Актуальные темы
3 июля 2009, 20:41

Церковь вернет долги

Церковь вернет долги
Глава Федеральной службы судебных приставов России Артур Парфенчиков фото ИТАР-ТАСС

Федеральная служба судебных приставов (ФССП) заключила соглашение с Русской православной церковью (РПЦ) о том, что священники будут помогать приставам взыскивать долги с неплательщиков алиментов и других должников.

Директор ФССП Артур Парфенчиков и председатель синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Димитрий Смирнов подписали протокол о взаимодействии священнослужителей с судебными приставами.

Как пояснил Парфенчиков, «представители РПЦ будут оказывать на должников духовное воздействие, учить о неприемлемости принципа жизни взаймы и философии стяжательства». Соглашение предполагает, что судебные приставы будут приглашать на встречи с должниками священников для чтения им проповедей. Как говорится в документе, проповеди должны будут способствовать «пробуждению сознания должников по исполнительным производствам, побуждению их к исполнению судебных решений и актов других органов».

Представители ФССП и РПЦ договорились и о том, что священники во время богослужений будут проповедовать в храмах по всей России «неприемлемость потребительского отношения к жизни и к людям», а также то, что «невозврат долгов по церковным правилам приравнивается к присвоению чужого, то есть воровству».

Практика

Идея сотрудничать с церковью пришла давно, но раньше это было эпизодически, а теперь будет «на широкой систематической основе», заявили в ФССП.

Эксперимент взаимодействия служителей церкви и судебных приставов уже проводился. Как заявили в ФССП, он показал исключительно положительный результат. Особенно хорошо взаимодействие налажено в Северной Осетии, Курганской области и некоторых других регионах.

По словам приставов, эксперимент по сотрудничеству с РПЦ, проводившийся в Ленинградской области привел к «потрясающим результатам»: «Один алиментщик побежал за деньгами сразу после разговора с батюшкой. Еще двое вообще приняли решение воссоединиться с семьей. А остальные обещали погасить долг при первой же возможности».

20 мая 2009 года в ФССП по Алтайскому краю во время презентации вакансий краевого центра занятости населения перед собравшимися с духовными наставлениями выступил батюшка Константин Гросс. После встречи многие должники захотели получить любую работу. А те должники, которые увидели сюжет о проведенной акции по телевизору, также пришли на прием к судебным приставам и заплатили часть долга по алиментам.

Ранее, 25 марта 2009 года, главный судебный пристав РФ Артур Парфенчиков, руководитель ФССП России по Красноярскому краю Леонид Рябов обсудили с управляющим Красноярской епархией РПЦ архиепископом Антонием меры по усилению взаимодействия епархии со службой судебных приставов, создание системы дальнейших взаимоотношений.

С необычным обращением выступил недавно епископ Кемеровский и Новокузнецкий Аристарх (Смирнов). Он призвал руководителей предприятий погасить долги по зарплате работникам, «поскольку несправедливая оплата затраченных человеком сил является лихоимством — смертным грехом».

Также судебные приставы и священнослужители готовы содействовать трудоустройству должников, в том числе по алиментным обязательствам, и не имеющим места работы. «Родитель-должник будет трудиться в монастыре, при котором будет проживать оставшийся без попечения второго родителя несовершеннолетний ребенок», — говорится в сообщении «Российской газеты».

О пользе возврата долгов проповедуют не только православные священники, в Бурятии с душами должников работают ламы, а в мусульманских регионах — муллы.

Чиновничий взгляд на проблему

Несмотря на оптимистические заявления чиновников, не следует ожидать, что помощь Церкви существенно повлияет на ситуацию вокруг невозвращения долгов. Как отметил представитель в СФ от законодательного органа государственной власти Магаданской области Сергей Иванов, «никто из должников не знает о заповедях. А если знает и все равно не платит, то и предполагаемые беседы вряд ли что-то изменят и заставят его исполнить решение суда».

С другой стороны, проповедь может оказать превентивное воздействие на психологию граждан. Задача Церкви — укрепление морали общества, что невозможно без ответственного отношения прихожан к своим поступкам. Авторитет у религии есть, поэтому убедительные слова священников могут предотвратить появление новых должников.

Как считает представитель в СФ от исполнительного органа государственной власти Белгородской области Николай Рыжков, «Священники — это высокообразованные, хорошо говорящие люди и я уверен, что их проповеди смогут разбудить в должниках совесть. В любом случае, хуже от таких наставлений не будет. Не будет хуже и от призывов священников к почитанию старших, здоровому образу жизни, к необходимости соблюдения правил дорожного движения, да и других правил тоже».

Даже незначительная помощь Церкви в пробуждении сознательности среди должников не окажется лишней для приставов в нынешней ситуации. А в том, что она все-таки будет, сомневаться не приходится.

«Такое сотрудничество, быть может, не сразу даст желаемый эффект. У меня был подобный опыт сотрудничества с больницей, где делают аборты. Мы отговаривали женщин делать аборты, присутствуя на приеме. Не сказать, чтобы эффект от этой работы выражался во внушительных цифрах. Но спасти от смерти даже одного ребенка — это уже стоит любых усилий. Так и с должниками — если удастся хотя бы одного нерадивого папашу вразумить к тому, чтобы он помогал семье, то это будет уже большой прорыв. То есть в принципе эта тема, с моей точки зрения, очень перспективна», — заявил Regions.ru Протоиерей Артемий Скрипкин, руководитель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии.

Вопрос в другом: почему Федеральная служба судебных приставов при всей свой мощи, подкрепленной законом, фактически расписывается в собственной беспомощности? Представитель в Совете Федерации от Республики Калмыкия Михаил Капура считает, что «ведомство не в состоянии выполнить возложенные на него задачи, несмотря на расширение штата и увеличение финансирования».

Судебные приставы пытаются переложить свои государственные обязанности на плечи Церкви. Помимо потери авторитета ведомства, и появления вопросов о необходимости существования такой «бездейственной» структуры, данное решение грозит сменой приоритетов в государственных масштабах. Вмешательство Церкви в деятельность правовых институтов может начать процесс формирования теократических форм правления в России.

«В отношении должников государство должно действовать жестко. Не надо вмешивать церковь в государственные дела, тем более что по Конституции она отделена от государства. Недопустимо использовать религию в „прикладных“ целях», — заявил по этому поводу депутат Госдумы Виктор Илюхин.

С учетом всего это, более целесообразным действием приставов, на наш взгляд, было бы приведение в соответствующий вид базы данных по России, которая отсутствует в едином формате. В перспективе это принесло бы несравненно более весомые плоды, чем помощь Церкви. Более 70 баз данных сегодня существуют по отдельности, что позволяет должникам уходить от ответственности.

С другой стороны, глупо отказываться сегодня от ограниченной помощи Церкви в социальных вопросах, поскольку ее представители церкви традиционно преследуют гуманистические цели. Их деятельность в данном случае направлена на стабилизацию социальной сферы. Кроме того, священники могут заставит людей по-иному посмотреть на судебных приставов, которые предстанут в глазах общества не только вымогателями, выбивающими долги, но и людьми, заинтересованными в вопросах нравственности

Религиозный взгляд на проблему

Еще более неоднозначной выглядит участие Церкви в сборе долгов с религиозной точки зрения. Во-первых, светские власти не вправе указывать пастырям, какие темы поднимать в своих проповедях.

«С чисто человеческой точки зрения сотрудничество с фискальными органами может выглядеть странно — раньше мытари собирали дань», — заявил "Газете.Ru" заведующий канцелярией Синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями иерей Сергий Привалов. Но в Писании, напоминает он, Господь призвал мытаря и просветил его, и тот стал иначе относиться к своим обязанностям.

Священники утверждают, что попытка государства использовать Церковь в своих утилитарных целях противоречит ее сути.

С другой стороны, обман и воровство — это однозначный грех во всех основных религиях. Православие трактует, что истинный верующий может иметь долги только перед Богом. Мусульманин, обремененный долгами, не может совершать хадж, пока долг не уплачен. Буддисту не отданный долг отягощает карму. Поэтому священнослужители без каких-либо соглашений с приставами должны в своей проповеди постоянно говорить об этом.

Кроме того, традиционно сложилось, что Церковь принимает непосредственное участие в важнейших социальных процессах, влияющих на жизнь ее паствы. 

«Церковь не должны быть оторвана от народа, она должна быть в гуще людей, в самых обычных житейских делах. Такое сотрудничество однозначно имеет перспективы, потому что сейчас в отношениях между людьми очень много проблем, — и психологических, и духовных. Церковь призвана объединять, она призвана в крайних ситуациях сглаживать углы, должна призывать к прощению, к единению, к достижению какого-то согласия, мира, любви. Для Церкви это основная деятельность», — приводит слова иерея Александра Добродеева, заведующего сектором по взаимодействию с правоохранительными учреждениями Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами.

С другой стороны, излишняя акцентация на теме возвращения долгов и услужливость по отношению к государству может негативно сказаться на образе Церкви в глазах прихожан.

«В кризис народ хотел бы видеть в церкви прежде всего заступника, а не следователя и не представителя крупных кредиторов. Все это подорвет авторитет церковников. Многие граждане в нашей стране в последнее время стали должниками явно не потому, что хотели этого, а из-за объективной экономической политики, да и насаждения, в том числе государством, бума гиперпотребления. То же относится и ко всяческим играм с малым бизнесом, явно носящим характер фиктивный и пиаровский», — цитирует политолога Станислава Белковского "Фонтанка.ру".

Таким образом, светские институты должны помочь Церкви занять свое более высокое положение. Это принесет пользу всем, а Церковь отплатит сторицей.