ПРАВО.ru
Практика
16 августа 2022, 9:31

ВС разбирался, что считать неосновательным обогащением

ВС разбирался, что считать неосновательным обогащением
При передаче денег в долг важно правильно оформить договор займа. Иначе, если возникнет необходимость возвращать средства в принудительном порядке, суды могут определить отношения как неосновательное обогащение. В такой ситуации сумма, которую можно взыскать с недобросовестного контрагента, станет меньше. В нее не включат проценты за пользование займом. В одном из споров истец перевел ответчику деньги, но они не заключили сделку надлежащим образом. Когда перевод следует толковать как заемные отношения, а когда — в качестве неосновательного обогащения, разбирался ВС.

Помочь бывшему партнеру

В апреле 2018-го Александр Филлипов* перевел на счет Елизаветы Пчелинцевой* 150 000 руб. В назначении платежа он отметил: «Временная финансовая помощь, предоставляемая до 1 июня 2018 года». Пчелинцева не возвращала деньги, и тогда Филлипов направил ей претензию, которую та проигнорировала. В 2020-м мужчина уже через суд просил взыскать с нее долг по договору займа, а еще 22 913 руб. процентов за пользование заемными средствами с 26 апреля 2018-го по 30 июня 2020-го, проценты за пользование заемными средствами с 30 июня 2020 года по дату фактического исполнения обязательства, 25 177 руб. процентов с 26 апреля 2018-го по 30 июня 2020 за пользование чужими деньгами и проценты за пользование чужими деньгами с 30 июня 2020 года по дату фактического исполнения обязательства.

На заседании в первой инстанции представитель ответчика Алина Косова* заявила, что ее доверитель незнакома с Филлиповым. Он партнер ее бывшего мужа. Пчелинцева же не просила у истца денег. Платежное поручение, по мнению ответчика, не подтверждает заемные отношения с Филлиповым. Помимо этого, в Ставропольском районном суде Самарской области допросили самого Пчелинцева. С его слов он просил истца оказать ему финансовую помощь из-за материальных трудностей. Тот перевел деньги его экс-супруге, но затем Пчелинцев в срок вернул средства.

В итоге суд отказал в иске. Первая инстанция отметила: платежное поручение не доказывает, что стороны заключили именно договор займа.

Вместо договора займа — неосновательное обогащение

У Самарского областного суда другая позиция. Апелляционная инстанция взыскала с Пчелинцевой 150 000 руб. неосновательного обогащения, 26 525 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами с 1 июня 2018-го по 24 марта 2021 года, проценты за пользование чужими денежными средствами начиная с 25 марта 2021 года по дату фактического исполнения обязательства и расходы по уплате госпошлины 4731 руб. Остальные требования суд не удовлетворил. Апелляция согласилась, что отношения между сторонами нельзя квалифицировать как договор займа. Поэтому с Пчелинцевой не стали взыскивать проценты за пользование заемными средствами. При этом суд пришел к выводу, что к этой ситуации следует применить правила о неосновательном обогащении. В материалах дела нет доказательств, что:

  • Филлипов подарил ответчику деньги;
  • они заключали какой-либо договор;
  • у Пчелинцевой были иные основания получить и удерживать деньги Филлипова.

Шестой кассационный суд общей юрисдикции поддержал выводы апелляционной инстанции. Тогда Пчелинцева обжаловала акты в Верховном суде. Из-за того, что апелляция определила отношения сторон как неосновательное обогащение, но не поставила этот вопрос на обсуждение сторон, ответчик не могла доказать, что не приобретала и не сберегала имущество за счет другого лица.

Заем или неосновательное обогащение?

Как отличить заем от неосновательного обогащения: репортаж из ВС

ВС отменил акты Самарского областного суда и Шестого кассационного суда общей юрисдикции, направив дело на новое рассмотрение в апелляцию (дело № 46-КГ22-17-К6). Суд установил, что стороны письменно не заключали договор займа и не составляли расписку о передаче денег. Истец же просил взыскать заемные средства. При этом ВС обратил внимание: поскольку основание иска — фактические обстоятельства, то указание в нем конкретной нормы для обоснования позиции не определяет, каким законом будет руководствоваться судья, когда станет разрешать дело.

Коллегия ВС по гражданским делам отметила, что нижестоящий суд определил отношения сторон как неосновательное обогащение. Придя к такому выводу, апелляционная инстанция была обязана:

  • поставить вопрос о квалификации отношений на обсуждение сторон;
  • определить обстоятельства, которые имеют значение для разрешения спора, даже если стороны на некоторые из них не ссылались;
  • распределить обязанности по доказыванию этих обстоятельств.

Но суд этого не сделал. Из-за этого ответчика лишили права возразить, что с ее стороны отсутствовало неосновательное обогащение.

Мнение юристов

Когда стороны не оформили договор надлежащим образом, взыскание на основании норм о неосновательном обогащении перечисленных в качестве займа денег полностью соответствует сложившейся судебной практике, отмечает Марина Филиппова, руководитель направления по работе с корпоративными клиентами Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг.

Эксперт обращает внимание, что одного платежного поручения недостаточно для квалификации отношений как заемных обязательств. Ранее ВС неоднократно на это указывал. Так, в определении от 02.02.2021 № 16-КГ20-29-К4 судьи отметили, что если одна сторона указала в назначении платежа «Перечисление по договору займа», то это не служит безусловным доказательством его заключения. Такое платежное поручение необходимо оценивать вместе с другими доказательствами. 

Именно то, что апелляционная инстанция самостоятельно, без обсуждения со сторонами квалифицировала спорные правоотношения как неосновательное обогащение, стало основанием для отмены судебных актов.

Марина Филиппова

Неосновательное обогащение — самостоятельное обязательство с собственными основаниями возникновения, отмечает Константин Ткаченко, руководитель практики правового сопровождения предпринимательства Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 8место По количеству юристов 13место По выручке на юриста (более 30 юристов) 15место По выручке Профайл компании «Смысл в том, что отсутствие указания на договор формирует обязательство из неосновательного обогащения», — обращает внимание Ткаченко. Деликт в таком случае имеет место, если:

  • лицо приобрело или сберегло имущество; 
  • оно сделало это за счет другого, чье имущество в результате стало меньше; 
  • у лица нет оснований получать это имущество.

Эксперт обращает внимание, что вопрос правовой квалификации соотношения неосновательного обогащения и займа без соблюдения письменной формы давно вызывает сложности в судебной практике. «Цифровые технологии развиваются очень быстро и правоприменение часто не поспевает за быстроменяющимися формами отношений», — отмечает эксперт. На практике часто можно встретить ситуации, где истец сначала требует взыскать задолженность по договору займа, но, когда рассматривают спор, ему сложно доказать условия сделки. Ткаченко полагает, если бы суды не изменили решение первой инстанции, то истцу бы пришлось подать новый иск о взыскании неосновательного обогащения. Тогда суды проверили бы, имело ли оно место в этой ситуации. 

Определение ВС не будет способствовать оптимизации процессуальных затрат. Оно, напротив, создаст дополнительные основания для спекуляций недобросовестных лиц, получивших обогащение за счет других.

Константин Ткаченко

* Имена и фамилии изменены редакцией.