Практика
17 января 2019, 17:40

АПМО опубликовала обзор дисциплинарной практики

По жалобам заявителей были выявлены 213 фактов проступков, совершённых адвокатами в первом полугодии 2018-го в Московской области. Среди отмеченных АПМО нарушений – разночтения в суммах вознаграждений, указанных в экземплярах соглашений, и некорректное поведение адвоката в интернете, следует из обзора дисциплинарной практики АПМО.

Подрыв доверия к адвокату 

Так, АПМО рассказывает об адвокате Фёдоре Иванове*, жалоба на которого поступила в палату 14 июня 2018 года от Игоря Столбова, который утверждал, что его супруга Анна заключила с адвокатом соглашение на его защиту по уголовному делу в 2017 году. Тогда Иванову заплатили вознаграждение в 500 000 руб., а после того как Столбова заключили под стражу, адвокат начал требовать с его супруги доплату, так как иначе, по словам защитника, мужчину ждёт длительное тюремное заключение. В августе 2017-го Иванову заплатили ещё 200 000 руб., в сентябре – 150 000, но адвокату и этого было мало – он требовал продать автомобиль Столбовой и заплатить ему ещё 100 000 руб. В этот раз женщина отказала защитнику, который из-за её решения «нецензурно общался с ней по телефону», следует из жалобы.

Портрет российского адвоката: каждый 24-й нарушил этику

В октябре адвокат позвонил Столбовой и сказал, что нашёл финансирование через бизнес-партнёра её мужа, от которого получил через кассу предприятия 2 млн руб., заключил с ним соглашение на представление интересов по уголовному делу с суммой вознаграждения в 500 000, а также получил от него 200 000 руб. на представительские расходы. Тогда Столбову изменили меру пресечения на подписку о невыезде, а Иванов подтвердил факт получения 4 000 000 руб. и пообещал, что по делу будет вынесен оправдательный приговор.

«В суде адвокат вёл себя пассивно, кроме слов «я поддерживаю подсудимого», никаких ходатайств не заявлял. В марте 2018 года в отношении заявителя был вынесен обвинительный приговор. Адвокат потребовал 3,5 млн руб. за получение оправдательного приговора в суде кассационной инстанции», – говорится в материалах АПМО. Столбов отказался платить, и тогда Иванов стал обвинять его в совершении тяжких преступлений и называть «преступником», а впоследствии, находясь в состоянии алкогольного опьянения, писал СМС с угрозами с адрес Столбовой.

«Заявитель обратился в адвокатское образование, где ему сообщили, что от адвоката поступили два одинаковых соглашения на сумму 1000 руб., а ордера, представленные им в материалы уголовного дела, коллегией не выдавались», – говорится в материалах.

Заявитель приложил к совей жалобе ряд документов, подтверждающих перевод денег Иванову, соглашения, зарегистрированные в адвокатском образовании, СМС-переписку и другие данные. Защитник же предоставил письменное объяснение, в котором отметил, что все обвинения в свой адрес ложные, а соглашение о защите он заключал со Столбовой, других документов он не подписывал, обязанности исполнял добросовестно.

Адвокаты АБ «Ильюшихин и Партнеры» готовы отстоять недра за «гонорар успеха» в 45 млн рублей

«Адвокат считает, что жалоба вызвана его отказом от передачи взятки в размере 3,5 млн руб. по другому делу, рассматриваемому арбитражным судом, и последующим вымогательством у адвоката этих денежных средств. В апреле 2018 года заявитель расторг соглашение с адвокатом и перестал быть его доверителем». Также адвокат приложил копии некоторых документов.

«На заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что доводы жалобы не соответствуют действительности, за защиту заявителя он получил вознаграждение в размере 1 000 000 руб., других денег не получал. В адвокатское образование сдавались проекты соглашений, а вознаграждение не вносилось в кассу адвокатского образования, так как не был подписан акт выполненных работ», – говорится в обзоре.

Изучив все доводы, комиссия пришла к выводу, что экземпляры соглашений, представленных Ивановым доверителю, значительно отличаются по предмету и сумме вознаграждения от соглашений, представленных в адвокатское образование. «Довод адвоката о том, что соглашения, представленные в адвокатское образование, являются «проектами», комиссия считает надуманным с целью скрыть допущенное нарушение оформления договорных отношений с доверителем, поскольку законодательство об адвокатской деятельности не предусматривает регистрацию в делах адвокатского образования «проектов» соглашения об оказании юридической помощи и выдачу на их основании ордеров адвокату», – говорится в обзоре.

ВККС рассказала про подмену материалов дела и дружбу с адвокатом

«Более того, комиссии адвокатом представлен третий вариант соглашения, датированный «09.08.2017 г.», не имеющий номера и содержащий рукописную приписку в предмете соглашения «… и в суде». Подобные разночтения в экземплярах соглашения, представленного доверителю и в адвокатское образование и имеющегося у адвоката, недопустимы и указывают на совершение адвокатом действий, которые не только нельзя квалифицировать как надлежащее исполнение своих обязанностей перед доверителем, но и необходимо рассматривать как направленные на подрыв доверия к адвокату», – говорится в материалах. Факты алкогольного опьянения Иванова во время его общения со Столбовой не подтвердились. «Кроме того, как следует из объяснений адвоката и подтверждается ответом на запрос заявителя, выплаченное адвокату вознаграждение в размере 1 млн в кассу (на расчётный счёт) адвокатского образования (коллегии адвокатов) не поступало, что является нарушением п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, Комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Фёдора Иванова нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 2 ст. 5, п. 1 ст. 8 КПЭА и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем», – резюмирует АПМО.

Неформальное общение в сети

17 октябре этого года в АПМО поступило представление 1-го вице-президента АПМО в отношении адвоката Фёдора Коровина*, в котором сообщается, что адвокат нарушил п. 1 ст. 4, абз. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также Правила поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», принятые Советом ФПА 28 сентября 2016 года (прот. № 7), допустив оскорбительные высказывания.

К представлению приложили жалобу ООО «ЖК» и скриншоты переписки адвоката в Сети, где он употребляет следующие выражения: «Нет у меня стыда и совести. У меня, к сожалению вашему, есть клиенты», «Так вот мне на вас с большой колокольни нас..ть», «Я буду вас в судах драть как сидоровых коз», «Возникают такие же ники и ведут себя как «хабалки» с колхозного рынка», «… ты не чувствовать себя должен, ты, скотина, обязан быть им», «Положить большой х.р на пожелания Администрации…».

ФПА просит доработать законопроект об адвокатской деятельности

«Адвокатом представлен письменный отзыв О. на жалобу, в которой они поясняют, что являются дольщиками ООО «ЖК», в отношении которых введена процедура наблюдения, 30 октября 2018 года они заключили соглашение с адвокатом, который является грамотным специалистом. Дольщиками в интернете создана закрытая группа, в которой адвокат консультирует своих доверителей. Включение в эту группу осуществляется только по представлению договора долевого участия в строительстве. Руководство ООО «ЖК» ведёт дискредитацию дольщиков на различный сайтах в интернете, слов «колхозная хабалка» адвокат в своей речи не употреблял», – приводятся в обзоре слова из отзыва. К нему были приложены скриншоты консультаций Коровина и определение краевого арбитражного суда о введении процедуры внешнего управления в отношении ООО «ЖК».

На заседании комиссии адвокат не стал отрицать, что он писал эти фразы, но пояснил, что приложенные скриншоты вырваны из беседы неизвестными лицами. Дольщики ООО «ЖК» вместе с Коровиным создали во «ВКонтакте» закрытую группу, в которую могли вступить только дольщики, но периодически там появлялись и фейки. «Сказанное адвокатом относится только к этим фейковым участникам», – говорится в обзоре.

Рассмотрев все доводы, комиссия установила, что адвокат не отрицает своего авторства сообщений в закрытой группе ООО «ЖК», участникам которой он оказывает юридическую помощь. «Правила и требования профессиональной этики, возлагающие на адвоката обязанности при всех обстоятельствах сохранять достоинство и не допускать никаких действий, направленных к подрыву доверия и умалению авторитета адвокатуры, включая правила, относящиеся к публичному поведению адвокатов, являются основополагающими правилами профессионального поведения, отражающими саму суть адвокатской профессии, устоев и традиций адвокатуры», – заключается в обзоре.

В итоге комиссия решила, что в действиях адвоката есть нарушения пп. 4 п. 1 ст. 7 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» во взаимосвязи с п. 1.3., 2.2.1, 2.3.1, 2.3.2 Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», утвержденных Советом ФПА РФ 28 сентября 2016 года (прот. № 7), п. 1 ст. 4, п. 2 ст. 5, абз. 2 ст. 8 КПЭА.

С полной версией обзора можно ознакомиться на сайте ФПА России.

* – имена и фамилии изменены редакцией.