Актуальные темы
21 июля 2009, 19:57

За клевету ударят по кошельку

За клевету ударят по кошельку
Государственная дума

В Госдуму внесен законопроект, исключающий из Уголовного кодекса статью 129 «Клевета» и статью 130 «Оскорбление». Депутаты предлагают перенести ответственность за эти правонарушения в КоАП и ограничить наказание штрафами. Прежде всего, интересно отметить, что законодательная инициатива исходит от думской фракции Либерально-демократической партии России.

Суть изменений

Действующий Уголовный кодекс (УК) РФ относит клевету к преступлениям против свободы, чести и достоинства личности (раздел VII, глава 17). Согласно статье 129 УК РФ клевета — «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию». По действующему УК РФ, максимальное наказание за клевету (статья 129) составляет до трех лет лишения свободы, за оскорбление (статья 130) — исправительные работы на срок до одного года.

Инициаторы законопроекта предлагают вместо этого штрафовать нарушителей. Так, простому гражданину клевета обойдется в 1-2 тысячи рублей (должностному лицу — в 10 тысяч). Если пострадавший будет опорочен в публичном выступлении или в СМИ, то виновному грозит штраф от 10 до 20 тысяч рублей (должностному лицу — 50 тысяч). Юридическое лицо за то же правонарушение заплатит от 100 до 300 тысяч рублей. А после высказывания о ком-то в неприличной форме гражданам придется заплатить 500-1000 рублей, должностным лицам — 5-10 тысяч рублей. Публичное оскорбление будет стоить обычным гражданам от 3 до 5 тысяч рублей, должностным лицам — от 30 до 50 тысяч, а юридическим лицам — от 40 до 80 тысяч рублей.

Законопроект от фракции ЛДПР направлен в думский Комитет по конституционному законодательству и госстроительству для подготовки к первому чтению.

Реакция на законопроект

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что уголовная ответственность предусмотрена за действия, которые носят «признаки общественной опасности», в то время, как клевета и оскорбление, по мнению авторов законодательной инициативы, не обладают этими признаками в должной степени.

Справедливости ради напомним, что идея смягчения наказаний за клевету и оскорбление принадлежит отнюдь не либералам — в декабре 2008 года ее высказал Председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев. Выступая накануне седьмого Всероссийского съезда судей, он заявил: «Уголовное наказание не имеет цели отомстить обидчику. Например, оскорбление может быть очень обидным и унизительным. Но степень общественной опасности подобных правонарушений несоизмерима с последствиями судимости и фактическим поражением человека в правах».

Законопроект вызвал широкий резонанс в СМИ и экспертном сообществе, которое признало его очень важным для формирования гражданского общества. Ожидается, что в случае принятия он, в первую очередь, расширит рамки свободы прессы. Как пишет «Российская газета», в России уголовную статью о клевете чаще всего использовали в качестве способа отомстить за критические публикации. Маячащая перед журналистом угроза получить уголовное наказание служила реальной защитой произвола и коррупции чиновников.

Большинство парламентариев поддерживают законопроект, считая, что свобода слова в России нуждается в дополнительных гарантиях. Однако высказываются и противоположные мнения.

Pro

Эксперты, поддерживающие законопроект, отмечают, что часто трудно определить, есть ли в тексте клевета и оскорбления или нет. Это очень субъективные понятия, уголовное преследование за которые выглядит чрезмерным.

Одни из авторов законопроекта депутат Сергей Иванов обосновывает необходимость изменений в Уголовный кодекс тем, что оскорбление и клевета — следствие частных отношений и не представляет общественной опасности.

На взгляд зампредседателя комитета Госдумы по информационной политике Бориса Резника, законопроект нужен в первую очередь для того, чтобы «декриминализировать профессию журналиста».

«Сажать за журналистское слово в тюрьму — это средневековье. Так любую критику можно подвести под понятие „клевета“. В цивилизованных странах Европы и в Америке нет такого похабства, когда представителей СМИ за их работу сажают на три года», — приводят Regions.ru слова парламентария.

«С дугой стороны, самому журналистскому сообществу тоже необходимо взглянуть на себя критически. Присутствие заказных материалов — это факт, с которым надо бороться. Но сажать за журналистское слово — нельзя», — высказал свое убеждение Резник.

Заместитель председателя Комиссии Совета Федерации по вопросам развития институтов гражданского общества представитель в СФ от исполнительного органа государственной власти Краснодарского края Александр Починок также назвал этот проект «гуманным и правильным законом».

Указав на недопустимость использования любого закона в качестве «дубинки», парламентарий подчеркнул, что «наказание, предусмотренное новым законопроектом, адекватно таким нарушениям». «Зачастую, обвиняя журналистов в клевете и привлекая их к уголовной ответственности, таким образом расправляются с неудобными изданиями. Да и уголовное судопроизводство у нас перегружено», — заключил Починок.

Законопроект поддержали в адвокатском сообществе. «У судей и так по 10-15 процессов в день. Государству выгоден перевод статей об оскорблении и клевете из уголовного судопроизводства в административное, потому что на уголовный процесс тратятся бюджетные деньги. А административные штрафы, наоборот, пополняют бюджет», — цитирует адвоката Петра Домбровицкого «Новый Регион».

Руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов убежден, что из Уголовного кодекса надо бы убрать и другие статьи, «которые наказывают журналистов за их профессиональную деятельность». Ведь помимо «клеветы и оскорбления» там есть еще «оскорбление судьи, оскорбление должностного лица и 282-я статья по экстремизму».

Contra

Впрочем, предлагаемый законопроект нравится не всем. Против него выступает, в частности, заместитель председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Виктор Илюхин. Он считает, что в ситуации, когда распущенность в обществе процветает, принимать такой закон нельзя.

«Если убрать норму об уголовной ответственности, то стороны пойдут друг на друга в рукопашную», — убежден парламентарий.

Илюхин не исключает, что авторы такого рода законопроекта преследуют свои «корыстные» цели. По мнению депутата это делается с целью освобождения от ответственности ряда СМИ, в которых через одну программу звучат ложные сведения.

Заместитель председателя Комитета Госдумы по собственности, член фракции «Единая Россия» Юрий Медведев полагает, что Резник «ставит свои цеховые интересы превыше справедливости».

«Видимо, ему никогда не доводилось быть оклеветанным, поэтому он не представляет, насколько это может быть тяжело и в некоторых случаях даже невыносимо», — отметил депутат.

По мнению Медведева «в России журналисты и так пишут, может быть, даже больше, чем им позволено. И ни о какой расправе над неугодными работниками СМИ мне неизвестно».

Удивительно, но сходного мнения придерживается и председатель Санкт-Петербургского Союза журналистов, директор Агентства журналистских расследований (АЖУР) Андрей Константинов. Он отметил, что журналистов довольно редко обвиняют в клевете.

«Поэтому драматизировать ситуацию, говоря, что журналисты пострадали и подвергались обвинениям по статье „клевета“, я бы не стал. Это — „надувание бумажного тигра“. Другой нюанс заключается в том, что если на самом деле была клевета, стоит отметить, что вещь это весьма не безобидная, потому что с ее помощью можно поломать человеку судьбу. И ограничиваться в этом случае наказанием в виде административного штрафа, не равноценно преступлению», — прокомментировал законопроект Константинов «Лениздат.Ру».

Касательно «оскорбления» директор АЖУРа индифферентно реагирует на предложение законопроекта, "так как это совершенно безобидное перекладывание „из одного кармана в другой“. "Создание некой активности, которая совершенно не обязательна. На самом деле нужно менять закон «О СМИ». Это действительно назрело. Когда закон принимался, он был прогрессивным, но с тех пор прошли годы — неплохо бы его подрегулировать, согласно нормам сегодняшней жизни", — заявил Константинов.

Главный редактор газеты «Смена» Олег Засорин негативно отнесся к предложению отменить статьи УК, которые на практике почти не использовались.

«Немногочисленные дела о клевете, даже если они доходили до суда, там благополучно разваливались. Потому что, согласно действующему закону, это преступление обязательно должно быть совершено с умыслом. Нет умысла — нет и преступления. Поэтому если журналист заявляет на следствии или в суде, что умысла оклеветать потерпевшего у него не было, это исключает возможность его привлечения к уголовной ответственности», — заметил Засорин.

В случае переноса статей в КоАП процедура привлечения журналистов к ответственности значительно упростится, опасается главред «Смены». Для этого даже не потребуется согласие прокурора на возбуждение производства по делу. Кроме того, Засорин интересуется, кто, собственно, будет принимать решения по данной категории дел — мировые суды или контролирующий орган (Росохранкультура).

«И то, и другое — очень плохо, потому что мировые судьи в большинстве своем не готовы к рассмотрению таких споров, а Росохранкультура встроена в исполнительную власть. Что мы получим в итоге? Вал дел о „клевете“ в адрес чиновников самого разного уровня. Чиновники будут писать заявления в суды и Росохранкультуру по поводу любых критических публикаций, поскольку, в отличие от дел о защите чести и достоинства, тут  даже пошлину платить не надо. Юристы, защищающие интересы СМИ, не будут вылезать из судов», — резюмировал Засорин.

Также журналистов пугают «невиданные штрафы» «за любую критику в адрес чиновника, которую суд или Росохранкультура сочтут клеветой или оскорблением». Что, по их мнения, свидетельствует о подготовке в Госдуме «действенного механизма по полному уничтожению свободы слова в нашей стране».

Нынешнее положение дел

В России практика уголовного преследования за клевету практически отсутствует. В подавляющем большинстве случаев спор решается в рамках гражданско-правововых отношений по статье Гражданского кодекса о защите репутации. Согласно ней, можно подать в суд на обидчика и потребовать публично опровергнуть порочащие сведения.

С другой стороны, Олег Панфилов, утверждает, что Россия находится на первом месте в мире по количеству уголовных дел против представителей СМИ. «Мы насчитываем примерно 60 таких дел в год, и их количество неуклонно растет. И, что самое интересное, 95 процентов всех уголовных дел против журналистов инициированы именно чиновниками и депутатами» — отметил руководитель Центра экстремальной журналистики.

Конечно, далеко не все фигуранты таких уголовных дел лишатся свободы. Однако процедура многомесячного расследования и судебных разбирательств вымотает любого.