Законодательство
9 апреля 2018, 17:49

В России откажутся от "дочек": МЭР предлагает новую статью в ГК

В России откажутся от "дочек": МЭР предлагает новую статью в ГК
Министерство экономического развития предлагает заменить концепцию "основное – дочернее общество" концепцией контролирующих и подконтрольных лиц. Законопроект с изменениями в Гражданский кодекс сейчас проходит публичные обсуждения.

Текст документа опубликован на федеральном портале проектов нормативных правовых актов. "Целью законопроекта является совершенствование правового регулирования отношений контроля и ответственности контролирующих лиц за убытки, причинённые подконтрольному лицу", – отмечают авторы.

"Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное товарищество или общество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо ‎в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом", – определение основного и дочернего общества из ГК.

Сейчас в ГК нет понятия контролирующего лица, а подобные отношения между компаниями регулируются с помощью терминов "основное общество" и "дочернее общество". У этой концепции есть недостатки, потому что в одинаковых ситуациях основания дочерности могут толковаться судами ‎по-разному. В определении есть формулировка "иным образом имеет возможность определять решения". Эти слова при отсутствии чётких критериев создают правовую неопределённость, поскольку не ясно, каких критериев и какой степени контроля достаточно для признания общества основным. Также фраза "иным образом имеет возможность определять решения" при отсутствии более чётких критериев не нашла понимания у судов, отмечают авторы инициативы.

"Есть несостыковки и непоследовательность, которые приводят к тому, что в разных институтах корпоративного права применяются разные стандарты, – объяснил "Право.ru" Дмитрий Степанов, партнер адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". – Где-то применяется стандарт аффилированных лиц, в другом институте – ответственность головной компании перед дочерней, в третьем используется понятие контролирующего и подконтрольного лица. То есть идет такое наслоение одной сущности на другую".

Разработчики предлагают, на мой взгляд, очень важную и правильную вещь – унификацию. То есть уйти от множества понятий и ввести единую смысловую конструкцию – контролирующее лицо и подконтрольное. Дать некие общие критерии, что значит "лицо, находящееся под контролем другого лица". <...> Мы уйдем от множества сущностей, от множества понятий, что, на мой взгляд, очень правильное решение.

Дмитрий Степанов, партнер АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры"

"Закрепленные в настоящее время в ГК понятия основного и дочернего общества сильно ограничивают возможность их применения в отношениях контролирующего и подконтрольного лица равно как и возможность корректной квалификации таких отношений, – соглашается Ксения Степанищева, старший юрист КА "Ковалев, Тугуши и партнеры", – ведь основное общество всегда должно прямо и самостоятельно участвовать в капитале дочернего, и с этой точки зрения на практике часто возникают ситуации, когда по факту контролирующее лицо просто не подпадает под соответствующее определение основного общества".

Контролирующими лицами, по предложению Минэкономразвития, могут быть физические и юридические (коммерческие и некоммерческие) лица, публично-правовые образования. Они смогут прямо или косвенно контролировать компании.
Контроль при этом может быть как самостоятельным, так и совместным с подконтрольными или со связанными лицами, которыми являются супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные.
Все лица, через которых осуществляется контроль, также признаются контролирующими и также несут ответственность. Еще контроль может быть прямым и косвенным. 

В отношении подконтрольного лица используется термин подконтрольная организация, это подчёркивает, что подконтрольными могут быть только юридические лица.

На контролирующую организацию возлагается определенная ответственность. Например, устанавливается право подконтрольной организации и её участников требовать возмещения убытков, которые были причинены подконтрольной организации по вине контролирующего лица.

Полагаю, что внесение поправок <...> позволит привести к единообразию разрозненную правоприменительную практику и гармонизировать действующее законодательство в части привлечения контролирующих лиц к ответственности.

Ксения Степанищева, старший юрист КА "Ковалев, Тугуши и партнеры"

"Важное нововведение Минэкономразвития состоит в том, что оно позволяет более расширительно применять критерии определения контроля и подконтрольности", – заключает Степанищева. Эксперт также отметила, что Минэкономразвития в пояснительной записке не устанавливает исчерпывающего перечня видов договоров, в соответствии с которыми у контролирующего лица появляется право контролировать решения подконтрольного лица, называя корпоративный договор, договор простого товарищества, договор доверительного управления имуществом, договор поручения, договор залога и иные договоры. По мнению Степанищевой, это важно, потому что дает возможность выявлять признаки контроля и подконтрольности в иных правоотношениях.

Эксперт объяснила: у контролирующего лица, согласно законопроекту, должно быть более 50% голосов в высшем органе управления (критерий абсолютного большинства). Второй критерий – не меньше 30% голосов и отсутствие иного лица, которое прямо или косвенно распоряжается большим количеством голосов (критерий относительного большинства). "Таким образом, лицо, не имеющее абсолютного большинства, теперь может быть признано контролирующим и привлечено к ответственности в качестве такового", – сказала Степанищева.

Новая статья 53.3, по сути, переносит в ГК конструкцию определения контроля из антимонопольного права – контроль через группу лиц. <...> Также вводится институт коллективного контроля и коллективной ответственности контролирующих лиц, что может существенно расширить круг потенциальных ответчиков по искам миноритариев.

Антон Панченков, партнер корпоративной практики/M&A, Bryan Cave Leighton Paisner Russia LLP

В целом эксперты положительно оценили инициативу Минэкономразвития. Сейчас документ еще в стадии обсуждения. Вероятно, вскоре его внесут в Госдуму.