Актуальные темы
12 октября 2015, 15:18

Обзор "Право.Ru": Шесть дел, в которых применили постановление Пленума ВС № 25

Обзор "Право.Ru": Шесть дел, в которых применили постановление Пленума ВС № 25

Постановление Пленума ВС № 25 от 23 июня 2015 года применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ" разрешило часть спорных вопросов и задало вектор работе судов. По данным поисковой системы анализа судебных актов Caselook, за три с половиной месяца было принято несколько десятков актов со ссылкой на это постановление. "Право.Ru" выбрало арбитражные дела, дошедшие до ВС или кассации, где разъяснения Пленума сыграли наиболее значительную роль.

Какой пункт постановления "изменил" больше всего решений

Положение 25-го постановления, которое чаще всего влекло изменение судебных решений, – это п. 133, которым Верховный суд упразднил п. 2 постановления Пленума ВАС от 4 апреля 2014 года № 22. Согласно старому правилу, суд, который удовлетворял денежное требование, мог взыскать и проценты на случай неисполнения судебного акта (до дня, когда сумма будет фактически уплачена). С выходом постановления Пленума 2015 года должники получили шанс обжаловать судебные акты, принятые с учетом позиции ВАС.

Одним из таких дел стало постановление 8-го ААС по делу "Тюмень Водоканала" (№ А70-15406/2014), которое вышло 1 июля 2015 года, через неделю после 25-го Пленума (решение 24 июня). Тем не менее коллегия под председательством Татьяны Зиновьевой применила прежний Пленум ВАС. Она взыскала с ООО "Имущество" не только 639 тыс. руб. платы за загрязнение системы водоотведения, но и проценты на эту сумму по ставке рефинансирования на случай, если ответчик не исполнит акт вовремя. Апелляцию поправил АС Западно-Сибирского округа, который 10 сентября исключил слова о процентах из резолютивной части.

Какой факт не аргумент в суде

25-й Пленум пригодился в деле ООО "Ремонтник", которое стало соинвестором строительства гаражного комплекса, а взамен должно было получить в нем площади от ООО "Пилигрим". Деньги "Ремонтник" вложил, но помещение на него так и не оформили. Инвестор отправился в суд признавать за собой право собственности на объект (дело № А40-48921/2014).

Ответчик "Пилигрим" требований не признал. В заседаниях ссылался на то, что сам не смог зарегистрировать помещение из-за того, что оно не было поставлено на кадастровый учет. По этой причине "Ремонтник" не может требовать свой объект, согласились суды трех инстанций. Указали они и на то, что права истца вытекают из обязательственных отношений по инвестконтракту, а значит, он не может защищаться вещным иском о признании права собственности.

Верховный суд, рассмотревший дело 15 сентября этого года, высказал иную точку зрения. Он заметил, что участнику долевого строительства достаточно акта о передаче недвижимости, чтобы обратиться в Росреестр за регистрацией своего объекта. Поведение "Пилигрима" ВС назвал недобросовестным и сослался на п. 3 постановления 25-го Пленума. Из него следует, что после того, как возникло основание для регистрации права собственности, стороны не могут ссылаться на отсутствие такой регистрации.

Коллегия ВС под председательством Галины Поповой обратила внимание и на то, что один из граждан-инвесторов, К. Ф. Ридер, обратился с аналогичным иском в Останкинский районный суд и добился признания права собственности на помещение (дело 2-5202/2013 ~ М-5192/2013), после чего и зарегистрировал его в Росреестре. Получается, нижестоящие арбитражные суды в деле "Ремонтника" допустили неравенство физических и юридических лиц, констатировал Верховный суд. Он устранил эту несправедливость и принял решение в пользу "Ремонтника".

Два недействительных договора в одном действительном

Положения 25-го Пленума о притворных сделках оказались кстати в деле о банкротстве коммерческого банка "Ураллига" (№ А76-26516/2013). В нем конкурсный управляющий (Агентство по страхованию вкладов) оспаривал сделки одного из заемщиков, "Южно-Уральского дочернего общества "Союзлифтмонтаж", которое задолжало банку 5,5 млн руб. по кредиту. Незадолго до своего банкротства, 19 ноября 2013 года, "Ураллига" заключила соглашение об отступном с "Союзлифтмонтажем", которое предусматривало оплату долга векселями. Получив ценные бумаги, банк в этот же день продал их за 5,5 млн руб. некому обществу "Мистраль", которое не оплатило свою покупку. А через две недели после этого Центробанк подал в суд заявление о банкротстве "Ураллиги".

По мнению конкурсного управляющего, обе сделки, по сути, имели одну цель – перевести долг с платежеспособного "Союзлифтмонтажа", к тому же обеспеченный залогом, на "Мистраль", которое не ведет деятельности и заплатить вряд ли сможет. Арбитражный суд Челябинской области согласился с такой логикой и признал сделки притворными, "вернув" задолженность "Союзлифтмонтажу". 18-й ААС это решение отменил, подчеркнув, что договоров было два, и каждый из них имел свои цели и правовые последствия – рассматривать их в совокупности нельзя. А неоплата "Мистралем" векселей ничего не значит, потому что заинтересованность участников сделок не доказана. Такое постановление суд вынес 22 июня 2015 года.

На следующий день, 23-го, вышло постановление Пленума. В нем, вопреки мнению уральской апелляции, было сказано, что для прикрытия сделки может быть совершена не одна, а несколько сделок. В этом случае "маскирующие" сделки ничтожны, а рассматривать стоит ту, которую стороны действительно имели в виду. Такие разъяснения принял во внимание АС УО под председательством Натальи Артемьевой. В начале сентября он отменил акт апелляции и оставил в силе решение первой инстанции. Таким образом, возвращать кредит будет "Союзлифтмонтаж", который его и взял.

Как "исцелить" сделку, заключенную неуполномоченным лицом

Многие последние изменения в ГК направлены на стабилизацию договора, говорил д. ю. н., профессор, заместитель председателя ВАС РФ (в отставке) Василий Витрянский (см. "Законодатель представил юристам новые кодексы и наказания"). Этой же цели служат некоторые положения 25-го постановления. Как они действуют – можно посмотреть уже сейчас.

В деле № А46-14612/2014 рассматривался вопрос о недействительности сделки, по которой Елена Поздеева приобрела у ООО "Гилос Траст" 50 000 акций банка "Промышленно-финансовое сотрудничество" по 1000 руб. за штуку. От имени продавца договор подписал гендиректор Николай Ильин. Эту сделку и оспорил владелец 99,9%-ной доли в продавце "ПФС Инвест", который утверждал, что не выбрал кандидатуру Ильина, а значит, у того не было полномочий заключать сделки от имени дочернего общества. Участник сослался на то, что суд в другом деле, А46-873/2014, уже признал протоколы избрания Ильина недействительными.

Арбитражный суд Омской области и 8-й ААС приняли к сведению вывод суда из другого дела и заключили, что договор ничтожен. Но АС Западно-Сибирского округа обратил внимание на другое: решение о регистрации Ильина как директора в ЕГРЮЛ датируется серединой 2012 года, а незаконным оно было признано лишь около двух лет спустя. Кассация задалась вопросом, значился ли Ильин в реестре, ведь Поздеева перед покупкой акций могла проверить подписанта в ЕГРЮЛ и добросовестно заблуждаться, что он "настоящий" директор.

Коллегия АС СЗО под председательством Марины Лукьяненко процитировала пп. 119 и 122 Пленума № 25. Они устанавливают правило: если решение об избрании единоличного исполнительного органа признано незаконным, но он значился в ЕГРЮЛ и другая сторона сделки на это добросовестно полагалась, то такая сделка действительна. Исключение делается для случаев, когда неверные данные попали в реестр помимо воли юридического лица. Кассация решила отправить дело в первую инстанцию, которая должна выяснить, был ли Ильин включен в ЕГРЮЛ, и если да – то каким образом.

Два владельца одной вещи

Постановление стимулирует суды быть более активными участниками процесса, считает Екатерина Бибикова из Forward Legal. Примером может служить разбирательство № А60-38712/2014. В нем решался вопрос о недействительности договора залога линии по производству ветчины, заключенного между "Россельхозбанком" и ООО "Агросервис". К ним предъявило иск общество "Лобва", которое заявило, что это оно, а не "Агросервис", является собственником оборудования. В подтверждение своих притязаний истец представил оригиналы договора купли-продажи и акты передачи имущества. А банк и его контрагент предъявили лишь копии договора, поэтому суды первых двух инстанций им не поверили. Они решили: "Агросервис" не доказал, что у него возникло право собственности на имущество. Обществу "Лобва" удалось одержать победу.

Такой подход раскритиковал АС Уральского округа под председательством Ирины Краснобаевой, который сослался на п. 1 Пленума № 25. Это положение говорит о том, что если суд видит признаки явно недобросовестного поведения, то может признать его таковым по своей инициативе. В этом случае он выносит на обсуждение признаки недобросовестности, даже если стороны на них не ссылались. АС УО решил отправить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции и велел проверить, не было ли злоупотребления правами, как банк отразил операции в учете и какова судьба заложенного имущества (на чьем балансе оно отражено, кто платит за его содержание). "Суд определяет добросовестность действий сторон по своей инициативе – это настоящая новелла правоприменения", – комментирует Станислав Валуев из бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры".

Когда спорную сделку "одобряет" другая

Постановление № 25, помимо прочего, выполняет две задачи: во-первых, побуждает судей к большей активности при определении круга вопросов доказывания, а во-вторых, стабилизирует гражданский оборот и уменьшает возможности "порушить" обязательство.

Как это работает, можно увидеть в деле А24-2833/2014, в котором Управляющая организация "Камчатжилстрой" пыталась взыскать задолженность по договору транспортных услуг с ООО "Инвестстрой" (этот долг оплатило лишь частично по просьбе заказчика третье лицо – "Инвестстрой Плюс"). Но в ходе судебного разбирательства оказалось, что со стороны "Инвестстроя" договор, акты к нему и даже доверенность подписал не генеральный директор П. Насонов, а некто другой. По этой причине Арбитражный суд Камчатского края отказал истцу, и с ним согласился 5-й ААС. Факт частичной оплаты третьим лицом они не сочли за одобрение сделки.

АС Дальневосточного округа с этим не согласился. Он проанализировал п. 123 25-го постановления, который касается способов одобрения сделки, которая заключена представителем без полномочий или с превышением полномочий. Это положение приводит большой, но открытый перечень действий, которые могут рассматриваться как одобрение. В их числе – заключение или изменение другой сделки, которая служит для обеспечения, изменения либо исполнения спорной.

Похоже, последний случай и обнаружил АС ДВО в документах дела. В них оказалось письмо "Инвестстрой Плюс" от гендиректора "Инвестстроя", который переслал ему счет "Камчатжилстроя" и попросил его оплатить. Это адресат и сделал. При таких обстоятельствах, решил АС ДВО, выводы судов о том, что сделка не одобрена, "преждевременны и противоречат материалам дела". Коллегия под председательством Елены Захаренко отправила дело на пересмотр.

"Право.Ru" освещало еще несколько споров в ВС, где применялась позиция 25-го Пленума.