Репортаж
25 октября 2012

Игумена Тимофея оставили без прав

Игумена Тимофея оставили без прав
Фото Право.Ru

Замоскворецкий суд не стал отменять решение о лишении водительских прав игумена Тимофея — участника ДТП на спорткаре BMW. В сентябре мировому судье понадобилось восемь часов, чтобы составить определение. Сегодняшний судья Андрей Федин управился быстрее.

Бывший настоятель храма святого пророка Илии игумен Тимофей (в миру Алексей Подобедов, он временно отстранен от этой должности) попытался оспорить в Замоскворецком райсуде решение о лишении его водительских прав за отказ от освидетельствования на наличие алкогольного опьянения. ДТП с участием священника на спорткаре BMW произошло в ночь на 1 августа. А 12 сентября мировой судья Ольга Лепенцова после четырех дней заседания все же лишила его водительских прав на год и восемь месяцев.

Рассматривал жалобу в Замоскворецком райсуде Москвы тот же судья, который ведет дело самбиста Расула Мирзаева — Андрей Федин. Для начала он отклонил все ходатайства адвоката Подобедова.

Адвокат Анастасия Княжевская просила истребовать из отдела ГИБДД графики дежурств инспекторов ДПС Абузова и Канцяна, составивших протокол, назначить проведение судебно-медицинской и почерковедческой экспертиз.

"Мы просили [мировой] суд истребовать графики дежурств, но они не были предоставлены ГИБДД, отдел не выполнил постановление суда, — заявила адвокат. – Сделаны исправления в документе [строки с фамилиями инспекторов], не объяснено почему".

По второму ходатайству (о медэкспертизе) она пояснила, что Подобедов после столкновения получил черепно-мозговую травму и необходимо выяснить, не стало ли это причиной его поведения, похожего на поведение пьяного человека. "Суд, не обладая медицинскими знаниями, самостоятельно дал оценку состояния здоровья Подобедова, ему не была оказана медицинская помощь", — сказала адвокат. Ее коллега юрист Марина Акулова (они же представляли интересы священника на заседаниях в мировом суде) добавила, что "оба понятых заявили, что запаха алкоголя они от Подобедова не слышали".

Защита также настаивала на почерковедческой экспертизе протокола об отстранении священника от управления транспортным средством, протокола об отказе от освидетельствования состояния здоровья и отказа от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Игумен Тимофей настаивает, что не подписывал этих документов. Сомнения у адвокатов вызвали и подписи понятых.

Удаляясь после каждого ходатайства в совещательную комнату, Федин принимал решения об отказе. В первом и третьем случаях он посчитал, что сомневаться в представленных суду доказательствах на данной стадии не приходится. Поддерживая жалобу на решение мирового судьи, Княжевская ссылалась на ст. 1.5 КоАП (лицо не обязано доказывать свою невиновность, неустановленные обстоятельства трактуются в пользу лица), принципы которой, по ее словам, "не нашли своего отражения в решении суда". Она указала на противоречия в показаниях инспектора Абузова: "Он указал, что вышел на дежурство в 23.00 1 августа, а ДТП случилось на сутки раньше, — сказала адвокат. — В рапорте указано, что он получил информацию о дежурстве, а Канцян сказал, что приехал к месту происшествия из-за того, что увидел скопление людей". При этом, судя по карточке нарушения в ГИБДД, которую представила адвокат, составил протокол вообще третий человек — инспектор Селиверстов.

Сам Подобедов, когда ему предоставили слово, повторно заявил, что ему никто не предлагал пройти освидетельствование на алкоголь, а его просьбы о медицинской помощи оставили без внимания. В первый раз он говорил об этом, когда давал показания в мировом суде. "Медпомощь была предложена двум другим водителям, но не мне, несмотря на просьбы", — сказал священник. После того, как судья удалился в совещательную комнату, он добавил, что на месте ДТП было две машины скорой помощи. "Если бы они позволили мне обратиться к врачам, то они сразу же сделали бы и тест на алкоголь".

Между первым и вторым ходатайствами игумен Тимофей сидел почти отвернувшись от журналистов. Однако в ожидании третьего определения и священник, и его адвокаты решили все же поговорить с прессой. Когда же дело дошло до вынесения решения, за два часа, что судья Федин находился в совещательной комнате, священнослужитель и журналисты успели обсудить и дело Pussy Riot, и высказывания диакона Андрея Кураева, и "скандальные" крестины дочери Киркорова, и Halloween, и День Святого Валентина.

Потом появился судья и отказал Подобедову. "Утверждение, что Подобедову не предлагалось пройти освидетельствование, суд признает избранной позицией защиты с целью уйти от административной ответственности, — зачитал Федин. — Утверждение о подделке подписей не соответствует действительности. Очевидно, что почерки подписи идентичны". Судья посчитал, что решение коллеги является справедливым. Защита намерена и дальше добиваться возвращения водительских прав.