Дороги
27 января 2022, 10:05

Заложенный автомобиль: когда покупатель может расторгнуть договор

Заложенный автомобиль: когда покупатель может расторгнуть договор
Женщина купила Infiniti FX50, а через два года суд его истребовал. Оказалось, что машина была в залоге у банка, хотя при покупке автовладелицу заверили об отсутствии обременений. Женщина через суд попыталась расторгнуть договор и вернуть деньги. Но три инстанции ей отказали, поскольку информация о залоге была в открытом доступе, а покупательница не проявила должной осмотрительности. Но Верховный суд оказался иного мнения.

В 2012 году Александр Воронов* купил Infiniti FX50. Для этого мужчина взял кредит в ПАО «Банк Уралсиб» на 2 млн руб. Возврат денег он обеспечил машиной. Потом автомобиль несколько раз перепродавали. В итоге иномарка оказалась у Нины Шавкуновой*. Попользовавшись немного авто, женщина тоже решила его продать.

Но брать на себя сопутствующие хлопоты она не захотела, поэтому доверила продажу ООО «Автоконтроль-М». Отношения стороны оформили договором комиссии. В нем Шавкунова гарантировала, что машина не заложена. 2 октября 2016 года «Автоконтроль-М» продал иномарку Александре Сергеевой*. Покупательницу также заверили, что Infiniti FX50 не обременен правами третьих лиц. По договору стоимость авто составила 249 000 руб. На деле же Сергеева заплатила за него 1,35 млн руб. На эту сумму Шавкунова выдала покупательнице расписку. Такую схему продавцы обычно используют для экономии на налогах. 

Новая владелица авто спокойно пользовалась им два года, пока в ноябре 2018-го Перовский райсуд Москвы не истребовал машину. Оказалось, что Воронов так и не вернул кредит. Банк просудил задолженность и обратил взыскание на заложенное имущество. При этом Перовский райсуд отказался признавать Сергееву добросовестным приобретателем. Информация о залоге была в открытом доступе, а покупательница не проявила должной осмотрительности, указала первая инстанция. Апелляция с ней согласилась (дело № 33-30233/2019).

Оставшись без машины, Сергеева обратилась с иском к Шавкуновой. Она потребовала расторгнуть договор купли-продажи, взыскать с ответчицы стоимость авто 1,35 млн руб., убытки 6000 руб., расходы на госпошлину и представителя (в общей сложности 84 980 руб.). Но три инстанции ей отказали. Они сослались на вывод Перовского райсуда, что Сергеева не проявила должной осмотрительности при покупке машины. Это решение является преюдициальным для настоящего спора, подчеркнули суды. Сергеева с этим не согласилась и обратилась в Верховный суд.

Вправе полагаться на заверения

Заседание гражданской коллегии состоялось 23 ноября 2021 года. На него явился только представитель Сергеевой — Кирилл Бирюков. Главный вопрос судей к нему: кто выступал продавцом по договору. Представитель пояснил, что продавцом был комиссионер — «Автоконтроль-М», но деньги получила Шавкунова, поэтому они и выбрали ее в качестве ответчицы.

Через несколько недель после самого разбирательства Верховный суд опубликовал мотивировку по этому делу. В ней судьи в первую очередь напомнили о п. 1 ст. 460 ГК. В нем говорится, что продавец по общему правилу должен передать покупателю товар, свободный от прав третьих лиц. Если он не выполнит эту обязанность, то покупатель может потребовать уменьшения цены либо расторжения договора, если продавец не докажет, что он знал или должен был знать о правах третьих лиц.

Суд рассказал о прекращении залога на машину

Помимо ст. 460 ГК, гражданская коллегия также обратилась к п. 1 ст. 461 ГК (ответственность продавца в случае изъятия товара у покупателя). Согласно этой норме, если третьи лица изымут товар у покупателя по основаниям, которые возникли до исполнения договора, продавец обязан возместить ему убытки, опять же, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать об этих основаниях.

И наконец Верховный суд сослался на ст. 431.2 ГК («Заверения об обстоятельствах»). В силу нее сторона, которая при заключении договора дала другой стороне недостоверные заверения о значимых для соглашения обстоятельствах, обязана возместить своему контрагенту убытки или уплатить предусмотренную договором неустойку.

Ответственность в данном случае наступает, если сторона, которые дала недостоверные заверения, понимала, что ее контрагент будет на них полагаться. При оценке последнего обстоятельства нужно учитывать, что в силу п. 5 ст. 10 ГК («Пределы осуществления гражданских прав») добросовестность участников гражданских правоотношений и их разумность предполагается, заметили судьи.

«Из приведенных норм следует, что в отношениях между собой покупатель вправе добросовестно полагаться на заверения продавца, что товар свободен от прав третьих лиц», — пришел к выводу Верховный суд.

Нижестоящие инстанции этого не учли. Они сослались на решение Перовского райсуда, который отказался признавать Сергееву добросовестным приобретателем. Но такую ссылку, по мнению гражданской коллегии, нельзя признать корректной. В том деле речь шла об отношениях покупателя с третьим лицом, которое не связано заверениями продавца, напомнили судьи.

Они также обратили внимание на фигуру продавца. По сделке между комиссионером и третьим лицом права и обязанности приобретает комиссионер. Причем это правило работает, даже если комитент был упомянут в договоре или участвовал в исполнении сделки. Договор с Сергеевой заключил «Автоконтроль-М» в качестве комиссионера, но этого нижестоящие инстанции тоже не учли, подчеркнула гражданская коллегия. Она отменила акты трех инстанций и направила спор в райсуд на новый круг (определение № 16-КГ21-27-К4, пока не рассмотрено).

Роль реестра

«В рассматриваемом деле ВС отметил принципиальное отличие отношений продавец-покупатель и покупатель — третьи лица», — комментирует старший юрист Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 8место По количеству юристов 13место По выручке на юриста (более 30 юристов) 15место По выручке Профайл компании Яков Присяжнюк. Суд указал: заверение продавца, что товар свободен от прав третьих лиц, свидетельствует о добросовестности покупателя, но только в отношениях с самим продавцом. 

В целом такой подход соответствует сложившейся практике, замечает Галина Гамбург, руководитель практики имущественных и обязательственных отношений Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг. . По ее словам, в спорах между покупателем и третьими лицами (как правило, об обращении взыскания или о признании добросовестным приобретателем) большую роль играют сведения из реестра уведомлений о залоге движимого имущества. Если информация об обременении была опубликована на момент покупки, то суды по большей части не признают приобретателя добросовестным, ссылаясь на то, что он «не проявил должную разумность, осмотрительность и осторожность» (например, дела № 46-КГ19-18 и № 18-КГ18-177).

И напротив, в спорах между покупателем и продавцом (как правило, о расторжении договора купли-продажи и возмещении убытков) нахождение информации о залоге в реестре не играет такой существенной роли. Суды нередко удовлетворяют требования покупателей, если при заключении договора их заверили об отсутствии обременений (дело № 8г-12946/2021 и № 33-2897/2021), обращает внимание Гамбург.

* Имя и фамилия изменены редакцией.