Новости
12 июля 2012, 21:36

Экс-совладелец "Сибцемента" допускает, что неосновательно обогатился, но напоминает: срок исковой давности пропущен

Экс-совладелец "Сибцемента" допускает, что неосновательно обогатился, но напоминает: срок исковой давности пропущен
Фото с сайта www.beton.ru

В Пресненском райсуде Москвы рассматривается иск ОАО ХК "Сибирский цемент" к бывшему совладельцу и топ-менеджеру компании Андрею Кирикову. Холдинг намерен вернуть $2 млн, которые тот получил от "Сибцемента" несколько лет назад: то ли под подозрительно низкие проценты, то ли безвозмездно — на "представительские функции". Ответчик настаивает на второй версии и считает, что срок исковой давности пропущен.

Кириков был одним из трех основателей холдинга "Сибцемент", созданного в 2004 году и входившего в число самых крупных производителей цемента в России. В 2010 году он вышел из бизнеса, а за два года до этого, в 2008 году, пост президента компании покинул Андрей Муравьев, второй основатель холдинга. По информации газеты "Коммерсант", их уход был связан с тем, что третий "родоначальник" компании, Олег Шарыкин, оттеснил их от управления. Сейчас Шарыкин возглавляет совет директоров "Сибцемента", который требует от Кирикова вернуть 51,8 млн руб. (летом 2007 года эта сумма была эквивалентна $2 млн), перечисленных ему в рамках займа 1 июня 2007 года, и 19,3 млн руб. процентов за пользование средствами.

В четверг представитель холдинга Артем Орлов утверждал, что эти деньги были выданы Кирикову под 7,9% годовых: "Это ниже уровня инфляции и ставки рефинансирования на тот период". Однако кредитный договор сторонами подписан не был. А единственным доказательством существования отношений займа, имевшимся в распоряжении нынешнего "Сибцемента", оказалось платежное поручение, оригинал которого Орлов представил суду. Кроме того, Орлов хотел приобщить к делу копию письма Кирикова с просьбой дать ему $2 млн, но судья Жанна Пархоменко отклонила ходатайство, так как копия не была надлежаще заверена, а оригинал отсутствовал.

На просьбу суда объяснить, по какой причине не был подписан договор, Орлов озвучил свои "догадки": "Кириков был не последним человеком в команде тогдашнего президента [компании]". Пархоменко также интересовало, почему "Сибцемент" обратился в суд только 16 февраля 2012 года. По словам Орлова, это связано с беспорядком в документах, оставленных прежней "командой" топ-менеджеров. "Другая команда", по его словам, около года назад обнаружила задолженность Кирикова, отраженную в бухгалтерском балансе. Уже 14 октября 2011 года "Сибцемент" направил ему требование о возврате долга, и 3 ноября Кириков его получил, говорил Орлов. Средства возвращены не были, и компания подала на своего сооснователя в суд.

Представитель Кирикова Станислав Голотвин подтвердил только факт перечисления денег на счет его доверителя. В остальном он с истцом решительно не соглашался. Голотвин заявил, что Кириков, будучи главой московского представительства "Сибцемента", получал от компании средства на "представительские функции". Голотвину это известно не только от доверителя, но и потому что во время описываемых событий он, по собственному утверждению, работал помощником президента компании Муравьева. Представитель ответчика посоветовал истцу более "детально навести порядок" в документах и поискать там информацию о том, как Кириков потратил полмиллиона руб., переведенные ему 1 июня 2007 года: "Он отчитывался перед коллегами". Кроме того, Голотвин ходатайствовал о приобщении к материалам дела годового и ежеквартальных отчетов "Сибцемента", где отсутствовали следы сделки с Кириковым. В то же время, утверждал его представитель, "сделка по предоставлению такой крупной суммы и на таких якобы невыгодных для компании условиях если имела место быть, то она должна была обязательно быть одобрена советом директоров". Вдобавок Голотвин обратил внимание суда на то, что в платежном поручении не сказано, на какие цели переводились деньги, хотя "ничего не стоило" их прописать.

"По нашему мнению, отношений займа не сложилось, а сложились основания фактически неосновательного обогащения", — промежуточно подытожил свое выступление Голотвин. А значит, по его мнению, истец "пропустил 4-летний срок исковой давности на возврат необосновательного обогащения". После этих слов Голотвин выложил – в прямом смысле этого слова – еще один аргумент в защиту своей позиции. Это было требование о возврате долга, направленное "Сибцементом" в адрес Кирикова 22 февраля 2008 года, которое тот передал своему представителю. Со стороны "Сибцемента" на нем стояла подпись вице-президента компании по экономике и финансам Сергея Храпунова.

Орлов не смог ни подтвердить, ни опровергнуть существование этой бумаги, однако настоял на проведении судебной экспертизы документа. Голотвин назвал это затягиванием процесса и предложил вызвать свидетеля Храпунова. "Храпунов должен нам более 30 млн руб., и он тоже является человеком той команды", — открещивался от такой перспективы Орлов. Голотвин продолжал напористо возражать против экспертизы:

– Вы фактически заявляете о подлоге. Вы понимаете, что это уголовная ответственность – за заведомо ложный донос?

– Это не донос: я заявляю о том, что у нас такого документа нет. И мы хотим узнать его подлинность.

Суд согласился с тем, что документ имеет значение для дела и постановил провести экспертизу. Орлов хотел было оставить на усмотрение суда выбор экспертного учреждения, но Голотвин его остановил: "Стоп. У меня будут возражения". Тогда представитель истца попросил отложить слушания на один день, чтобы определиться с этим и со списком вопросов экспертам.