Мнение
15 декабря 2017, 14:44

"Югра" против Центробанка: правовое заключение о лишении лицензии

"Югра" против Центробанка: правовое заключение о лишении лицензии
Фото с сайта softcraze.com

18 декабря АСГМ займется жалобой банка "Югра" на отзыв лицензии. К процессу адвокаты банка приготовили правовое заключение профессора, участника НКС при Верховном Суде РФ Светланы Карелиной, однако суд в его приобщении к материалам дела отказал. Автор на примерах из практики и со ссылками на нормы рассуждает о законности действий Центробанка. Полный текст заключения публикуется впервые.

Профессор Карелина является признанным экспертом в области предпринимательского права, входит в научно-консультативный совет при Верховном Суде Российской Федерации и рабочие группы Министерства экономического развития России по совершенствованию законодательства в сфере несостоятельности (банкротства). Ближайшее заседание по делу № А40-164459/2017 состоится в понедельник в Арбитражном суде города Москвы

Правовое заключение

касательно отзыва Центральным банком РФ лицензии у кредитной организации согласно Федеральному закону от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» и Федеральному закону от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Настоящее правовое заключение подготовлено по исполнению договора оказания услуг б/н от 02.11.2017 г., заключенное между адвокатом Александровым Антоном Юрьевичем, являющимся членом Коллегии адвокатов «Монастырский, Зюба, Степанов и Партнеры», зарегистрированным в реестре адвокатов г. Москвы за № 77/12534, имеющим адвокатское удостоверение № 14308, выданное Главным управлением Министерства юстиции РФ по г. Москве 21.08.2015, и Обществом с ограниченной ответственностью Научно-образовательный центр Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова «Право и бизнес».

Автором заключения является Карелина Светлана Александровна, доктор юридических наук, профессор кафедры предпринимательского права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, руководитель магистерской программы «Правовое регулирование несостоятельности (банкротства)», член Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, член рабочих групп, образуемых Министерством экономического развития России по совершенствованию законодательства в сфере несостоятельности (банкротства).

Начиная с 1990 года, основными сферами специализации автора настоящего заключения являются гражданское право, предпринимательское право и несостоятельность (банкротство). В данной области автор является автором более 70 научных публикаций.

Исполнительный директор 

OOO “Право и бизнес МГУ” A. E. Moлотников

10.11.2017 г.

Основанием для подготовки настоящего научного заключения явился запрос от Коллегии адвокатов «Монастырский, Зюба, Степанов и Партнеры», в котором для анализа были поставлены следующие вопросы:

  1. Допустим ли отзыв лицензии на осуществление банковских операций до отмены принятого ранее решения Комитета банковского надзора Банка России не отзывать лицензию на осуществление банковских операций в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 20 Федерального закона 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — «Закон о банках и банковской деятельности»), и не применять меры, предусмотренные ст. 74 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (далее «Закон о Центральном банке»)?
  2. Должно ли решение Банка России, принимаемое в порядке п. 6 ст. 189.49 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (дале «Закон о банкротстве»), об отмене его же решения не отзывать лицензию, принятое на основании п. 13 ст. 189.47 Закона о банкротстве, быть обоснованным и мотивированным?
  3. Достаточно ли формального неоднократного в течение года вынесения предписаний в отношении кредитной организации для отзыва у нее лицензии на основании п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности?
  4. Должны ли оцениваться соразмерность, пропорциональность и адекватность такой меры, как отзыв лицензии, по п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности?
  5. Влияет ли факт устранения нарушений и исполнения предписаний на возможность отзыва лицензии на основании п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности?

В ходе исследования были сделаны следующие научно-правовые выводы:

1. По первому из поставленных вопросов: «Допустим ли отзыв лицензии на осуществление банковских операций до отмены принятого ранее решения Комитета банковского надзора Банка России не отзывать лицензию на осуществление банковских операций в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности, и не применять меры, предусмотренные ст. 74 Закона о Центральном банке?»

Краткий ответ: нет, отзыв лицензии на осуществление банковских операций недопустим до мотивированной отмены Банком России решения Комитета банковского надзора Банка России не отзывать лицензию и не применять меры, предусмотренные ст. 74 Закона о Центральном банке.

Согласно п. 13 ст. 189.47 Закона о банкротстве: «Со дня направления Банком России в Агентство предложения об участии Агентства в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка и до дня окончания срока осуществления мер по предупреждению банкротства банка Банк России вправе принять следующие решения:

  1. не применять к банку меры, предусмотренные ст. 74 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке Poccии))[1];
  2. не отзывать у банка лицензию на осуществление банковских операций в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 20 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (Закона о банках)».

Данная норма Закона о банкротстве наделяет Банк России дискреционным полномочием по принятию решения не отзывать лицензию у кредитной организации до дня окончания срока осуществления мер по предупреждению банкротства. Смысл данной нормы заключается в том, чтобы создать условия для реализации реабилитационных процедур, предусмотренных Планом участия Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (далее «Агентство») в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка (далее «План участия»), и обеспечить реальную возможность его исполнения.

В силу п. 6 ст. 189.49 Закона о банкротстве: «В случае принятия решения об отказе в утверждении плана участия Агентства в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка или в случае невозможности выполнения указанного плана, B TOM (CJIC B результате невыполнения указанного плана банком Банк России отменяет решения, принятые в соответствии с п. 13 ст. 189.47 настоящего Федерального закона».

Таким образом, в случае, если Банком России будет принято решение не утверждать План участия или он установит, что выполнение Плана участия стало невозможным, то в соответствии с императивной нормой, предусмотренной п. 6 ст. 189.49 Закона о банкротстве, он до принятия решения об отзыве лицензии должен отменить принятое им ранее решение не отзывать лицензию у кредитной организации.

Данные выводы подтверждаются материалами судебной практики:

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 декабря

2016 2. № 05-18343/2016 по делy A40-244915/2015:

Согласно части 6 ст. 189.49 Закона о банкротстве, в результате невыполнения банком Плана Банк России отменяет решения, принятые в соответствии с ч. 13 ст. 189.47 Закона о банкротстве, то есть Банк России получает основания применять к банку меры административного воздействия вплоть до отзыва y него лицензии.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07 октября 2016 г. № 09АП-45315/2016-ГK по делу № A40-213193/2015:

Согласно п. 6 ст. 189.49 Закона "О несостоятельности (банкротстве)", в случае невыполнения плана участия Агентства в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка в результате невыполнения указаний банком Банк России отменяет решения, принятые в соответствии с п. 13 ст. 189.47 настоящего Закона "О несостоятельности (банкротстве)" и применяет к банку процедуру отзыва лицензии.

Кроме того, смысл п. 6 ст. 189.49 Закона о банкротстве полностью соответствует общепринятой доктрине законных ожиданий, которая способствует реализации принципов правовой определенности и добросовестности[2]. Общая идея данной доктрины заключается в том, что одна сторона, являющаяся публичным органом, путем ясного и однозначного обещания, обязательства или представления создает у другой стороны определенное ожидание, служащее оправданием доверившейся стороне, что она положилась на сделанное представление[3].

По своей сути данная доктрина служит для защиты слабой стороны от осуществления органами государственной власти своих дискреционных полномочий, усмотрения должностного лица[4], выступает основанием для обжалования властно-распорядительных актов, если они не соответствуют законным ожиданиям лица[5].

Данная доктрина является общепризнанным принципом и получила широкое распространение в международном праве: «Понимая значимость института, Европейское сообщество предоставляет субъектам компенсацию за ущерб, вследствие нарушения принципа защиты законных ожиданий. В решении Европейского суда справедливости по делу Opel Austria GmbH v Council of the European Union было определено, что «...принцип доброй совести является в международном праве следствием принципа защиты законных ожиданий, которые в соответствии с судебной практикой формируют часть правового порядка Сообщества. Любой экономический оператор, которому учреждение дало оправданные надежды (курсив мой - С.К.), может полагаться на принцип защиты законных ожиданий.[6]

Данная доктрина также не чужда и отечественному праву и неоднократно применялась Президиумом ВАС РФ (Постановления Президиума ВАС РФ от 29 Mapтa 2011 года № 14057/10, oт 18 мая 2011 года № 15025/10).

Соответственно, принимая решение не отзывать лицензию, Банк России создает у кредитной организации законные ожидания о том, что в отношении нее либо будут осуществлены предусмотренные Планом участия меры по предупреждению банкротства, либо будет сделан обоснованный вывод о невозможности выполнения указанного Плана участия и принято решение в порядке, предусмотренном п. 6. ст. 189.49 Закона о банкротстве.

C учетом изложенного недопустим отзыв лицензии у кредитной организации до мотивированной отмены ранее принятого решения Комитета банковского надзора Банка России не отзывать лицензию и не применять меры, предусмотренные ст. 74 Закона о Центральном банке.

2. По второму из поставленных вопросов: «Должно ли решение Банка России, принимаемое в порядке п. б ст. 189.49 Закона о банкротстве, об отмене его же решения не отзывать лицензию, принятое на основании п. 13 ст. 189.47 Закона о банкротстве, быть обоснованным и мотивированным?»

Краткий ответ: да, решение Банка России, принимаемое в порядке п. 6 ст. 189.49 Закона о банкротстве, должно быть мотивированным.

В соответствии с п. 13 ст. 189.47 Закона о банкротстве, принятие решения не отзывать лицензию является дискреционным полномочием Банка России, а п. 6 ст. 189.49 Закона о банкротстве возлагает на Банк России обязанность отменить ранее принятое решение при определенных обстоятельствах.

Для реализации дискреционных полномочий Банк России должен обосновать и мотивировать принятие решения. Формальный подход здесь недопустим, поскольку подвергает финансовые организации риску злоупотребления публично-властными полномочиями.

Для реализации обязанностей, возложенных на Банк России законами, должен обосновать юридический факт, что действия (бездействие) финансовой организации подпадают под диспозицию нормы. Это объясняется тем, что закон посредством императивной нормы возлагает обязанность на Банк России, которую последний должен исполнить.

Так, п. 6. ст. 189.49 Закона о банкротстве содержит императивную норму, буквальное толкование которой позволяет прийти к выводам о том, что для отмены решения, принятого в соответствии с п. 13 ст. 189.47 Закона о банкротстве, Банку России необходимо обосновать наступление одного из следующих обязательных условий:

1. Отказ в утверждении Плана участия в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка;

2. Невозможность выполнения Плана участия, в том числе в результате невыполнения указанного плана банком.

В соответствии с первым условием, для отмены решения не отзывать лицензию достаточно доказать юридический факт отказа в утверждении Плана участия. Однако право утвердить или отказать в утверждении Плана участия предоставлено Комитету банковского надзора Банка России (ст. 189.34 Закона о банкротстве). Подобное право представляет собой уже дискреционное полномочие, реализация или отказ в реализации которого должен быть обоснованным и мотивированным. Следовательно, отмена решения не отзывать лицензию по данному основанию должно быть обоснованным и мотивированным.

В соответствии со вторым условием обязанность отменить решение не отзывать лицензию может последовать при невозможности выполнения Плана участия, в том числе в результате невыполнения указанного плана кредитной организацией. Данное обстоятельство также подлежит обоснованию Банком России, поскольку также входит в дискрецию Банка России.

Телеологическое толкование ст. 189.49 Закона о банкротстве позволяет сделать вывод, что целью реабилитационных процедур является восстановление стабильного финансового состояния кредитной организации. Процедура финансового оздоровления банка проводится на основе принципов добросовестности, разумности, достаточной осведомленности о финансовом положении банка и минимизации расходов. Отмена решения не отзывать лицензию влечет снижение правовых гарантий банка на восстановление нормального финансового состояния. Поскольку решение отменяется до завершения процедур по предупреждению банкротства финансовой организации, то в оставшийся период у банка возникает правовая неопределённость в отношении дальнейшей судьбы. Поэтому принятие такого решения должно быть обоснованным и мотивированным.

Кроме того, поскольку решение Банка России, принимаемое в порядке п. б. ст. 189.49 Закона о банкротстве, направлено на ухудшение положения кредитной организации (приводит к отзыву лицензии), соответственно, к нему может быть применена позиция, изложенная Конституционным судом РФ в Определении от 22.12.2015 № 3017-О, согласно которой «...одной из фундаментальных процессуальных гарантий реализации права на государственную, в том числе судебную, защиту – мотивированность акта о привлечении к публично-правовой ответственности.

Таким образом, Банк России обязан обосновать решение, принимаемое в порядке п. 6 ст. 189.49 Закона о банкротстве, об отмене решения Комитета банковского надзора Банка России не отзывать лицензию, принятое на основании п. 13 ст. 189.47 Закона обанкротстве.

3. По третьему из поставленных вопросов: «Достаточно ли формального неоднократного в течение года вынесения предписаний в отношении кредитной организации для отзыва у нее лицензии на основании пункта 6 части первой статьи 20 Закона о банках?»

Краткий ответ: нет, недостаточно. Для отзыва лицензии у кредитной организации необходимо одновременно:

1. неоднократное в течение года вынесение предписаний IX неисполнение в установленные сроки;

2. несоблюдение законов, регулирующих банковскую деятельность или нормативных актов Банка России.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности: «Банк России может отозвать у кредитной организации лицензию на осуществление банковских операций в случаях: неисполнения федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России, если в течение одного года к кредитной организации неоднократно применялись меры, предусмотренные Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Буквальное толкование диспозиции указанной нормы позволяет выявить логическую конъюнкцию двyх условий, которые должны присутствовать одновременно для наступления соответствующих последствий в виде отзыва лицензии у кредитной организации:

1. неисполнение кредитной организацией федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России;

2. неоднократное в течение одного года применение к кредитной организации мер, предусмотренных Законом о Центральном банке.

Подобная совокупность оснований для отзыва лицензии в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности была применена судом, в частности, в деле «АМБ банка» (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2016 г. № 09АП-15738/2016 по делу № A40 183914/15).

Второе условие отсылает к ст. 74 Закона о Центральном банке, в которой закреплены меры, применяемые Банком России: «В случае неисполнения в установленный Банком России срок предписаний Банка России об устранении нарушений, выявленных в деятельности кредитной организации, а также в случае, если эти нарушения или совершаемые кредитной организацией банковские операции или сделки создали реальную угрозу интересам ее кредиторов (вкладчиков), Банк России вправе...».

Согласно п. 1. Приложения 1 к Инструкции Банка России от 31 марта 1997 г. № 59: «Предписание – это документ, направляемый кредитной организации, в котором надзорный орган со ссылкой на конкретные положения федеральных законов, нормативных актов Банка России констатирует выявленные нарушения (недостатки) в деятельности кредитной организации, указывает срок для их устранения, а также конкретные принудительные меры воздействия, применяемые к кредитной организации».

Таким образом, основанием применения мер, предусмотренных Законом о Центральном банке, служит именно неисполнение кредитной организацией предписания в установленный срок. Само по себе вынесение предписания в отрыве от проверки его исполнения не является основанием для применения мер.

Подобное толкование обусловлено характером мер, применяемых Банком России за неисполнение своих предписаний: назначение штрафа, введение временной администрации, ограничение прав акционеров. Для банка подобные меры несут материальные и репутационные издержки. Поэтому Законом о Центральном банке предусмотрены разумные сроки для исполнения предписания – не более 45 календарных дней (ст. 74).

Таким образом, само по себе формальное неоднократное вынесение предписания Банком России не является достаточным основанием для отзыва лицензии согласно п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности. Для отзыва лицензии необходимо неоднократное применение мер за неисполнение предписаний Банка России в установленные сроки, предусмотренные ст. 74. Закона о Центральном Банке. Одновременно с неисполнением предписаний в установленные сроки для отзыва лицензии необходимо и несоблюдение законов, регулирующих банковскую деятельность или нормативных актов Банка России, что само по себе не равно неисполнению предписаний.

4. Πο четвертому из поставленных вопросов: «Должны ли оцениваться соразмерность, пропорциональность и адекватность такой меры, как отзыв лицензии, по п. б. ч. 1 ст. 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» допущенным нарушениям?»

Краткий ответ: да, соразмерность, пропорциональность и адекватность отзыва лицензии допущенным нарушениям должны учитываться Банком России.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности: «Банк России может отозвать у кредитной организации лицензию на осуществление банковских операций ...». Однако отзыв лицензии является исключительной мерой, применение которой не может быть произвольным.

Банки, являясь коммерческими организациями, выполняют четко выраженную социальную функцию. Привлекая вклады потребителей, финансовые организации позволяют им аккумулировать собственные средства и приумножать их. Выдавая кредиты, банки временно увеличивают покупательную способность граждан и (или) организаций в периоды, когда им необходимо дополнительное привлечение денежных средств.

Банки позволяют бизнесу получить первоначальный капитал для развития проектов. Поэтому к ограничению банковской дееспособности необходимо подходить разумно и обоснованно. Когда банковская организация способна стабилизировать свое финансовое состояние самостоятельно или с помощью третьих лиц, соответственно, не следует допускать неконтролируемого вмешательство Банка России в их деятельность. Всегда необходимо соотнести несколько ценностей: с одной стороны – защита прав кредиторов (вкладчиков), с другой – невмешательство в самостоятельность бизнес-процессов (защита прав акционеров).

Банк России существует в форме юридического лица (ст. 1 Закона о Центральном банке). Однако это образование, на которое возложены четко выраженные публичные функции (ст. 3 Закона о Центральном банке):

1. защита и обеспечение устойчивости рубля;

2. развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации;

3. обеспечение стабильности финансового рынка Российской Федерации.

Банк России всегда является сильной стороной в отношениях с коммерческими банками. Поэтому любые решения, принимаемые Банком России, должны быть соразмерными, пропорциональными и адекватными, в том числе и решение об отзыве лицензии у кредитной организации.

Требование применять подобную меру разумно, справедливо и обоснованно подтверждается обязательными позициями Конституционного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, а также развитой судебной практикой.

В силу пункта 20 Постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. № 10, отзыв лицензии является особой мерой юридической ответственности. Соответственно, применение подобной крайней меры ответственности не может быть произвольным.

Согласно Определению KC PФ oт 14 декабря 2000 г. № 268-O: «Oтзыв лицензии на осуществление банковских операций – это решение Банка России, принимаемое в порядке и по основаниям, предусмотренным федеральным законодательством <...> представляет собой исключительную меру воздействия, которая применяется к кредитной организации, допускающей нарушения требований федеральных законов, регламентирующих банковскую деятельность, и нормативных актов Банка России <...>».

Аналогичная позиция также содержится в иных актах Конституционного суда РФ, актах Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, а также в судебных актах арбитражных судов: Определение КС РФ от 9 марта 2017 г. № 565O, постановление KC PФ oт 25 февраля, 2014 г. № 4-II; Постановление KC PФ от 30 июля 2001 г. № 13-П; Постановление президиума BAC PФ oт 12 мая 2009 г. № 15211/08, определение BC РФ от 9 сентября 2015 г. № 305-3C15-10641, определение BC РФ от 17 октября 2014 г. № 305-KГ14-2919, определение BC РФ от 25 августа 2016 г. № 301 -KГ16-10660, определение BC РФ от 6 октября 2015 г. № 307-KГ15-12200, от 15 октября 2015 г. № 305-KГ15-12711; от 2 февраля 2015 г. № 305-KГ14-5855, Постановление ФАС МО от 22 сентября, 2008 г. № KA-A40/870108, Постановление АС Московского округа от 26 мая 2015 г. по делу № A4088965/14, Решение Арбитражного суда г. Москвы от 28 мая 2010 г. по делу № A4027074/10-106-112, Постановление 9-го AAC oт 6 июля, 2017 г. № 09AП-20866/2017, Постановления АС Московского округа от 14 апреля 2015 года по делу № A41 48951/2014; oт 19 февраля 2015 года по делу № A40 58044/14; oт 22 января 2015 года по делу № A40-43839/14; от 27 апреля 2015 года по делу № A40 140335/2014; Постановление АС Уральского округа от 20 июля 2016 года № Ф09-7255/16; oт 20 августа 2015 гoда № Ф09-5112/15; от 07 октября 2014 roда № Ф09-6495/14; oт 29 июля 2011 года № Ф09-3766/1 1-C1; от 22 апреля 2010 года № Ф09-2676/10-C1; от 18 января 2010 года № Ф09-10895/09-C1; Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 27 августа 2009 года № A58 8143/08; Постановление АС Северо-Кавказского округа от 21 июля 2016 года по делу № A63 8587/2015; Постановление 9-го AAC oт 06 июля 2017 года № 09AI1-20866/2017; Постановление 4-го AAC oт 23 июня 2010 года по делу № A19-29453/2009.

Анализ изложенных выше судебных актов позволяет выделить следующие критерии, обосновывающие применение такой меры, как отзыв лицензии:

  1. соразмерность (пропорциональность) последствиям допущенных нарушений;
  2. адекватность;
  3. справедливость;
  4. необходимость.

Кроме того, необходимо учитывать, что ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности имеет диспозитивную и императивную части. Распорядительное полномочие банка отзывать лицензию закреплено в случае применения оснований по ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности. Императивное требование отозвать лицензию – по ч. 2 ст. 20.

Поэтому особенно важно анализировать характер последствий допущенных нарушений, когда у Банка России есть право, но не обязанность отозвать лицензию у кредитной организации.

Таким образом, Банк России при разрешении вопроса о возможности отзыва у кредитной организации лицензии на основании п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности должен руководствоваться критериями соразмерности (пропорциональности), адекватности, справедливости и необходимости.

5. По пятому из поставленных вопросов «Влияет ли факт устранения нарушений и исполнения предписаний на возможность отзыва лицензии на основании п. бч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности?».

Краткий ответ: да, влияет.

Как указано выше в ответе на вопрос № 3, само по себе формальное неоднократное вынесение предписания Банком России не является достаточным основанием для отзыва лицензии согласно п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности.

Необходимо учитывать, что, согласно п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности, Банк России может отозвать у кредитной организации лицензию на осуществление банковских операций. Данное полномочие регулятора является диспозитивным. Дискреция Банка России направлена на сохранение лицензии за финансовой организацией в случае устранения нарушений, указанных в предписании. В этом случае не нарушаются интересы вкладчиков, не происходит дестабилизация финансовой системы РФ, но сохраняется способность банка исполнять свои функции, обеспечивать интересы как своих кредиторов, так и акционеров.

Данные выводы также соответствует описанной выше доктрине законных ожиданий. В том случае, если Банк России на протяжении длительного времени последовательно выносит предписания, следит за их исполнением, не отзывая при этом лицензию, то у кредитной организации совершенно обоснованно возникают законные ожидания о том, что сам факт вынесения предписаний, в условиях, когда они своевременно и в полном объеме исполняются, не может служить основанием для отзыва лицензии в порядке, предусмотренном п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности.

Таким образом, в случае устранения нарушений и исполнения предписаний в установленный срок, отзыв лицензии на основании п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности является недопустимым.

С.А. Карелина, д. ю. н., профессор кафедры предпринимательского права Юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, член НКС Верховного Суда РФ


[1] Одной из мер, предусмотренных статьей 74 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», является отзыв лицензии у кредитной организации.

[2] Принципы гражданского права и их реализация / Подред. Т. П. Подшивалова, Г. С. Демидовой. М.: Проспект, 2017. С. 67.

[3] Статья: Соотношение эстоппеля и доктрины законных ожиданий (Рoop K. A.) ("Вестник арбитражной практики", 2017 № 3)

[4] Статья: Соотношение эстоппеля и доктрины законных ожиданий (Рoop K. A.) ("Вестник арбитражной практики", 2017, № 3)

[5] Статья: Судебный пересмотр решений органов исполнительной власти как форма административной юстиции в Великобритании (Соколов И.А.) ("Административное право и процесс", 2009, № 2)

[6] Эстоппель в российском праве: проблемы и перспективы практического применения (Николаев А. В.) ("Международное публичное и частное право", 2014, № 4)