ПРАВО.ru
Юрист
18 октября 2019, 11:40

Гонорар успеха: за, против, почему бы и нет

Гонорар успеха: за, против, почему бы и нет
Оплата юридических услуг – тема для юристов подчас не менее важная, чем сами юридические услуги. «Право.ru» и коллегия адвокатов «Регионсервис» попробовали разобраться с отношением участников рынка к гонорарной политике. Опрос-исследование стал поводом для дискуссии между юристами в рамках «Юридической недели на Урале»: о гонорарах успеха, привлечении консультантов для помощи штатным юристам и о причиняющих убытки юридических услугах.

«Мы не будем говорить об адвокатской монополии, о том, нужна она или нет. Мы собрались поговорить о гонорарной политике и тех проблемных аспектах, которые возникают на практике», – открыл дискуссию Сергей Учитель, сопредседатель КА Регионсервис Регионсервис Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс II группа Арбитражное судопроизводство . И передал слово главному редактору «Право.ru» Борису Болтянскому, который представил результаты исследования опроса относительно того, какие формы оплаты юридических услуг практикуют участники рынка в России.

По данным исследования, большая часть компаний использует комбинированную форму оплаты услуг. «Хотя мы встречаем апологетов как почасовой оплаты, так и оплаты за проект, абсолютное большинство компаний говорит о том, что они используют комбинированную форму оплаты», – заявил Болтянский. 

По его словам, основной фактор, который влияет на выбор способа оплаты, – это сложность проекта и размер рисков, которые юридическая фирма берёт на себя. 

Мы понимаем, что рынок идёт к тому, что в текущей экономической ситуации клиент ждёт от юриста не оказания юридических услуг, а решения задач, лежащих в юридической плоскости.

Борис Болтянский

Вот ещё несколько фактов из исследования:

  • для клиента самый простой и понятный способ взаимодействия с юристами – это фиксированная оплата;
  • абсолютное большинство консультантов предусматривают предоплату в своих отношениях с клиентом;
  • 78% опрошенных практикуют взыскание судебных расходов с проигравшего оппонента. «Проблема того, что суды не воспринимают расходы на судебное представительство вне определённых рамок, является одной из больших задач, которые предстоит решить юридическому сообществу. В основе этого вопроса лежат нравственные вопросы, вопросы справедливости и доступности правосудия», – пояснил Болтянский.

Сергей Учитель поинтересовался у Анны Жолобовой, представителя администрации Екатеринбурга, какие проблемы возникают у госорганов при закупке юридических услуг со стороны. «Правовые услуги мы со стороны не заказываем. Вопросы правового характера мы можем решить своими силами», – заявила она. При этом в проигрышных процессах стороны пытаются взыскать с администрации судебные издержки, но не всегда успешно. «Все судебные издержки, которые выставляются нам противоположной стороной, снижаются на 40–50%. Взыскивают немного, но заявляют много», – заявила она и добавила, что при определении размера взыскиваемых издержек большое значение имеет субъективное мнение судьи.

В ходе дискуссии возник спор о том, почему госорганы не привлекают сторонних юристов для работы по различным спорам. «Самый корень зла – это суждение о том, что при наличии своих юристов нельзя привлекать сторонних юристов. Обычно свои юристы занимаются рутиной. А литигатор задаёт наилучшие практики», – заявила Авакян. «Я абсолютно согласен, что невозможно быть специалистом во всех областях. И это в интересах государственного органа – получить максимально квалифицированную юридическую помощь», – подтвердил Учитель.

«Нас смущает проблема уголовной ответственности. Не стоит вопрос, заплатим мы больше или меньше. У нас есть прецеденты привлечения», – ответила Жолобова. «Одно из ряда вон выходящее дело. Возможно, с этим можно согласиться. Но мы должны обеспечивать баланс частных и публичных интересов. А то так можно дойти до того, что к любому спору муниципальные органы будут привлекать внешних юристов», – заметила представитель прокуратуры Свердловской области Анна Данилова.

Гонорар успеха: быть или не быть

Важной частью опроса стало отношение участников рынка к гонорарам успеха – это такая форма оплаты юридических услуг, которая зависит непосредственно от результата рассмотрения дела в суде.


«Рынок воспринимает гонорар успеха больше как бонус, который получает юрист при достижении определённых целей. Это прозрачная бизнес-модель, которая не в полной мере отвечает на вопрос, можно ли взыскивать гонорар успеха с проигравшей стороны», – объяснил результаты опроса Болтянский. По его словам, доминирующее число участников опроса заявило, что гонорар успеха исчисляется в проценте от достигнутого финансового результата.

«Последняя позиция Верховного суда, как мне кажется, поставила некую точку, что гонорар успеха законен, так что по нему можно работать», – заявила Ирина Цветкова, адвокат и основатель сервиса PLATFORMA. Она не ожидает, что после решения ВС (см. «ВС проверил гонорар успеха в банкротстве») «с завтрашнего дня все ринутся работать за гонорар успеха», но видит в этом решении перспективу для развития судебного финансирования. «Мы двумя руками за развитие гонорара успеха, но если юристы не готовы так работать, то инвесторы для этого и есть», – заверила она.

Мне кажется, что и судебное финансирование, и гонорар успеха – это лакмусовая бумажка для клиента, которая говорит о многом. Если берутся, то есть вероятность положительного исхода.

Ирина Цветкова

Вопросу о судебном финансировании тоже нашлось место в исследовании: по словам Болтянского, 85% не сталкивались в своей работе с судебным финансированием, хотя это «серьёзный тренд последнего времени». Главред «Право.ru» добавил, что юрфирма по факту зачастую выступает соинвестором судебного финансирования, вкладывая свои часы. «И тут становится острым вопрос легитимизации или криминализации гонорара успеха», – сказал он.


Сергей Учитель поинтересовался у собравшихся о том, насколько приемлем гонорар успеха. Елена Авакян, советник ЕПАМ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Страховое право I группа Антимонопольное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции I группа Международный арбитраж I группа Рынки капиталов I группа Морское право I группа Финансовое/Банковское право I группа Семейное/Наследственное право I группа Корпоративное право/Слияния и поглощения I группа Банкротство II группа Трудовое и миграционное право II группа Комплаенс II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Транспортное право II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Интеллектуальная собственность II группа Уголовное право и процесс II группа ГЧП/Инфраструктурные проекты III группа Природные ресурсы/Энергетика 1 место По размеру выручки на юриста 1 место По размеру выручки 1 место По количеству юристов Профайл компании , высказалась за: «Гонорар успеха даёт надежду на профессиональную юридическую помощь в том числе тем, кто находится в сложной жизненной ситуации». Ещё одно преимущество гонорара успеха, по мнению Авакян, он стимулирует наиболее качественную работу участников юридического рынка и даёт почву для развития судебного финансирования. 

Вековая практика работы судебных систем и исследования судебных решений показывает, что от активности участников процесса зачастую зависит решение суда, потому что состязательность в процессе никто не отменял. Полагаю, что активность стороны должна быть стимулирована и вознаграждаема. 

Успех – это не что-то неправильное или незаконное. Это последствие активной роли участников процесса. Гонорару успеха – быть.

Елена Авакян

– Получается, что гонорар успеха – это некая стимулирующая работу юриста. Может ли гонорар успеха влиять на качество юридических услуг? Если не будет гонорара успеха, то будет оказываться менее качественная юридическая помощь? – поинтересовался Учитель.
– Будет значительно меньше возможностей по оказанию юридической помощи. Врач с руками прооперирует идеально как бесплатно, так и за плату. Врач без рук не проведёт успешную операцию и за $1 млн. Гонорар успеха даёт возможность принять на себя больше рисков, позволяет застимулировать юриста искать информацию в дополнительных источниках, оплатить определённые услуги, которые не может позволить себе юрист на «фиксе» или адвокат по назначению, – ответила Авакян.

Качество работы юриста должно определяться его делами, процессуальными документами и поведением в суде, а не судебным решением. Юристы влияют на принятие решения, но в любом случае решение принимает всё-таки суд, а не юрист.

Сергей Учитель

Учитель вспомнил о том, что в английской и американской традиции гонорар успеха встречается не так часто. В большинстве дел он запрещён, а разрешён только по определённым категориям дел. «В США гонорар успеха применяется по достаточно ограниченному кругу дел. Например, в трудовых спорах, а также в спорах о некачественном оказании медицинских услуг», – подтвердил Евгений Шестаков, управляющий партнёр Intellect INTELLECT Федеральный рейтинг II группа Интеллектуальная собственность III группа ТМТ 29 место По размеру выручки на юриста 19 место По количеству юристов 43 место По размеру выручки Профайл компании

Алексей Крыцула из кубанского регионального отделения Ассоциации юристов России напомнил: «Часто клиент готов оплатить юридические услуги только в том случае, если будет результат. В этом смысле это доступ к самой возможности получить правовую защиту. Попытка отстоять своё право с привлечением специалиста, но если она не увенчается успехом, то никакой затраты на юридическую услугу не будет». По его словам, оптимальный способ применения гонорара успеха – сделать так, чтобы он был лишь частью от оплаты. Это позволит снизить базовую ставку за работу юристов. «Очень часто, если сходил в суд и помолчал – уже оказал юридическую услугу. Сдал экзамен на троечку – всё равно сдал. Зачем же уравнивать тех, кто может больше, кто может использовать свою надпрофессиональную компетенцию, но и хочет получать больше, чем «троечники»?» – задался он вопросом.

«Мы не можем игнорировать, что юристам и клиентам этот вопрос интересен. Но вопрос нужно урегулировать на законодательном уровне. Нужно чётко прописать в законе, что либо это добро и возможно на определённых условиях, либо – зло и невозможно», – заявил Учитель.

«Я полагаю, что в области уголовного права должны быть установлены специальные нормы и правила. Должны быть определённые границы, не позволяющие заплатить за свою жизнь всё что угодно», – заявила Авакян. «Соглашусь с тем, что нужно разделять по категориям дел, возможен ли гонорар успеха или нет», – подчеркнул Шестаков.

«Гонорар успеха должен и может иметь право на существование, но пока нет чёткой правовой регламентации – это зона риска», – заявила Анна Данилова из прокуратуры Свердловской области. «Складывается впечатление, что незарегулированность гонорара успеха – это и есть та зона злоупотреблений, которая делает его использование рискованным», – подытожил Борис Болтянский.

Услуги до и во время банкротства

В рамках конференции участники обсудили и ситуации, когда соглашение об оказании юридических услуг кредиторы оспаривают в рамках процедуры банкротства. «Уже пошла накатанная практика, когда в рамках процедуры должник или управляющий оспаривает соглашение об оказании юридической помощи, считая их подозрительными, потому что полученные адвокатом деньги причиняют вред кредиторам», – объяснил Учитель.

Татьяна Гончарова из юридической компании Lexprof сталкивалась с такой проблемой. По её словам, такая практика кредиторов приводит к тому, что как только подаётся заявление о банкротстве, так это «красный флажок» для юридической фирмы к тому, чтобы прекратить работать с этой компанией. Это прямой риск, что деньги взыщут с юридической компании. «Только дополнительное регулирование поможет исправить ситуацию и оградить эти сделки от признания нарушающими права других кредиторов», – уверена эксперт.

По мнению Елены Авакян, по таким категориям дел сторонам нужно доказывать недобросовестность. А кроме того, нужно законодательное регулирование, хотя эксперта «давно утомила ситуация, когда каждые полгода меняются правила игры». Например, можно предусмотреть, что расходы на оказание юридических услуг должны согласовываться с комитетом кредиторов. При этом она предупредила: в случае изменения законов ситуация может быть не исправлена, а просто перевёрнута на 180 градусов. Так произошло с субсидиарной ответственностью, к которой привлекают вообще всех, кого только можно, объяснила Авакян.