде дел, в которых суд установил нарушение статьи 6 Конвенции по правам человека (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (право на мирное пользование своим имуществом). Жалобы заявителей касались нарушений при перерасчете пенсий и пособий в возмещение вреда здоровью в связи с ликвидацией последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также установлении процента утраты трудоспособности и возмещения вреда в связи с реабилитацией. Суд постановил, что "решения российских судов были отменены в порядке надзора исключительно на основании неправильного применения положений материального права нижестоящими судами". ЕСПЧ решил, что несогласие одной из сторон с оценкой судов первой и апелляционной инстанций не является веским основанием для отмены вступившего в силу и обязательного для исполнения судебного решения, а также для возобновления разбирательства по иску заявителей. Европейский суд также подчеркнул, что "отмена вступивших в силу и подлежащих исполнению решений судов и предполагаемое непредоставление заявителем исполнительных документов в соответствующие органы не является основанием для длительного неисполнения решений".

В сфере уголовных и уголовно-процессуальных правоотношений
 

1. Комитет по правам человека ООН

Непорожнев В. В. против Российской Федерации (сообщение № 1941/2010)

Заявитель, Владимир Непорожнев, подал жалобу, утверждая, что он был задержан и по пути в отделение полиции избит сотрудниками правоохранительных органов. Мужчина указывал, что до утра следующего дня его держали в подвале отделения полиции, где подвергали избиениям и причинили ему переломы челюсти и нескольких ребер. При этом Комитет принял во внимание представление российской стороны, согласно которому телесные повреждения задержанному нанесли неустановленные лица. Ведомство указывает, что из-за невыявления виновных следствие изначально было прекращено. Позднее расследование было возобновлено, однако по нему не были представлены результаты. Вместе с тем Комитет считает, что показания сотрудников оделения скорой помощи и правоохраниетльных органов содержат противоречивые сведения об обстоятельствах задержания Непорожнева и фактах причинения ему телесных повреждений.

Таким образом, Комитет пришел к выводу, что власти РФ не отреагировали должным образом на обоснованно выдвинутые автором обвинения в применении пыток. Это, решило ведомство, является нарушением прав заявителя по статье 7 в совокупности с пунктом 3 статьи 2, а также пунктами 1 и 3 d) статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. В связи с этим Комитет обязал ответчика провести тщательное и эффективное расследование заявлений Непорожнева о пытках в ходе его задержания, предоставить заявителю подробную информацию о результатах расследования, обеспечить судебное разбирательство и наказать виновных в совершении нарушений, а также предоставить заявителю достаточную компенсацию за причиненный ему вред.

2. ЕСПЧ

"Лыкова против России" (дело № 68736/11)

Жалобу в ЕСПЧ подала россиянка Ирина Лыкова, заявив, что ее сын был незаконно лишен свободы. Кроме того, истица указывала, что в ходе пребывания в отеле полиции ее сын подвергся избиению со стороны сотрудников правоохранительных органов. По словам Лыковой, такие действия были направлены на получение признательных показаний и в конечном итоге привели к гибели задержанного. Заявительница подчеркивала, что по данному факту не было проведено надлежащее расследование.

"Власти не предоставили доказательств того, что [сын заявителя] покидал отдел милиции в какой-либо момент времени, а также что мог сделать это по своему усмотрению… Таким образом, Суд считает, что заявитель был лишен свободы по смыслу статьи 5 Конвенции", – говорится в решении суда. Вместе с тем ЕСПЧ постановил, что властям так и не удалось объяснить, какое именно правонарушение совершил сын заявительницы до его задержания. "Суд полагает, что [сын заявителя] подвергся произвольному лишению свободы, поскольку его задержание не подпадало ни под один из случаев, перечисленных в пункте 1 статьи 5 Конвенции", – пояснил ЕСПЧ. Кроме того, в связи с неэффективным расследованием жестокого обращения с задержанным суд признал нарушение статей 2 (право на жизнь) и 3 (запрещение пыток) Европейской конвенции по правам человека.

"Таджибаев против России" (дело №17724/14), "Набид Абдуллаев против России" (дело №8474/14) и "Мухитдинов против России" (дело №20999/14)

Европейский суд по правам человека вынес решения по ряду дел, в рамках которых заявители жаловались на риск жестокого обращения в случае их экстрадиции родину. В деле гражданина Киргизстана Миродина Таджибаева, задержанного на территории РФ, суд признал нарушение его прав в соответствии со статьей 3 Конвенции (запрещение пыток). ЕСПЧ пояснил, что российские власти отказались предоставить статус беженца мужчине, который утверждал, что из-за того, что он является этническим узбеком, на родине его могут преследовать по национальному признаку. Суд, в свою очередь, признал наличие реальной угрозы для Таджибаева со стороны правоохранительных органов Киргизстана.

Набид Абдуллаев, также принадлежащий к узбекскому этническому меньшинству, тоже жаловался на риск жестокого обращения в случае экстрадиции в Киргизстан. В данном случае суд признал за Россией нарушение статьи 3 Конвенции, а также пункта 4 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции. Аналогичные нарушения были выявлены и в деле Лутпиддина Мухитдинова, который заявлял о рисках физической расправы из-за его выдачи в Узбекистан.