Пленум ВС
27 ноября 2018, 11:32

Пленум ВС защитил тайну переписки и переговоров с адвокатом

Пленум Верховного суда дал свои разъяснения по целому ряду статей о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина. В частности, высшая инстанция рассказывает, как применять Уголовный кодекс по делам о неприкосновенности частной жизни, тайны переписки и телефонных разговоров.

Пленум ВС во вторник, 27 ноября, обсудил проект постановления, в котором напомнил: под сведениями, составляющими личную или семейную тайну лица, понимаются сведения о той области жизнедеятельности его самого или членов его семьи, которая не подлежит контролю со стороны общества и государства, информация о которой не является общедоступной и не предается огласке самим гражданином – если не является противоправной. 

Тайна переписки, зарплата и дом: Пленум ВС защитил конституционные права граждан

В частности, поясняет Пленум, к числу составляющих личную или семейную тайну сведений следует относить сведения о частной жизни, доверенные в конфиденциальном порядке представителям определенных профессий или ставшие известными им по службе или работе. Например, это сведения, сообщенные адвокату, необходимые для оказания профессиональной юридической помощи, ставшие известными врачу по результатам медицинского обследования, сведения о наличии и характере заболевания пациента и другие. 

«Сведения, которые вы сообщаете адвокату, являются личной тайной», – проект постановления Пленума ВС.

Распространение сведений о частной жизни лица, как указал Пленум ВС, заключается в конфиденциальном или публичном сообщении или разглашении их кому-либо каким угодно способом – в том числе и в интернете. 

При этом Пленум ВС предлагает установить, что ответственность за нарушение тайны переписки наступает вне зависимости от того, содержалась ли тайна в передаваемой информации. «Незаконный доступ к информации о входящих и исходящих звонках» также считается нарушением конституционных прав граждан.

Даются разъяснения и по ст. 138.1 УК о так называемых шпионских гаджетах. Пленум ВС полагает, что под ними можно понимать и такие вещи, как смартфон, диктофон или видеорегистратор – но только при условии их специальной доработки с целью негласного получения информации. «В случаях, когда для установления принадлежности технического средства к числу специальных, предназначенных для негласного получения информации, требуются специальные знания, суд должен располагать соответствующими заключениями специалиста или эксперта», – пояснил Верховный суд.

При этом сам по себе факт «незаконного оборота специальных технических средств» еще не говорит о том, что гражданин виновен в преступлении: сначала нужно доказать, что он не заблуждался относительно фактического предназначения устройства и действительно хотел добыть специальное устройство для негласного получения информации.