Актуальные темы
11 апреля 2017

Рэнкинг "Право.ru": судебная нагрузка на 20 крупнейших нефтегазовых компаний

Рэнкинг "Право.ru": судебная нагрузка на 20 крупнейших нефтегазовых компаний
Евгений Варламов | «Право.Ru»

Мария Фомичева, Алина Михайлова

"Право.ru" проанализировало судебную нагрузку на 20 крупнейших нефтегазовых компаний за последние три года. В целом результаты рэнкинга оказались ожидаемы, однако некоторые позиции все же удивили экспертов. Кстати, оказалось, что большинство компаний сами инициируют судебные споры и делают это весьма успешно: по статистике каждый второй их иск удовлетворяется.  

Как мы считали

Аналитики "Право.ru" оценили суммарную исковую нагрузку нефтегазовых компаний, вошедших в рейтинг портала РБК по состоянию на сентябрь 2016 года (всего их было 54). В рэнкинг "Право.ru" вошли 20 крупнейших из них, которые выступали в арбитражных судах в 2013–2016 годах как в качестве истцов, так и в качестве ответчиков по всем категориям споров. Мы учитывали только компании нефтегазового сектора: добывающие, перерабатывающие, а также торгующие нефтепродуктами. Например, мы не принимали в расчет 100%-ное участие ПАО "Лукойл" в компании по распределению теплоэнергии ООО "Ростовские Тепловые Сети", поскольку ООО не занимается нефтегазом. У каждой компании посчитана судебная нагрузка на головной офис, а также по всем дочерним и зависимым обществам, в которых она владеет не менее 51% акций (по данным на 17 марта 2017 года). Доля владения при этом не учитывалась. Все данные об экономических спорах получены при помощи сервиса для юристов по контролю за делами и компаниями Casebook, который объединяет в себе информационные базы арбитражных судов, судов общей юрисдикции и других источников. 

Рэнкинги относительной судебной нагрузки

Самая большая судебная нагрузка приходится на "Газпром" – эта компания обгоняет другие более чем в 2,5 раза. Однако и чистая выручка "Газпрома" значительно превышает иные нефтегазовые корпорации (с ним сопоставим только "Лукойл"). "Такая судебная нагрузка на "Газпром" объяснима – он присутствует в наибольшем количестве сегментов рынка", – объясняет адвокат, руководитель группы специальных судебных проектов ЮФ "ЮСТ" Антон Сироткин.

Помимо "Газпрома", в первую пятерку по суммарной исковой нагрузке в 2013–2016 годах вошли также "Роснефть", "Новатэк", "Лукойл" и "Татнефть". Все юристы отметили, что это весьма ожидаемо – в топ попали крупнейшие нефтегазовые компании. "Поскольку Россия является страной, обладающей значительным энергетическим потенциалом, деятельность нефтепромышленных компаний формирует крупный сектор экономики, что само по себе предопределяет уровень судебной нагрузки на основных игроков рынка полезных ископаемых", – заявил управляющий АБ "Адвокаты и бизнес" Сергей Ковбасюк. И только Сироткин был удивлен попаданием в рэнкинг компании "Новатэк".

Однако по-настоящему неожиданными были высокие показатели "Ачимгаза" – эта компания оказалась на 7-й строчке по суммарной исковой нагрузке, участвуя всего в 24 арбитражных делах и имея выручку в 2015 году 29 млн руб. Это обусловлено привлечением "Ачимгаза" в качестве ответчика по банкротному делу № А41-24723/2014. Также стоит отметить компанию "Сургутнефтегаз" – она находится на четвертом месте по выручке и лишь на 10-м – по судебной нагрузке. В рэнкинге отсутствует АО "ННК", что очень удивило президента международной КА "Левант и партнеры" Матвея Леванта (АО "ННК" участвовала в судебных разбирательствах всего 8 раз на сумму около 500 000 руб. – ред.).

Как показало наше исследование, большинство исков нефтегазовых компаний удовлетворяются полностью (42%) или частично (24%). При этом лишь каждый пятый иск (22%) возвращается, а каждый восьмой (12%) – отклоняется судом.

Чаще всего нефтегазовые компании участвуют в экономических спорах и других делах, возникающих из гражданских правоотношений. Однако юрист BMS Law Firm Владимир Шалаев считает, что объем административных дел тоже достаточно велик. "Это связано с существенной судебной нагрузкой на компании сектора", – объясняет эксперт.

Если сравнивать судебную нагрузку нефтегазовых и иных компаний, то по мнению Сироткина, у нефтегазовых она ниже. "Такое положение характерно для "сложившихся" рынков с ограниченным числом значимых игроков", – объяснил Сироткин. В целом данные рэнкинга отражают сравнительно небольшую суммарную исковую нагрузку в денежном выражении по отношению к годовым оборотам компаний нефтегазового сектора, считает доктор права Франции, старший юрист Incor Alliance Law Office, к.ю.н. Наталья Зверева. "Это связано с тщательным подходом к выбору контрагентов и оценке рисков, детально разработанным порядком и процедурами взаимодействия с контрагентами, корпоративной культурой и высокими требованиями к дисциплине в указанных компаниях", – отметила Зверева.

Также не стоит забывать и о третейских судах, в которых рассматриваются многие споры с участием нефтегазовых компаний – данные по ним не вошли в рэнкинг. Возможно, низкая судебная нагрузка отдельных фирм как раз связана с их "любовью" включать в контракты третейские оговорки. "Например, при Газпроме создан третейский суд, в который обращаются за разрешением споров не только "дочки" Газпрома", – рассказал адвокат бюро "Деловой фарватер" Антон Соничев.

Динамика

Глядя на судебную нагрузку в динамике, партнёр КА "Юков и партнёры" Сергей Сорокин отметил стремление нефтяных компаний разрешить возникающие споры в досудебном порядке. "Особенно это касается малозначительных требований. Незначительные с позиции сумм судебные дела могут подорвать деловую репутацию. Они также являются экономически нецелесообразной нагрузкой на внутренних юристов. В такой ситуации компании выгоднее договориться и выплатить определенную сумму. Это позволит сфокусироваться на крупных спорах, сэкономить время и ресурсы", – считает Сорокин.

"Практика показывает, что грамотное ведение переговоров на досудебной стадии урегулирования спора и адекватная оценка участниками своих перспектив в ходе последующего судебного разбирательства позволяют урегулировать спор без передачи его в суд", – заметила Зверева.

Иногда для усиления своей переговорной позиции применяются отдельные судебные инструменты, рассказал Левант. В качестве примера он напомнил о недавнем споре между "Роснефтью" и "Транснефтью" об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора о транспортировке нефти. В рамках этого спора были приняты предварительные обеспечительные меры, а затем истец заявил отказ от иска.

Каким будет рэнкинг нефтегазовых компаний через несколько лет, прогнозировать сложно. Левант считает, что в перспективе стоит ожидать постепенного увеличения судебной нагрузки на "ТАИФ-НК" в связи с развитием группы компаний "ТАИФ" в Татарстане.

Внешние консультанты или собственные силы?

Ковбасюк напомнил, что любая крупная организация, в том числе и нефтяная, стремится выходить на полное самостоятельное обеспечение своей коммерческой активности. Юридическое сопровождение бизнеса не является исключением. "Тем более сейчас многие нефтегазовые компании оказались в непростой экономической ситуации", – добавляет Зверева. Поэтому на внутренний юридический департамент компании приходится основная нагрузка. "Относительно судебного представительства наш опыт показывает, что здесь все зависит от конкретной ситуации. Как правило, нефтяные компании привлекают внешних консультантов в случае международных споров, а также серьезных споров на российском рынке. Небольшие спорные ситуации обычно разрешаются инхаус-специалистами", – рассказал Ковбасюк. С ним согласился Сорокин: "Внешних специалистов привлекают для разрешения корпоративных споров, споров об оспаривании сделок, взыскании убытков за неисполнение и ненадлежащее исполнение договора, а также для других споров, представляющих особую сложность. Собственные юристы ведут переговоры, делают претензионную работу и правой анализ проектов договоров, представляют интересы компании в спорах о признании действий и бездействия судебного пристава-исполнителя незаконным".

Такая ситуация вызвана желанием компаний минимизировать расходы на привлечение внешних специалистов. При этом Сорокин рассказал, что во время привлечения консалтеров сотрудники юридических департаментов компаний также участвуют в судебных делах, однако их роль сводится к наблюдению.

Самый громкий спор

Один из самых нашумевших споров за последние годы в нефтегазовом секторе был между акционерами ОАО "НК ЮКОС" и Российской Федерацией. В июле 2014 года Третейский суд в Гааге обязал Россию выплатить трем дочерним структурам гибралтарской компании Group Menatep Limited (GML) в общей сложности $50 млрд в качестве компенсации за экспроприацию государством НК "ЮКОС". Судьи признали нашу страну виновной в нарушении ст. 13 Энергетической хартии, которая запрещает национализацию и экспроприацию без справедливых целей и аналогичной компенсации. В ноябре 2014 года Россия подала в окружной суд Гааги три ходатайства об отмене решений Гаагского арбитражного суда. Российская сторона указывала, что у суда не было компетенции на разрешение этого спора, поскольку на момент вынесения решения Россия не ратифицировала Договор к Энергетической хартии. В апреле 2016 года Окружной суд Гааги удовлетворил жалобу России на решение арбитражного суда о выплате $50 млрд по иску бывших акционеров НК "ЮКОС".

Также можно вспомнить спор между Sakhalin Energy (принадлежит компании "Газпром") и "Роснефтью" о допуске к трубопроводу проекта "Сахалин-2", который завершся удовлетворением требований "Роснефти"; спор об исключении Нефте Петролеум Лимитед из ООО "Яргео" по иску "Новатэк" (стороны заключили мировое соглашение) и спор между "Роснефтью" и акционерами "ЮКОС" (спор урегулирован соглашением между сторонами). 

"Наша компания участвовала в сопровождении ряда крупных проектов компаний нефтегазового сектора. Некоторые из них были связаны с судебным представительством, например, спор о защите патентных прав с участием ОАО "НК "Роснефть" и ПАО "Газпром нефть". Другие касались сопровождения проекта – в частности, спор по созданию совместного предприятия в структуре организаций системы "Транснефть" для строительства завода по производству противотурбулентных присадок", – рассказала Зверева из Incor Alliance Law Office.