Актуальные темы
28 марта 2017

Пять дел, в которых применили постановление Пленума ВС № 43 об исковой давности

Пять дел, в которых применили постановление Пленума ВС № 43 об исковой давности

Влияет ли соглашение о переводе долга на срок исковой давности? Как посчитать его, если договор действует ретроспективно? Когда регистрация спорной сделки в Росреестре не значит, что лицо должно было узнать о нарушении своих прав? На эти и другие вопросы отвечают материалы подборки дел, в которых суды применили постановление Пленума Верховного суда от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

О долгах из периодических платежей

В 2010 году ООО «Солорент», собственник помещения в Москве, гарантийным письмом пообещало ГУП ДЭЗ Басманного района оплатить долги предыдущего владельца за «коммуналку» – 611 757 руб. за 2008–2010 годы. Обязанность погасить эту сумму была закреплена и в контракте сторон, заключенном тогда же, в 2010 году. Правда, срок оплаты установлен не был.

Затем помещения опять сменили владельца, а в 2014 году в отношении предприятия возбудили дело о несостоятельности (А40-17394/2014; конкурсный управляющий – Мария Булатова). В 2015-м банкрот напомнил «Солоренту» о старом долге. Компания отказалась его выплачивать, и коммунальная служба обратилась в суд (А40-138457/15). Ответчик, конечно, заявил о пропуске срока исковой давности, но Арбитражный суд Москвы отклонил этот довод и взыскал задолженность в полном размере. Срок ее уплаты в договоре не указан, значит, исковая давность не пропущена, рассудил АСГМ. 9 Арбитражный апелляционный суд с этим согласился.

Но накопившийся долг представляет собой периодические платежи. Поэтому суды должны были учесть разъяснения из п. 24 постановления Пленума № 43: если задолженность возникла по договору об оплате услуг частями, то срок давности надо исчислять отдельно по каждому неперечисленному платежу. АС Московского округа дал нижестоящим судам указание учесть это правило и отправил дело на новое рассмотрение.

Машина времени для исковой давности

В деле А40-27148/2014 суды решали, как считать срок исковой давности, если договор действует ретроспективно. Компания «Инбытцентр+» занимала здание магазина в Москве на Плющихе. Городской землей под домом она пользовалась на основании соглашений 1998, 2002 года, а в 2012 году заключила новый договор, который предусматривал оплату аренды с 1999 года. Судя по материалам дела, с 1999 по 2011 год «Инбытцентр+» не платил, и Департамент городского имущества в начале 2014-го подал иск о взыскании 1,7 млн долга.

Ответчик заявил о пропуске срока исковой давности, и судам пришлось его проверять. Арбитражный суд Москвы посчитал так: задолженность с 1999 по 2011 годы возникла из предыдущих соглашений (1998 и 2002 года), а значит, Департамент был об этом в курсе. И, поскольку арендодатель узнает о нарушении его права всякий раз, когда арендатор не платит вовремя, срок давности считается так же – периодами (здесь – ежеквартально).

В то же время компания в договоре 2011 года признала накопившиеся долги, а это прерывает течение исковой давности в пределах ее срока (то есть от дня подписания договора надо отсчитать три года назад), рассудил АГСМ. Об этом гласят п. 20 и 21 Постановления Пленума № 43. Таким образом, подытожила первая инстанция, можно взыскать лишь плату с 2008 года (всего получилось 0,6 млн).

Апелляция, наоборот, присудила городу всю сумму – 1, 7 млн. Арендатор начал пользоваться землей до 2011 года, и поэтому условия договора обеспечивают оплату уже состоявшегося владения. Когда договор был зарегистрирован в 2012 году – тогда и возникло «новое договорное обязательство по уплате арендных платежей за предшествующий период», объяснила коллегия под председательством Бронислава Веклича.

Но в кассации ее постановление не устояло: АС Московского округа согласился с первой инстанцией.

В час по чайной ложке: как разобраться с законными процентами

Разъяснения ВС помогли разобраться в деле А56-89970/2015, в котором «Сибирская кофейная компания» взыскивала с покупателя «Окей» 1,1 млн руб. «законных» процентов за не оплаченные в 2012–2015 годах товары. Ответчик возразил, что срок оплаты некоторых товарных накладных превышает три года до дня подачи иска, поэтому на них «штраф» не начисляется. АС Санкт-Петербурга и Ленобласти эти доводы отклонил и принял во внимание дату просроченного платежа применительно к каждому дню просрочки. 13 Арбитражный апелляционный суд, наоборот, прислушался к ответчику. Поскольку требование об уплате процентов дополнительное по отношению к основному долгу, то срок исчисляется с даты поставки товара с учетом остальных условий договора (например, рассрочки платежа), рассудила коллегия под председательством Жанны Колосовой. Поставщику она присудила лишь 327 443 руб.

С этим не согласился АС Северо-Западного округа, который занял точку зрения первой инстанции. Кассация процитировала п. 25 постановления Пленума № 43, который предписывает считать сроки по неустойке (330 ГК) или «законным» процентам (395 ГК) «по каждому просроченному платежу, который определяется применительно к каждому дню просрочки». В итоге АС СЗО оставил в силе решение первой инстанции – полностью в пользу поставщика.

Когда регистрация в Росреестре не равна осведомленности

В деле А39-6278/2015 суды определяли срок исковой давности по заявлению замгенпрокурора Мордовии. В ноябре 2015 года он потребовал признать недействительными договоры аренды земли, которые в 2011 году заключила администрация Лямбирского муниципального района с птицефабрикой «Атемарская». Местные власти передали птицефабрике для рыбоводства участки с искусственными прудами. Они были образованы с помощью плотин на реке Амогра, притоке Волги. Но жители близлежащего села жаловались на неудобства: доступ к водоему ограничен, снизился уровень воды в колодцах. Прокуратура за них вступилась и потребовала прекратить аренду. Раз птицефабрика пользуется прудами из притока Волги, то это федеральная собственность, а значит, муниципалы не имела права распоряжаться этими участками, в том числе – сдавать за плату в пользование, считало ведомство.

«Атемарская» не признала требований и обратила внимание, что договор аренды зарегистрирован еще в 2011 году, а значит, срок исковой давности истек. Как его посчитать, если прокуратура (или кто-то другой) защищает права других лиц, объясняет п. 5 постановления Пленума ВС № 43: срок исковой давности начинает течь с того момента, как иные лица узнали (или должны были узнать), что их право нарушается, и кто ответчик по иску. Прокуратура, в свою очередь, уверяла, что срок не пропущен. Истец указывал, что защищает интересы России как собственника водоемов в лице местного Росимущества. А оно узнало о нарушениях как раз в 2015 году из письма прокурора.

Арбитражный суд Мордовии занял сторону птицефабрики. В 2011 году Росреестр включил договор в госреестр недвижимости, который является открытым и доступным источником. Именно тогда Росимущество, как добросовестный и рачительный собственник, должно было узнать о распоряжении водоемами, решила судья Марина Алехина. Что же касается жалоб местных жителей – их разберет суд общей юрисдикции по правилам ГПК, указала она. Это решение устояло в апелляции.

Но с ним не согласился АС Волго-Вятского округа. Действительно, срок исковой давности здесь связан с осведомленностью, но в то же время ГК презюмирует, что участники гражданских отношений ведут себя добросовестно, отметила коллегия под председательством Евгения Кислицына. Местное Росимущество управляет землями, а не выявляет нарушения. Поэтому нет уверенности, что ведомство могло узнать о договоре после его регистрации в Росреестре. В данном деле, продолжала кассация, нет доказательств, что Росимущество в 2011 году обследовало спорные участки или могло знать о нарушениях. В то же время прокуратура сообщила Росимуществу о нарушениях в 2015 году, а значит, срок исковой давности не пропущен, подытожил АС ВВО. Сейчас дело заново рассматривает АС Мордовской области.

"Зеленый свет" для исковой давности

Влияет ли перевод долга на срок исковой давности, решали суды в деле А56-62530/2015. В нем ООО «Зеленый свет» взыскивало с компании «Грузомобиль Питер» неуплаченные 6 млн руб. по займам 2011 – начала 2012 годов. Должник согласился отвечать по ним в конце 2012 года, когда подписал соглашения о переводе долга. Но в 2015 году, когда «Зеленый свет» потребовал деньги через суд, Ответчик заявил о пропуске трехлетнего срока исковой давности. Истец возражал, что в соглашении о переводе долга в конце 2012-го «Грузомобиль Питер» фактически признал долг, а это означает перерыв течения срока исковой давности (ст. 203 ГК). Последняя точка зрения оказалась близка АС Санкт-Петербурга и Ленобласти, который удовлетворил требования «Зеленого света» в полном объеме.

Иного мнения оказался АС Северо-Западного округа. Он прислушался к ответчику, который твердил, что срок исковой давности истек, потому что перевод долга не может его прерывать. Подтверждение этого тезиса кассация нашла в п. 6 постановления № 43. Оно гласит, что правопреемство (наследование, уступка права и так далее) не влияет на начало срока исковой давности. А значит, исчислять его надо по общим правилам, без учета перерывов. С такими указаниями АС СЗО отправил дело на новое рассмотрение.