ПРАВО.ru
Итоги года
30 декабря 2020, 9:03

Главные антимонопольные споры 2020 года

Главные антимонопольные споры 2020 года
ВС решил спор Headhunter и ФАС о правильном исчислении срока сделки в антимонопольном праве. Верховный суд в 2020-м также определил, на ком лежат обязанности по доказыванию антиконкурентных нарушений. А мобильные операторы продолжили спорить с антимонопольной службой о границах рынка при коллективном доминировании. Эти и другие значимые дела минувшего года – в материале «Право.ру».

«Большая четверка» мобильных операторов против ФАС

Продолжилось противостояние Федеральной антимонопольной службы и «большой четверки» мобильных операторов из-за цен на SMS-оповещения для банков. В 2018 году ФАС признала, что ПАО «МТС», ПАО «МегаФон», ПАО «Вымпелком» (бренд «Билайн») и ООО «Т2 мобайл» (бренд Tele2) злоупотребляют своим доминирующим положением и необоснованно завышают стоимость SMS-рассылки для банков без госучастия. 

«Большая четверка» попыталась оспорить постановления ФАС в судах. При этом операторы ссылались на то, что банкам доступны другие методы уведомления клиентов. Только ПАО «Мегафон» смогло добиться признания недействительным решения и предписания ФАС в судах первой и апелляционной инстанции (дело № А40-160799/2019). Но суд кассационной инстанции отменил эти решения и отправил дело на новое рассмотрение.  Аргументация неизвестна: дело рассматривалось в закрытом судебном заседании.

Это редкий пример успешного использования ФАС концепции коллективного доминирования, считает Евгений Хохлов, партнер Antitrust Advisory Antitrust Advisory Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) . Речь идет о ситуации, когда несколько компаний контролируют устойчивые доли рынка, а совместно занимают большую его часть; при этом товар нельзя заменить альтернативой, а рост его цены не ведет к пропорциональному снижению спроса. Хохлов также отметил, что предыдущие дела против операторов, связанные с услугой SMS-рассылки, не увенчались успехом для ФАС в 2017 году. Хотя судебное обжалование решений ФАС продолжается, уже многие суды встали на сторону антимонопольного органа.

Старший юрист антимонопольной практики ART DE LEX ART DE LEX Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Уголовное право группа Финансовое/Банковское право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) Сергей Казарян отметил, что операторы в рамках этих исков пытались включить в границы товарного рынка альтернативные методы информирования (мессенджеры, push-уведомления и т. д.). Это позволило бы «большой четверке» доказать, что они не занимают в данном случае доминирующего положения. В результате по границам рынка подготовили очень серьезную аргументацию.

Использовалось множество исследований (экономических, социологических, технических) в пользу расширения границ рынка. Такая глубокая проработка нечасто встречается в практике.

Дмитрий Магоня, управляющий партнер Art de Lex

«Ингосстрах» против ФАС

В январе 2020 года экономколлегия Верховного суда указала на пределы компетенции ФАС при выдаче предупреждений. История началась с того, что контролирующий орган вынес предупреждение в адрес «Ингосстраха» и предложил перечислить в бюджет доход, полученный за счет нарушения антимонопольного законодательства. Компания попыталась оспорить предупреждение. Она указывала, что ничего не нарушала и что предупреждение фиксирует только признаки, а не факт правонарушения, а значит, только на его основании нельзя требовать возврата средств. Но суды по-разному оценили правомерность документа (дело № А76-17497/2018).

Экономколлегия разъяснила содержание предупреждений

ВС указал, что такая мера  может быть применена только если факт нарушения установили при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства. На стадии вынесения предупреждения применять меры государственного принуждения, например, требовать перечисления доходов в бюджет, ФАС не вправе. 

Советник Dentons Dentons Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Рынки капиталов группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Международный арбитраж группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 2место По количеству юристов Валерия Пономарева  отметила, что антимонопольная служба считает институт предупреждений эффективным превентивным механизмом в сфере защиты конкуренции. Эту позицию разделяет часть экспертов.

Другие специалисты относятся к предупреждениям более настороженно: считают, что в них содержатся элементы карательной функции.

Валерия Пономарева, советник Dentons

В связи с определением ВС по этому делу интересно будет следить за судьбой других предупреждений антимонопольной службы, которые выходят за рамки исключительно превентивной функции, отметила Пономарева. Например, в этом году ФАС в предупреждении  предписала одному из банков в числе прочего доначислить клиентам банка доход за баллы по программе кэшбек. 25 декабря банк исполнил предупреждение антимонопольной службы.

Приговор за картель

В июле этого года Октябрьский районный суд Новосибирска вынес обвинительный приговор по делу об ограничении конкуренции с получением сверхдоходов (ч. 2 ст. 178 УК) в отношении руководителей компаний «Фито» и «Терра» Александра Мартынюка и Якова Кузнецова. Это пятый приговор по делу о картелях.

В основу уголовного дела легли материалы УФАС Новосибирска о картельном сговоре на торгах между ФГБУ «НМИЦ им. ак. Е.Н. Мешалкина» Минздрава и двумя частными компаниями. Они заранее согласовали результаты и удерживали цены на 437 открытых электронных аукционах на поставку лекарств, медизделий и продуктов для клиники. Общая сумма заключенных договоров превысила полмиллиарда рублей.

Суд приговорил Мартынюка и Кузнецова к двум годам лишения свободы условно и штрафам в размере 500 000 руб. каждому.

Ст. 178 УК в новой редакции, направленной против картелей, приняли в 2012 году, но на практике ее применяют очень редко.

Похоронная служба против УФАС Петербурга

В 2017 году ООО «Специализированная служба по вопросам похоронного дела Санкт-Петербурга и Ленинградской области» обратилось в УФАС по Санкт-Петербургу с жалобой на ГУП «Ритуальные услуги». Предприятие заключило договор на привилегированных условиях с другой компанией, но отказалось заключить такое же соглашение с заявителем. Таким образом оно, по мнению похоронной службы, злоупотребило своим доминирующим положением. УФАС отказалось возбудить антимонопольное дело, поскольку заявитель якобы не предоставил подтверждений нарушения. Тогда служба обратилась в суд.

Первая и вторая инстанция отказались отменить решение УФАС. Но кассация признала его недействительным, поскольку антимонопольная служба не провела надлежащую проверку и оценку признаков нарушения. При этом УФАС фактически переложила бремя сборов документов на заявителя, возможности которого ограничены, тогда как сам регулятор обладает широкими властными полномочиями по сбору доказательств.

Таким образом, суд подтвердил, что контролирующий орган не может перекладывать на заявителя обязанность по доказыванию нарушений антимонопольного законодательства. Это важный практикообразующий вывод, считает управляющий партнер ART DE LEX ART DE LEX Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Уголовное право группа Финансовое/Банковское право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) Дмитрий Магоня. Очень часто ФАС, если у службы нет интереса к какому-то вопросу, отказывает в возбуждении дела со ссылкой на недостаток доказательств. При этом регулятор трактует эти требования очень вольно, так что может оказаться недостаточно даже весьма убедительной аргументации, указал Магоня.

Дело № А56-42920/2019

HeadHunter против ФАС

В декабре 2017 года ООО «Хэдхантер» заключило с «Пронто Медиа Холдинг» («ПМХ») ряд договоров, по которым приобрело товарные знаки job, job.ru и job-today, соответствующий домен и базы данных. Покупатель счел, что стоимость приобретенных нематериальных активов составила 10,46% от стоимости всех активов продавца, поэтому не обратился за одобрением сделки в ФАС. Но регулятор, проанализировав выбывшие активы «ПМХ» в 2018 году, оценил их стоимость на 86,92%. А значит, сделку нужно было согласовать. За это нарушение ФАС наложила на «Хэдхантер» штраф в 300 000 руб.

Компания попыталась оспорить его в суде (дело № А40-45414/2019). При этом «Хэдхантер» ссылался на то, что ФАС пропустила годичный срок давности, так как, по мнению  компании, его надлежит отсчитывать с момента заключения договоров. Регулятор же считает, что срок давности считается от момента их исполнения, то есть подписания актов приема-передачи.

Суды трех инстанций поддержали позицию «Хэдхантера», но Верховный суд с ними не согласился. Он указал, что закон о защите конкуренции по терминологии отличается от посвященной сделкам главы Гражданского кодекса. Согласно ей, срок давности исчисляется именно с момента исполнения сделки, указал ВС. Он отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

7 декабря 9-й ААС отказал «Хэдхантеру» в иске.

Варандейский терминал «Лукойла» против ФАС

В 2018 году ФАС сочла, что принадлежащее «Лукойлу» ООО «Варандейский терминал» установило монопольно высокую цену на перевалку нефти в морском порту Варандей. Регулятор предписал ему сменить цену на более экономически обоснованную.

Варандейский терминал попытался оспорить это предписание в суде (дело № А40-91027/2019). Терминал ссылался на то, что услуга инновационная, так как в терминале применяются новые технологии, поэтому цену нельзя признать монопольно высокой. Дело дошло до кассации и было возвращено на новое рассмотрение, ведь в судебных актах не было оценки доводов об инновационном характере услуги перевалки нефти в порту Варандей. При новом рассмотрении суды указали, что не имеет значения, насколько инновационна структура терминала – потребители оплачивают не ее, а услуги по перевалке, инновационный характер которых истец так и не доказал. На этом основании терминалу полностью отказали в иске. 

По мнению Казаряна, это дело примечательно основным доводом заявителя – цена на возникший в результате инноваций товар не может считаться монопольно высокой. Юрист также отметил глубокий анализ доводов сторон, который в рамках процесса провели суды разных инстанций.