ПРАВО.ru
Практика
12 февраля 2020, 23:02

Взыскать убытки: неочевидные способы и советы юристов

Взыскать убытки: неочевидные способы и советы юристов
За последние годы практика российских судов по делам о взыскании убытков стала более благоприятной для взыскателей. Это повлекло за собой предъявление исков, основания для которых гораздо разнообразнее, чем были ранее: взыскиваются и убытки из недобросовестного поведения, и предвидимые убытки, и прочие виды убытков. На конференции «Право.ru» эксперты поделились своими мыслями на этот счет.

Модератор тематической конференции «Право.ru» Виктор Петров, руководитель арбитражной практики VEGAS LEX VEGAS LEX , поделился статистикой по убыткам (на основе данных Суддепа при ВС), которая показала: процент удовлетворенных исков о взыскании убытков остается «стабильно высоким». Удовлетворено примерно два иска об убытках из трех поданных.

То стимулирование судов к снижению стандарта доказывания убытков, которое было объявлено как значимая тенденция для практики, действительно стало работать.

Виктор Петров

Максим Григорьев, партнер, руководитель специальных проектов VEGAS LEX VEGAS LEX , рассказал, какие типичные ошибки совершали суды в спорах о взыскании убытков в 2019 году. Они в первую очередь завышали стандарт доказывания причинно-следственной связи, то есть игнорировали правило о разумной степени достоверности. «Суды, когда не хотят взыскивать убытки, зачастую прикрываются тем, что они не видят «причинно-следственной связи», – объяснил эксперт. Из других распространенных ошибок – взыскание чисто символических убытков; неправильное распределение доказывания вины; отказ во взыскании убытков из-за того, что истец не проявил разумную осмотрительность.

Эксперт также остановился и на тенденциях, которые сейчас преобладают по этой категории споров:

  • число «мелких» исков о взыскании убытков растет;
  • стандарт доказывания факта и размера убытков снижается;
  • суды ведут себя все более активно при определении размера убытков, то есть задают вопросы участникам процесса, предлагают предоставить дополнительные доказательства;
  • также суды принимают во внимание степень предвидимости ответчиком убытков и их размера.

Также суды все больше внимательны к порядку определения убытков именно в договоре. Кроме того, сейчас встречается и «перевыставление» административных штрафов, когда истца привлекают к административной ответственности из-за действий его контрагента. Например, когда подрядчика привлекают из-за субподрядчика. Верховный суд признал такого рода «перевыставление» штрафов правомерным.

Максим Григорьев

Еще одной тенденцией Григорьев выделил «альтернативность взыскания договорных и деликтных убытков». Больше о деликтных убытках рассказала Анна Маркелова, аспирант Института законодательства и сравнительно правоведения при Правительстве РФ. По ее словам, к деликтному взысканию убытков сейчас принято относится осторожно: «слишком далеко такие убытки могут простираться». Но и ВС, и Гражданский кодекс, по словам эксперта, больше исходят из того, что деликтное право не такое ущербное и довольно широкое, его можно использовать как средство, когда есть препятствия для взыскания договорных убытков. 

Взыскиваем убытки: тенденции судебной практики

И особенно остро проблема взыскания деликтных убытков стоит в случае «утраты шанса». Например, когда кому-то незаконно отказывают в допуске к торгам. «Теоретически и принципиально нет препятствий в том, чтобы распространять деликтное право на такие споры», – уверена Маркелова. Но если несостоявшийся участник может взыскать убытки, то как их доказать и посчитать? Ведь не факт, что он выиграл бы конкурс, не факт, что исполнил бы договор надлежащим образом. Как доказать убытки? В одном из дел компания строила свое доказывание на том, что она уже выигрывала подобные конкурсы много раз именно у этого заказчика. Истец приводил в пример процент чистой прибыли по предыдущим контрактам. Но суды решили, что факторов слишком много и высказаться о наличии убытков однозначно нельзя. В некоторых зарубежных юрисдикциях учитывается вероятность наступления события, рассказала эксперт. «Можно считать через вероятность, понятно, как это сделать, но успешных подобных кейсов я не знаю», – заявил Илья Жарский (экспертная группа VETA).

Андрей Егоров, главный редактор Журнала РШЧП и руководитель образовательных программ Школы для юристов-практиков Lextorium, обсудил с участниками конференции такой институт, как «заранее оцененные убытки». Считается, что такие убытки пришли из англо-американского права, где нельзя взыскать штрафы и штрафные неустойки с контрагента, поэтому там заранее договариваются о том, какие убытки могут быть взысканы. Но приемлемы ли «заранее оцененные убытки» в России? Егоров уверен, что да, но со своими особенностями.

К сожалению, нужно констатировать, что в практике встречаются подходы, когда люди зафиксировали заранее оцененные убытки, а суд говорит, что это и не неустойка, и не убытки, то есть «доказывай по полной программе». Но это вопиющая ошибка суда. С этим надо бороться. Успешной практики (например, решения Верховного суда) нет.

Андрей Егоров

Нельзя приравнять к заранее оцененным убыткам и возмещение потерь: в этом составе гражданско-правового нарушения нет противоправного события, с которым могут быть связаны соответствующие потери. «Поэтому отличие от заранее оцененных убытков понятно. Этот институт остается в зоне ответственности. Если нет противоправности, то нет оснований и взыскивать даже оцененные убытки», – сказал Егоров.

По мнению эксперта, смысл заранее оцененных убытков сводится к переброске бремени доказывания. «Так это работает в Германии, и мне кажется, что это эффективный способ», – объяснил он. По словам Егорова, «это очень интересный и полезный институт». Даже если он не сработает, ответчик уже не сможет сказать, что убытки оказались большими и непредвиденными.

Актуальным остается вопрос о том, можно ли снизить оцененные убытки. Ответ на него, по словам Егорова, зависит от того, как их воспринимать: если как неустойку, то ст. 333 позволяет их снизить. Но если заранее оцененные убытки воспринимать только как переброску бремени доказывания, то они все равно сильно облегчают задачу в суде. «Мой совет – не прописывайте определенную цифру, а прописывайте механизм, как вы проверяете оцененные убытки. В этом случае бремя доказывания убытков будет переложено на ответчика», – заключил эксперт.

Илья Жарский из экспертной группы VETA в заключение рассказал, как экспертиза помогает взыскивать упущенную выгоду с контрагентов. «Убытки делятся на реальный ущерб и упущенную выгоду, я сконцентрируюсь на последних, потому что это более эфемерная история, сложная для расчета. Какой-то определенной формулы нет, но нужно понимать, что это всегда неполученная чистая прибыль», – рассказал эксперт.

Главная особенность таких дел с точки зрения оценщика заключается в том, что оценка может хорошо работать в качестве доказательства, а не только как способ определения размера убытков.

Илья Жарский

В некоторых случаях экспертиза даже позволяет проверить причинно-следственную связь между (без)действием ответчика и недополучением выгоды. Например, в деле № А40-223924/2016 об упущенной выгоде из-за запрета на курсирование железнодорожных вагонов эксперты смогли в ходе оценки выяснить, что нехватка вагонов действительно была и были договоры, по которым их можно было «гонять», следовательно, можно было и заработать деньги. Таким образом, помимо самой оценки размера упущенной выгоды можно получить много другой информации, которая поможет при доказывании.

Убытки за срыв переговоров: почему их трудно взыскать

Рассказал Жарский еще об одном деле – дилера оборудования, который закупает в Германии и продает в России. Вся его деятельность застрахована. Когда наступил страховой случай, страховщик не захотел платить, поэтому дело ушло в суд. Прошло полтора года, пока истец добивался выплаты. И за это время, если бы страховая выплата произошла вовремя, компания успела бы «прокрутить» эти деньги, решили юристы организации и потребовали эту упущенную выгоду от страховой компании. Но экспертиза показала, что у компании были свободные денежные средства, поэтому задержка с выплатой никак не сказалась с точки зрения ущерба на основной деятельности и получении прибыли.

В конце выступления Жарский дал несколько общих советов по экспертизе упущенной выгоды и убытков. Любые расчеты должны подкрепляться аналитикой и рыночными данными. «Ответчик может оспорить каждый показатель, поэтому в хорошем экспертном заключении они должны подкрепляться информацией с рынка и аналитикой», – пояснил эксперт. Кроме того, очень важно не пренебрегать правом предлагать судье свою постановку вопросов, потому что в таких делах это может серьезно повлиять на расстановку сил как в одну сторону, так и в другую.


Сезон конференций «Право.ru» в самом разгаре!

Приходите! У нас интересно, полезно и весело. 

Вот какие еще мероприятия мы запланировали на февраль: 

– 14 февраля: «Маркетинг юридической фирмы Х», офис юридической фирмы «Городисский и партнеры»;

– 19 февраля: «Налоговая практика и налоговые споры: 2019–2020», Ararat Park Hyatt.

– 28 февраля: «Судебная практика – 2019-2020: ключевые кейсы», Ararat Park Hyatt.

Расписание всех запланированных конференций – по ссылке. Там же можно приобрести билеты и материалы с прошедших мероприятий.