Актуальные темы
3 апреля 2009

Нейтральность и доверие как основа посредничества: несколько исторических иллюстраций

Нейтральность и доверие как основа посредничества: несколько исторических иллюстраций
В дипломатии часто использовался и такой подход: сначала разжечь конфликт, а затем выступить в роли миротворца

Сегодня многие осознают, что на пути развития медиации лежит множество «подводных камней», связанных с относительной новизной этого социально-правового института. Однако, как гласит поговорка, новое — это хорошо забытое старое. Мировой дипломатической практике участие в разрешении конфликтов посредников давно известно. Различны бывали причины, характер и результаты их участия. Исторический опыт показывает, что не всякое вмешательство «третьего» для сторон благотворно.

В этой работе не ставилась цель детально рассмотреть все аспекты возникновения и разрешения конфликтов, в котором участвовали посредники, и их исторический контекст. Скорее ее задача — осветить некоторые факты, заслуживающие особого внимания  для осмысления оптимальной модели посредничества. Приведенные здесь исторические эпизоды показывают, насколько важно для успеха посредничества соблюдение принципов нейтральности посредника и неоказания им давления на стороны. Эти принципы, как известно, являются основой современной модели медиации, практикуемой в странах систем как «общего», так и «гражданского» права.

Приведенные здесь примеры, среди прочего, демонстрируют, что примирителю, если он действительно стремится помочь сторонам погасить конфликт, не следует допускать у участников конфликта даже впечатления своей предвзятости и навязывания своей воли.

Впрочем, приводится здесь и пример эффективного отступления от указанных принципов, что вызвано стремлением  автора избежать однозначности выводов.

Думается, что знакомство с приведенными ниже примерами будет одновременно занимательным и полезным.

1. История знает немало примеров навязчивого и небеспристрастного посредничества. В XVIII в. роль международного посредника в русско-шведском конфликте нашла для себя подходящей Англия. В 1718 г. английский военно-морской флот дважды появлялся в Балтийском море, объяснив это необходимостью защитить союзную ей Швецию от нападений русского десанта. Таким парадоксальным образом Англия пыталась принудить Россию принять свое посредничество в конфликте со Швецией. Но Петр I на это не пошел: посредник явно не был нейтральным.

Российский резидент в Лондоне Ф. П. Веселовский в представленном английскому правительству «Мемориале» указывает на несоответствие английского посредничества нормам международного права. «Если король хотел „свою медиацию представить“, замечает он, то почему было не „учинить“ ее прямо или через министров. „Но вместо того, такия не обыкновенныя и до сего времени еще не слыханныя способы употребил медиацию свою представить, и при том грозить. Суть между собою весма противные дела и вместе быть не могут: медиацию свою в примирении с неприятелем представить и при том объявить, что с оным неприятелем в союз вступили: Не медиатором, но законодавцом быть изволит, и что министры Великобританские в том мнении обретаются, будто его ц.в. должен тем законам, которые они предписывают, без всякого прекословия подвергатися“. Но пристойно ли, решит свет, и его ц.в. „не запотребно находит о том разсуждать. Ибо он ни от кого иного, как от бога единого зависит и от него единого свое высокое достоинство, власть и силу имеет“ (с. 165-167).

Английское правительство заявляло, что оно стремилось к установлению мира между Россией и Швецией, „которой бы ему (Петру) утвердил знатную часть конкетов1 его“ (с. 65). Это означало, замечает Веселовский, заставить Россию отказаться ради мира от всех сделанных ею завоеваний. „И такой всем трактатам и союзам противной и чрезвычайной поступок надлежало какими-нибудь претекстами2 прикрыть: внушить, будто его королевское величество к таким поступкам против его ц.в. причину и резон имел“ (с. 160)».3

По поводу английского проекта «медиации» сменивший Веселовского резидент  М. П. Бестужев-Рюмин в 1720 г. также подал Петру записку. В ней он последовательно распутывает нити английских интриг.

Свои услуги по посредничеству в этом конфликте предлагали регент Франции и венский двор. Сторонами было принято посредничество Франции. В результате был заключен Ништадтский мир 1721 г., который открывал для России возможность добрососедских отношений со Швецией. С ней Россия даже вступила в союзный договор в 1724 г.

2. Екатерине II также доводилось сталкиваться с навязчивыми и отнюдь не нейтральными «посредниками». Так, у нее возникла необходимость такого «посредника» обезвредить, избежав прямого отказа, что и было с ловкостью осуществлено.

Премьер-министр Англии Питт в интересах развития английской торговли в Турции и Польше стремился не допустить завладения Россией устьями крупных рек, впадающих в Черное море. Для этого Питт пугал Екатерину II войной с Турцией, настойчиво предлагая свое посредничество в переговорах с Турцией. Таким образом, он пытался добиться от России согласия на условиях status quo. Екатерина осторожно делала вид, что согласна принять «добрые услуги» (bons offices) Англии и Пруссии, но наотрез отвергала предложения о посредничестве (mediation). В XVIII в. уже хорошо различали эти две формы урегулирования споров. Посредничество означало, что Екатерина должна отказаться от прямых переговоров с Турцией и все сношения с ней вести только через представителей Англии и Пруссии. Принятие же «добрых услуг» заставляло бы императрицу только выслушивать советы и предложения посредников, а вести мирные переговоры она могла самостоятельно. Но и предложения «добрых услуг» Екатерина надеялась отклонить, как только представится удобный момент. Она затягивала принятие «добрых услуг» Англии: английского представителя в Петербурге развлекали разными празднествами до тех пор, пока турки не подписали перемирие без всяких посредников. Ясский мир (29 декабря 1791 г.) окончательно закрепил за Россией Очаков и берег между Бугом и Днестром.

3. Дипломатическая история полна случаями назойливых предложений посредничества явно заинтересованных в исходе дела лиц. В 1877 г., уже в ходе войны Турции с Россией. По просьбе Турции Англия предложила свое посредничество в достижении мира. Россия отклонила это посредничество, т. к. не желала, чтобы в ее отношения с Турцией вмешивалась еще и Англия со своими интересами, которые противоречили российским. Поэтому Горчаков ответил на предложение, что если Турция желает мира, то должна с такой просьбой обращаться прямо к главнокомандующему русской армии. При этом  перемирие будет даровано Турции только при условии предварительного принятия ею обязательств будущего мирного договора. Что же касается интересов третьих государств, то Россия подтвердила свою готовность передать на обсуждение международной конференции тех пунктов договора, которые затрагивают «общеевропейские интересы».

При этом пока шли переговоры о перемирии, Россия не прекращала военных действий, продвигая свои войска к турецкой столице.4 Тем самым она улучшала свою переговорную позицию.

4. История XX века тоже знает примеры предложений «ненейтрального» посредничества.

4.1. В 1917 г. свое посредничество для заключения мира между Антантой и противоборствующим ей Тройственным союзом  предложил Римский понтифик. С такой инициативой он выступил для того, чтобы не допустить гибели Австро-Венгрии с ее клерикальным католическим правительством. Однако Антанта в нейтральность папы не поверила и его предложение не приняла.5

4.2. Администрация США пробовала посредничать в урегулировании спора между Великобританией и Аргентиной в апреле 1982 г. Госсекретарь США вел раздельные переговоры с каждой из сторон. Однако США не были нейтральным посредником, т. к. ценили отношения с Лондоном значительно больше, чем с Буэнос-Айресом, в том числе потому, что от позиции британского правительства в то время зависел вопрос о размещении американских ракет в Европе.  Аргентинская сторона вовремя поняла это. Поэтому успеха такое посредничество не имело.6

5. Приведенные ниже примеры вновь показывают важность нейтральности посредников, а также то, что «когда в товарищах солгасья нет, на лад их дело не пойдет».

5.1. В 1876 г. Европа увидела, что Турция явно побеждала в войне с Сербией. Сербский князь Милан обратился к представителям держав в Белграде с просьбой о посредничестве для прекращения войны. Все державы согласились выступить в качестве посредников. Роль посредников предполагала, что переговоры Турция будет вести именно с посредниками, а не с самой Сербией. Турция согласилась на предложение Англии о перемирии и начале переговоров о мире, и выдвинула очень жесткие его условия. «Европейские концерт» посредников отклонил их. Англия выдвинула свой проект условий мира, который предусматривал переход Константинополя под протекторат Англии. Чтобы помешать этому, Россия предложила ввести в Мраморное море соединенную эскадру всех великих держав. Этот пункт Англия отвергла, а Австрия воспротивилась оккупации Россией Болгарии. В результате решение вопроса о прекращении войны ни на шаг не продвинулось, т. к. каждый из посредников действовал в собственном интересе и между ними были острые противоречия.7

5.2. В конце 1911 — начале 1912 гг. Сербия и Болгария вели ожесточенный торг из-за одного стратегически важного района. Каждая из сторон считала, что предмет спора входит в сферу ее жизненных интересов. Русские посланники в обеих странах и военный агент в Софии полковник Романовский прилагали большие усилия, чтобы помирить спорящих. Однако оба русских посланника сами перессорились между собой. Российский МИД тоже неловко и непоследовательно руководил процессом поиска урегулирования: он то требовал от болгар принять сербский проект, то наоборот навязывал сербам болгарские предложения. В результате стороны не достигли согласованного решения и передали спор на рассмотрение арбитража.8

6. В дипломатии часто использовался и такой подход: сначала разжечь конфликт, а затем выступить в роли миротворца.

6.1. В 1878 г. Германия демонстративно заняла нейтральную позицию в русско-турецкой войне, хотя началась эта война как раз при подстрекательстве России Бисмарком. Бисмарк в своей речи заявил, что в восточном вопросе он только лишь «честный маклер»: его задача — поскорее добиться достижения сторонами соглашения. Таким образом, Бисмарк с учетом требований сложившейся международной обстановки публично устранился от активной поддержки России и превратился в миротворца. Он советовал России в интересах мира согласиться на созыв конгресса, очевидно, ожидая, что и Германия сможет от этого что-то получить.9

6.2. Подобное поведение, по свидетельствам историков, было  излюбленной тактикой ряда известных политиков, в том числе короля Франции Людовика XI (XV в.). Как писал его историограф, он любил ссорить своих врагов, создавать им тысячу препятствий, неожиданно выступать в роли посредника или арбитра между ними и таким образом добиваться в нужный момент перемирия или мира.10

Разоблачение такой тактики неизбежно влекло падение авторитета «посредника» — поджигателя конфликта.

7. Мотивацией примирителя в международной дипломатической практике иногда являлось недопущение усиления одной из воюющих сторон, которое было бы опасно для самого примирителя.

7.1. Подобна ситуация возникла в 1870е гг. Англия была встревожена перспективой вероятного разгрома Германией Франции. Английская политика строилась на поддержании «европейского равновесия» и стремилась к предотвращению гегемонии той или иной державы на континенте. Поэтому министр иностранных дел Англии поручил послу Англии в Берлине «употребить все усилия», чтобы положить конец «недоразумениям» между Францией и Германией.

Российский царь Александр выступил посредником в деле достижения мира между Францией и Пруссией в 1871 г. Он связался с королем Пруссии Вильгельмом и, узнав предлагаемые им условия мира,  заявил премьер-министру Франции Тьеру, что считает их приемлемыми, и посоветовал ему их принять. В дальнейшем царь во исполнение своего обещания Франции советовал Пруссии «соблюдать умеренность», но основные свои усилия направил на то, чтобы убедить Францию принять все условия Пруссии.

Таким образом формально, во исполнение своего обещания стороне, он просил ее оппонента соблюдать в своих притязаниях умеренность, на деле же — склонял к принятию ее требований.

7.2. Обычно в конфликте поддерживалась более слабая сторона, чтобы истощить обоих его участников. Во время русско-японской войны 1905 г. Англия и США рассчитывали на взаимное истощение обеих сторон. Слабейшей поначалу была Япония. Поэтому они поддерживали именно ее. Но излишнее усиление Японии тоже было не в их интересах. Когда русские стали терпеть поражения, президент США Теодор Рузвельт предложил сторонам свое посредничество. При этом США были заинтересованными вовсе не в дружбе между Японией и Россией, а в том, чтобы и после войны продолжался между ними антагонизм.

Посредничество было принято и мирные переговоры состоялись в курортном городке Портсмуте, в США. Японцы потребовали, среди прочего, контрибуцию в 1200 миллионов иен. Россия отказалась вести речь о контрибуции, стремясь избежать нехорошего прецедента. Одна из причин этого была в том, что ранее Россия никогда не платила контрибуций и по понятным причинам предпочитала считаться страной, которую нельзя к этому склонить ни при каких обстоятельствах. Рузвельт поддержал Россию и пригрозил японцам, что если они будут настаивать и война возобновится, то США «изменят свое отношение к воюющим сторонам».11 Япония была вынуждена отступить.

7.3. Другой президент США, Вудро Вильсон также стремился не допустить излишнего усиления одной из противоборствующих сторон и из этих побуждений активно призывал к примирению воюющих государств — Антанты и германо-австрийского блока: США были заинтересованы в том, чтобы в Европе сохранились две противоборствующие группировки.12 В ноте от 18 декабря 1916 г. он констатировал, что, по заявлению обеих сторон, они борются только за политическую и экономическую свободу, за независимость малых наций и за мир. Он предложил сторонам выдвинуть конкретные условия мира. Германия не доверяла США, считая, что они навяжут мир, невыгодный для Германии. Антанта была должником США. Германия заявила, что мир должен быть достигнут без участия посредников. Тогда Антанта воспользовалась этим, чтобы показать, что немцы сами возложили на себя ответственность за срыв мирных предложений США, и, сознавая невозможность посредничества, тем не менее заявили о своем полном согласии на его проведение и перечислили свои предложения конкретных условий мира.

Тем самым была использована следующая тактика: выступить с предложением мира исключительно для демонстрации своего миролюбия, зная, что другая сторона такие условия мира все равно не примет.

В результате США, как известно, стали помогать Антанте и объявили войну Германии, что и оказало решающее влияние на исход войны.13

«Разделяй им властвуй», этот универсальный древний принцип применяется политиками  во все времена.

8. В роли посредника иногда выступали или пытались выступать лица, которые лишь изображали свою нейтральность.

Премьер-министр Англии Грей в ситуации угрозы европейской войны в июле 1914 г. предложил организовать посредничество Англии, Франции, Германии и Италии в споре между Австрией и Сербией. В своих мемуарах он раскрыл мотивы этого предложения. Он считал, что обсуждение сложившейся обстановки «за зеленым столом» дало бы шанс сохранить мир. Но если это не удастся, конференция позволила бы менее подготовленным к войне державам Антанты лучше подготовиться к войне и сделать ситуацию более благоприятной для себя. Однако Германия, под влиянием которой находилась Австрия, хорошо понимала это и, не желая терять преимущество, наотрез отклонила предложение Грея о посредничестве.

Но когда Грей раскрыл истинную позицию Англии — ее готовность вмешаться в конфликт против Германии, германский кайзер стал уговаривать австрийцев принять предложенное Греем посредничество. Однако было поздно: Вена ответила Грею вежливым отказом.14

Министр иностранных дел России Сазонов, учитывая неготовность к войне российских вооруженных сил, стал предлагать, чтобы державы совместно побудили Австрию продлить срок Сербии для ответа на ультиматум, а затем — чтобы Англия и Италия выступили посредниками в конфликте Австрии и Сербии. Но войну этими мерами предотвратить было нельзя, потому что немцам нужна была именно война.15

Как известно, такой агрессивный и не склонный к примирению подход Германии себя ничуть не оправдал.

Заметим, что приведенный выше пример иллюстрирует, как сторона, которая убеждена в своей способности добиться желаемого силой, отказывается участвовать в примирительной процедуре, чтобы не утратить тактические преимущества. Еще из примера видно, что переговоры могут вестись просто для того, чтобы выиграть время.

9. По общему правилу, опытный посредник делает все, чтобы не допустить впечатления, что он стал на чью-либо сторону. Бывают, однако же, исключения, когда посредник использует противоположную тактику.

В начале 1960-х гг. СССР поддержал Индонезию в ее конфликте с Голландией из-за Новой Гвинеи военной силой и готовился напасть на голландские войска на Новой Гвинее. В случае нападения страны НАТО должны были бы поддержать Нидерланды, а страны Варшавского договора — СССР. Не желая мировой войны из-за пустяка, а также потери влияния на Индонезию в результате поддержки США ее противника, президент США Джон Кеннеди подтолкнул каждую из сторон к уступкам. В ходе секретной переписки он побудил премьер-министра Нидерландов к мирному разрешению конфликта и передаче спорной территории Индонезии. Подталкивая индонезийцев к уступкам, Кеннеди публично говорил им: «Вы безумцы, если думаете, что Америка против голландцев».16 Каждой из сторон было дано понять, что Америка не поддерживает и не поддержит ее бескомпромиссное поведение. Такой подход имел успех.

10. Порой выступающая в качестве посредника сторона приуменьшает степень своего действительного вмешательства в спор во избежание протестов сторон. В середине 1960-х гг. СССР оказался в положении, удобном для выполнения посреднической миссии в конфликте между Индией и Пакистаном, т. к. был в дружеских отношениях и пользовался доверием у обеих сторон. Формально считалось, что СССР оказывал сторонам «добрые услуги», но фактически он осуществлял именно «посредничество»: советский делегат А. Н. Косыгин принимал непосредственное участие в переговорах, что процедура оказания «добрых услуг» не предусматривает. Задача «добрых услуг» — подготовить сближение между спорящими сторонами и облегчить для них последующие переговоры, на ход и результаты которых они не должны влиять. В результате переговоров была подписана Индо-пакистанская совместная декларация о прекращении войны и восстановлении статус-кво.17

Посредничество не раз сыграло конструктивную роль в российской, европейской и мировой истории, предотвращало войны и спасало жизни. Однако, как видно из приведенных здесь исторических казусов, когда стороны, которые называли себя «посредниками», в действительности являлись союзниками одного из спорящих, пытались достичь своих собственных интересов, навязывали условия мира или сам процесс переговоров с их участием, то по крайней мере одна из спорящих сторон, видя это и считая это для себя неприемлемым, стремилась во что бы то ни стало избавиться от навязчивого «посредника» и его «медвежьих услуг».

При всей неоспоримой ценности медиации, было бы заблуждением полагать, что всякого рода вмешательство в разрешение конфликта со стороны третьего лица будет желательным, приемлемым и оправданным. Это подчеркивает важность утверждения стандартов профессиональной этики медиаторов, чтобы воспрепятствовать дискредитации самой процедуры в глазах общества.

Автор:  Дмитрий  Давыденко,  директор Института международного частного и сравнительного права