Практика
4 апреля 2018, 19:15

Картотека доброй совести: ВС объяснил, почему АСВ не может забирать деньги вкладчиков

Картотека доброй совести: ВС объяснил, почему АСВ не может забирать деньги вкладчиков
После массового отзыва лицензий вкладчики стали бдительнее: некоторым удавалось забрать свои накопления из кредитных организаций буквально перед отзывом лицензии. Агентство по страхованию вкладов (АСВ), в свою очередь, начало массово оспаривать такие операции и неизменно добивалось успеха. Однако на прошлой неделе Верховный суд дал надежду, что скоро уже ставший привычным порядок вещей изменится, и определил пересмотреть один из таких споров. Эксперты "Право.ru" выразили мнение по этому решению.

История вопроса 

В феврале 2016 года Рашит Сайфутдинов, вкладчик банка «Унифин», снял деньги со счета за четыре дня до того, как кредитная организация потеряла лицензию. АСВ в очередной раз оспорило действия клиента. Сценарий вовсе не новый – сумма возвращается в конкурсную массу, а вкладчик получает страховую выплату, но не больше 1,4 млн руб. Сайфутдинов в кассе получил значительно больше – $39 850, €25 350 и 2,6 млн руб.

АСВ посчитало, что банку не хватало средств для исполнения обязательств перед другими кредиторами, а значит, Сайфутдинову было оказано предпочтение. Суды в очередной раз встали на сторону Агентства (дело № А40-35812/2016). Однако Верховный суд, куда пожаловался вкладчик, эти решения отменил. 

Картотека доброй совести

Верховный суд указал: наличие в банке картотеки неисполненных платежей в момент, когда деньги были сняты, не может быть единственным доводом АСВ при оспаривании сделки по выдаче наличных вкладчику. "Такое обстоятельство принимается судом во внимание наряду с иными при исследовании вопроса о типичности сделки для конкретной кредитной организации", – указал ВС. 

Доказать недействительность сделки можно, если банк осуществил спорный платеж через корреспондентский счет с нарушением установленной очередности и при наличии других распоряжений, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостатка средств на таком счете (подп. 1 п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве). Однако эта норма применяется только для оспаривания расчетных и других платежей, указал ВС. 

Кроме того, ВС упрекнул нижестоящие инстанции в том, что они не дали оценку добросовестности поведения Сайфутдинова. Возражая против доводов АСВ, мужчина указал, что основанием для снятия наличных денежных средств послужило приобретение им квартиры. Полученные в кассе деньги в тот же день были внесены в банковский сейф с тем, чтобы рассчитаться за приобретаемое жилье. Оставшиеся деньги, 600 000 руб., Сайфутдинов вернул на расчетный счет в банке. Это свидетельствует о добросовестности поведения вкладчика, который не предполагал, что банк испытывает финансовые трудности.

"Однако суд первой инстанции не дал какой-либо правовой оценки доводам сторон, связанным с добросовестностью ответчика при снятии вклада, что свидетельствует о неполном выяснении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела", – говорится в определении суда. 

Таким образом, позиция Верховного суда сводится к двум основным положениям: 

  • Наличие в банке картотеки неисполненных платежей на момент выдачи вкладчику наличных не может быть единственным основанием для взыскания с него этих денег.
  • Суды должны оценивать добросовестность вкладчиков, чьи действия оспаривает АСВ. 

Поворот туда

Теперь суды не будут просто "автоматом" удовлетворять иски АСВ, как было раньше, комментирует Андрей Гольцблат из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Теперь они будут вынуждены и обязаны исследовать вопрос, действительно ли снятие денег имело отношение к знанию вкладчика о том, что у банка отзовут лицензию. И было ли у вкладчика стремление забрать свои деньги из банка, используя инсайд. 

По большому счету, во всех случаях надо доказывать, что вкладчик обладал инсайдерской информацией о плачевном состоянии банка. Но даже если предположить, что он знал о предстоящем отзыве лицензии, – это еще не значит, что он не имеет права на возврат своих денег. Поэтому я считаю, что по большому счету АСВ вообще не должно взыскивать эти деньги с вкладчиков, несмотря даже на то, что они были сняты за день, за два, за час до отзыва лицензии, поскольку в этом в большей степени виноват банк, а никак не вкладчик. 

Андрей Гольцблат, управляющий партнёр юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP

Пётр Никитенко, руководитель практики разрешения споров АБ "А-ПРО", также положительно оценил решение Верховного суда. "Мотивировка определения, безусловно, направлена на попытку освобождения добросовестных ответчиков – физических лиц по подобного рода спорам от неминуемого удовлетворения исков АСВ", – считает он. При этом эксперт выразил опасения, что это решение может дать недобросовестным вкладчикам банков-банкротов возможность менее рискованного вывода денежных средств – за счет вывода Верховного суда о том, что наличие в банке картотеки не может образовывать презумпцию при оспаривании сделок по выдаче наличных денежных средств. 

Алексей Костоваров, советник практики по разрешению споров и банкротству АБ "Линия права", выразил надежду, что этот прецедент подтолкнёт к законодательному закреплению механизма защиты добросовестных вкладчиков.