Актуальные темы
16 июля 2013, 21:39

ВАС напомнил, что никто не может быть судьей в собственном деле

ВАС напомнил, что никто не может быть судьей в собственном деле
Судья Анатолий Бабкин уверен, что суд должен занимать активную позицию и сам выяснять, беспристрастен ли коммерческий арбитраж

Высший арбитражный суд взялся за новую категорию "карманных" коммерческих арбитражей — под ударом теперь и те, которые учреждены крупными компаниями опосредованно, через некоммерческую организацию. На примере "Сбербанка" надзор показал, что исполнительные листы по их решениям в пользу материнских структур выдавать не надо. Возможно, последует и рекомендация судам: не ждать обращений со стороны участников процессов, а самим разбираться, объективен ли арбитраж.

"Сбербанк" вновь дал возможность ВАС высказаться на тему "карманных" арбитражей. Поводом стала практика госбанка включать в договоры с клиентами третейскую оговорку, по которой споры должны разбираться в третейском суде при АНО "Центр третейского разбирательства" (ЦТР), учрежденной при участии "Сбера". А пожаловалось в надзор ООО "Софид", лесопромышленная компания из Ленинградской области. С нее и ее учредителя Александра Шитя третейский суд при ЦТР солидарно взыскал 13 млн руб. Кроме того, арбитры обратили взыскание на имущество Шитя и "Софида", установив его стартовую продажную цену в 20 млн руб. Список этих активов начинается с 500-го "Мерседеса" 2005 года выпуска (продажная цена 540 000 руб.) и заканчивается земельным участком в 28 110 кв. м (7 млн руб.). В нем тракторы, тягачи, другая автотехника и деревообрабатывающее оборудование.

Свое решение третейский суд принял 26 июня пошлого года, а 15 августа "Сбербанк" обратился за исполнительным листом в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области (дело А56-48511/2012). Судья Марина Балакир выдала исполнительный лист 19 ноября, спустя неделю после того, как дело ушло в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа на кассационное рассмотрение. Его судьи — Татьяна Шпачева, Сергей Афанасьев и Ольга Соснина — коллегу из первой инстанции поддержали.

В суде первой инстанции ответчик говорил, что соглашения со "Сбербанком" по сути являются договорами присоединения (влиять на их содержание невозможно) и подписывались под угрозой невыдачи кредита. Представители "Софида" настаивали, что соглашения недействительны, ссылаясь на п.3 ст.5 закона о третейских судах. Она устанавливает, что третейское соглашение, обладающее характеристиками договора присоединения, действительно, если оно заключено после возникновения оснований для предъявления иска. В случае со "Сбербанком" и компанией Шитя это было сделано до того, как возникла конфликтная ситуация.

Но первая инстанция в вынужденность действия заемщика не поверила. "Не имеется безусловных доказательств того, что спорные условия договоров были навязаны, а также того, что [ответчики] были лишены возможности заключения сделок на иных условиях", — говорится в определении судьи Балакир, а кассация ее поддержала так: "Суд правомерно отверг доводы ответчиков о том, что заключенный кредитный договор является договором присоединения".

В надзорной жалобе "Софида" появился новый аргумент. "Порядок формирования третейского суда не соответствует принципу объективной беспристрастности суда с учетом правовой позиции ВАС, выраженной в постановлениях от 22 мая 2012 по делу 16541/11 и от 18 сентября 2012 года по делу 4011/12, поскольку банк является одним из учредителей "Центра третейского разбирательства", — излагается позиция компании Шитя в определении о передаче дела на рассмотрении президиума, которое подписали судьи Анатолий Бабкин, Юлия Горячева и Сергей Сарбаш. По их мнению, в деле "Сбербанк" vs "Софид" есть "особенность, связанная с опосредованным участием в формировании и деятельности третейского суда, [где должен рассматриваться спор] лица, аффилированного с одним из контрагентов по договору". Это может свидетельствовать о нарушении гарантии соблюдения принципа объективной беспристрастности и, как следствие, справедливости рассмотрения спора в виде нарушения равноправия и автономии воли спорящих сторон, решила "тройка".

А затем судья Бабкин с коллегами сослались на другое дело (А63-14040/2012), недавно поступившее в ВАС — по аналогичному спору "Сбербанка" со ставропольским ООО "Надежда" и его учредителями из-за 38,7 млн руб. Оно пока еще только принято к производству в надзоре, но коллегия уже использует "антисбербанковские" аргументы судьи Арбитражного суда Ставропольского края Елены Жариной, которая, наряду с другими обстоятельствами дела, обратила внимание и на участие крупнейшего российского госбанка в учреждении АНО "Центр третейского разбирательства" (еще двумя учредителями являются фонд "Центр стратегических разработок", основанный нынешним предправления "Сбера" Германом Грефом, и НП "Российский центр содействия третейскому разбирательству"). Жарина констатировала, что решение третейского суда, созданного при этой организации, нарушило основополагающие принципы российского права, "состав третейского суда и процедура третейского разбирательства не соответствовали федеральному закону", а потому исполнительный лист "Сбербанку" выдавать нельзя.

От себя судьи ВАС добавили еще два аргумента. Во-первых, вспомнили принцип "никто не может быть судьей в своем собственном деле", который является одним из основных элементов права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного п.1 ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Во-вторых, по мнению Бабкина и его коллег, судам не обязательно ждать, когда сторона заявит о том, что принцип "судьи в своем деле" не соблюдается. "Нарушение гарантии беспристрастного разрешения спора суд может констатировать и [без доводов] по поводу несоответствия порядка создания и процедуры третейского разбирательства законодательству, поскольку отказ от таких фундаментальных гарантий, как право на беспристрастный третейский суд не может зависеть исключительно от усмотрения сторон", — говорится в определении.

На том, что суд должен занимать активную позицию, прежде всего и акцентировал внимание членов президиума судья-докладчик Бабкин в своем докладе. Этой мыслью закончила свое выступление и представитель "Софита". "Суд обязан проверять такие принципы, как законность, равноправие сторон и беспристрастность. Однако судом в данном деле это выяснено не было", — сказала она.

- На момент заключения договора вам эти обстоятельства были известны? — спросила зампред ВАС Татьяна Андреева.

- Не были, — ответила юрист "Софита". — Нам это стало известно уже при рассмотрении другого дела (А56-48508/2012). Там суд кассационной инстанции проверил эти обстоятельства и установил, что принцип беспристрастности не соблюдается, и отправил дело на новое рассмотрение.

У "Сбербанка" было три основных довода. Во-первых, по мнению его юриста, принцип беспристрастности надо относить не к арбитражам, а к третейским судьям, которые ведут разбирательство, а в случае с "Софитом" это были "уважаемые люди в своей профессии" из Санкт-Петербургского госуниверситета — Олег Скворцов, Константин Лебедев и Владимира Попондопуло. Они зарплату от третейского суда не получают (гонорар выплачивается из третейского сбора), отношений подчинения нет, трудовой договор не заключался, других доказательств их зависимости тоже нет, говорила юрист "Сбербанка".

Во-вторых, два упоминавшихся постановления президиума ВАС нельзя отнести к случаю с третейским судом при ЦТР: он не является "карманным", поскольку создан не самим "Сбербанком", а при автономной некоммерческой организации. Если же следовать логике судов, которые признают его аффилированным, продолжала она, то надо отказывать и в выдаче исполнительных листов по решениям такого, например, арбитража, как Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ, так как в составе членов ТПП есть "Газпром", "ЛУКОЙЛ" и "Роснефть".

В-третьих, "Софит", по ее словам, фактически согласился на разбирательство в третейском суде при ЦТР, так как не пошел в государственный суд с заявлением от отмене спорного решения и не воспользовался процедурой отвода арбитров. Правда, с этим аргументом ее оппоненты напрямую поспорили. По их словам, "Софит" уже в ходе рассмотрения дела заявил, что третейская оговорка недействительна. Поэтому компания Шитя и не воспользовалась правом выбора арбитра и он был назначен председателем третейского суда Виталием Безбахом, завкафедрой гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов.

Под конец слушаний речь зашла и об экономической стороне дела. Представитель "Сбербанка" говорила, что по всем пяти кредитным договорам с "Софитом" образовалась задолженность (ее сумма не называлась).

- Кредиты платить надо, — заметил судья Бабкин после того, как свое выступление закончил юрист Шитя Алексей Кузнецов.

- Да, бесспорно, — ответил он. А затем добавил, что "Сбербанк" является залогодержателем по всем пяти кредитным договорам (они предусматривали выдачу до 50 млн руб.)

Судя по всему, этот ответ Бабкина удовлетворил, поскольку он остановил Кузнецова и задал новый вопрос — когда было подано заявление о банкротстве "Софита".

- Заявление было подано в июле 2012 года одним из кредиторов, но не "Сбербанком", — ответил Кузнецов. По его словам, банк включен в реестр кредиторов с требованиями, вытекающими из трех кредитных договоров (заключенных на общую сумму более 20 млн руб.), а по двум соглашениям продолжаются споры. "Софит" считает, что эти требования не должны быть включены в реестр кредиторов и должны рассматриваться в следующей процедуре", — объяснил юрист.

На этом вопросы были исчерпаны, и члены президиума ВАС остались на совещание. Оно было недолгим — всего около четверти часа. А затем председательствующий Владимир Слесарев объявил, что определения АС Санкт-Петербурга и Ленобласти и ФАС СЗО отменены, а в удовлетворении заявления "Сбербанка" о выдаче исполнительного листа отказано.

Эксперты отмечают, что ВАС последовательно продолжает линию по борьбе с "карманными" третейским судами. "Его действия укладываются в ту логику, что третейское разбирательство должно быть полностью независимо от участников спора", — сказал "Право.Ru" Игорь Дубов, партнер юридической группы "Яковлев и партнеры". "Его действия абсолютно обоснованны", — уверен адвокат из бюро "Резник, Гагарин и Партнеры" Андрей Горленко. По его словам, эта борьба ВАС даже вышла на новый уровень в связи с тем, что "карманные" третейские суды, которые раньше создавались непосредственно при коммерческих организациях, "начали приспосабливаться" — их создают при некоммерческих организациях, учрежденных, в свою очередь, коммерческими. Юрий Воробьев, руководитель практики разрешения споров и медиации юркомпании "Пепеляев групп" также считает важным, что надзор "вышел за рамки прямого влияния" инициатора создания третейского суда на этот арбитраж.

А Горленко обратил также внимание, что Сбербанк попытался использовать популярный у "про-карманного" третейского лобби довод, что спор рассматривается третейскими судьями, а не арбитражем. Но, по мнению юриста, этот аргумент "разбивается о формулировку ст.3 закона о третейских судах", согласно которой "третейский суд — постоянно действующий третейский суд". У Александры Улезко, юриста корпоративной и арбитражной практики "Качкин и партнеры", чуть более скептичная оценка. "Решение ВАС продолжает ранее взятый курс на борьбу с недобросовестными третейскими судами, и его можно только приветствовать, но в каждом деле нужен взвешенный подход. Всегда есть вероятность, что принцип "никто не может быть судьей в собственном деле" не нарушается: третейские суды беспристрастны, а гарантии справедливости рассмотрения спора сохраняются, если сами судьи не зависимы от сторон спора", — сказала она.

По мнению же Воробьева, постановление надзора по делу "Софита" должно способствовать решению глобальной проблемы удобства разбирательств в России, где мало альтернативных способов разрешения споров — есть "эффективные, но не всегда удобные государственные арбитражные суды", и "не всегда объективные и эффективные" коммерческие арбитражи, зачастую аффилированные с крупными компаниями. "В законе нет ограничений против этой порочной практики, поэтому важно, что ВАС вырабатывает свои критерии", — сказал он "Право.Ru".

Горленко, правда, считает, что одними решениями судов ситуацию не исправить. "ВАС, да и в целом система арбитражных судов не может и не должна в ручном режиме вести борьбу [с "карманными" третейскими судами] путем отмены уже принятых решений по конкретным делам, которые продолжают приниматься, несмотря на занятую еще 2011 году [надзорной инстанцией] позицию. Необходимы существенные изменения законодательства, регулирующего третейское разбирательство в РФ", — сказал он.