ПРАВО.ru
Практика
14 октября 2019, 9:12

ВС рассказал, кто докажет правильность лечения

ВС рассказал, кто докажет правильность лечения
Медицинская экспертиза пришла к выводу, что в смерти пациента виноват сам пациент. На её основе суды двух инстанций отказали родственникам умершего в компенсации морального вреда. Однако Верховный суд такое решение не оценил. Во-первых, доказывать качественное оказание медпомощи должна сама больница. Во-вторых, экспертиза не имеет заранее установленной силы, её нужно оценивать вместе с остальными доказательствами.

Кто виноват?

Виталий Парков* обратился в ГБУЗ «Областная клиническая больница № 3» с жалобами на боли в грудной клетке и на одышку после падения на спину. Травматолог осмотрел его, направил на рентген, затем поставил Паркову диагноз «ушиб грудной клетки» и назначил соответствующее лечение. Спустя два дня пациент скончался от пневмонии. Его жена Ирина Паркова* и дочь Юлия Арбузова* сочли, что смерть наступила в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи врачом-травматологом, и обратились в суд с иском о компенсации морального вреда в размере 3 млн руб. в пользу каждой. Они настаивали: травматолог не провёл необходимого обследования Паркова, не изучил рентгеновский снимок его грудной клетки с новообразованием, характерным при пневмонии, не собрал нужные анализы, не поставил верный диагноз и не назначил соответствующего лечения. 

Калининский районный суд г. Челябинска назначил комиссионную медицинскую экспертизу. Согласно её заключению, травматолог в целом оказал помощь Паркову правильно, но неполно. По мнению комиссии, допущенные недостатки не явились причиной возникновения пневмонии, но способствовали её прогрессированию. Также было проведено заседание лечебно-контрольной комиссии, которая пришла к выводу: врач-травматолог обоснованно выставил Паркову диагноз «ушиб грудной клетки», назначил соответствующее лечение и рекомендовал продолжить обследование в поликлинике по месту жительства, что пациент не сделал. По мнению суда, это и привело к трагическому исходу. Он решил: прямая причинно-следственная связь между действиями врача и смертью Паркова отсутствует, а сам по себе факт оказания медицинских услуг с дефектами не является достаточным основанием для взыскания морального вреда. Поэтому иск остался без удовлетворения. Челябинский областной суд подтвердил законность такого решения. 

ДЕЛО № 48-КГ19-9

ИСТЦЫ: Ирина Паркова* и Юлия Арбузова* 

ОТВЕТЧИК: ГБУЗ «Областная клиническая больница № 3» 

СУТЬ СПОРА: О компенсации морального вреда за смерть пациента из-за ненадлежащего оказания медицинской помощи 

РЕШЕНИЕ: Ранее вынесенные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции

Верховный суд указал: нижестоящие инстанции возложили бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания Паркову медицинской помощи и причинно-следственной связи между этим событием и смертью пациента на истцов, а должны были на Областную клиническую больницу № 3. Суды не дали оценку доводам Парковой и Арбузовой, что в случае оказания качественной медпомощи пациенту был бы своевременно и правильно установлен диагноз и назначено лечение. Помимо этого, суды не оценили то обстоятельство, что в заключении судебно-медицинской экспертизы отмечены недостатки. Кроме того, ВС напомнил: обязанность возместить причинённый вред не поставлена в зависимость от степени тяжести такого вреда (п. 1 и 2 ст. 1064 ГК). По мнению ВС, суждение нижестоящего суда, что ухудшение состояния здоровья Паркова произошло из-за его дальнейшего необращения за медицинской помощью, не основано на нормах материального права. Поэтому ВС отменил ранее вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию (№ 48-КГ19-9). Пока ещё оно не рассмотрено.

Что делать?

Как считает партнёр юркомпании BMS BMS Law Firm Федеральный рейтинг III группа Уголовное право и процесс Алексей Гавришев, суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении указанного гражданского дела сбились с верного пути и не обратили внимание на обстоятельства, которые могли бы существенно повлиять на принятое решение. «По моему мнению, ВС вышел за пределы стандартного правоприменения, посмотрев на проблему родственников умершего шире, чем районный и апелляционный суды. Встав на сторону пациента, ВС фактически установил обязанность врача собирать полный анамнез на пациента вне зависимости от его жалоб», – считает адвокат КА/5 Татьяна Сустина. 

ВС напомнил: по искам пациентов и их родственников о возмещении морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи вина медицинской организации презюмируется, когда в деле имеются доказательства неполноты или несвоевременности обследования, диагностирования, лечения.

Ольга Бенедская, советник КА Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг II группа Арбитражное судопроизводство II группа Международный арбитраж II группа Природные ресурсы/Энергетика III группа Антимонопольное право IV группа Банкротство  

Советник КА Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг II группа Арбитражное судопроизводство II группа Международный арбитраж II группа Природные ресурсы/Энергетика III группа Антимонопольное право IV группа Банкротство Ольга Бенедская рассказала: «Медицинские споры имеют свою специфику. В совокупности с перегруженностью судов общей юрисдикции она часто приводит к тому, что суды всецело полагаются на заключения экспертов. Однако медицинская экспертиза не имеет заранее установленной силы и должна оцениваться в совокупности с остальными доказательствами. Следует признать, что без медицинского образования судам может быть действительно сложно прийти к собственному внутреннему убеждению о том, как разрешить спор». Поэтому Бенедская предложила создать специализированный третейский суд по разрешению медицинских споров. Например, в порядке эксперимента в пределах одного субъекта федерации. «Создание такой структуры позволит обеспечить квалифицированное рассмотрение медицинских споров арбитрами, являющимися профессионалами в области медицинского права, добиться повышения качества судебных актов, обеспечить конфиденциальность и снизить нагрузку на государственную судебную систему», – считает Бенедская.

* – имя и фамилия изменены редакцией.