Сюжеты
28 июня 2017

Нетрудовые доходы: юристы обсудили, как правильно взыскивать убытки

Нетрудовые доходы: юристы обсудили, как правильно взыскивать убытки
Фото с сайта moneycontrol.co.in

На деловом завтраке "Право.ru" юристы обсудили проблемные вопросы взыскания убытков. Эксперты обратили внимание на то, что в таких делах за последние несколько лет наметилась положительная тенденция. Однако до сих пор некоторые трудности при доказывании ущерба ставят стороны в тупик. Докладчики напомнили и о весомой роли суда в подобных спорах, так как служители Фемиды должны быть готовы сами оценить размер убытков, если это не смогут сделать стороны.

Количество дел о взыскании убытков в последние годы планомерно растет, хотя еще недавно идти с таким иском в суд было бесперспективным занятием. Правоприменительная практика по таким спорам изменилась в 2011 году. Тогда Высший Арбитражный Суд разъяснил, как нижестоящим инстанциям нужно решать подобные разбирательства (дело № А56-44387/2006). Во-первых, пострадавшая сторона может просить полного возмещения причиненных ему убытков, напомнили судьи ВАС. А основанием для удовлетворения такого требования является совокупность условий: факт причинения убытков, наличие причинной связи между понесенными убытками и действиями ответчика, документально подтвержденный размер убытков. Во-вторых, если точно не получится установить величину ущерба, то только на этом основании нельзя отказывать во взыскании, подчеркнул ВАС. В том же постановлении судьи объяснили, как суд должен считать убытки, размер которых не доказан – "с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности".

Противоречивая практика
 

После выхода упомянутого документа стороны стали смелее идти в суды с исками о взыскании убытков, отметил Максим Григорьев, партнер, руководитель специальных проектов VEGAS LEX: "Более того, увеличились и суммы таких требований". Да и сами судьи теперь проявляют активность в подобных процессах, чтобы точно определить размер убытков, добавил докладчик. Однако служители Фемиды порой забывают обратить внимание на поведение кредитора, а это важно, заметил юрист: "Надо учитывать, проявил ли разумную осмотрительность истец, чтобы уменьшить ущерб или нет". Григорьев предупредил участников конференции, что суды не воспринимают убытки как штрафную санкцию, поэтому редко соглашаются взыскать с нарушителя доходы, полученные им в связи с нарушением, если пострадавший контрагент не подтвердит, что мог бы в принципе получить упущенную выгоду, если обязательство было исполнено надлежащим образом.

Правоприменительная практика на этот счет противоречива. В одном из споров суды отказали в иске заявителю, который пытался взыскать такую сумму (дело № А40-176069/2014). Служители Фемиды сослались на то, что истец не смог доказать возможное получение требуемой прибыли при обычных условиях. А в другом деле суды, наоборот, вынесли решение в пользу заявителя. Арендодатель просил присудить ему неполученный доход с арендатора, который вовремя не вернул истцу помещение, сдав недвижимость в субаренду (дело № А19-12435/2014).

Разъяснения от Конституционного суда
 

Рустем Мифтахутдинов, доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права МГЮА, обратил внимание на еще одну проблему в обсуждаемой теме: тяжело менять правосознание, когда оно сформировалось у судей. Во времена СССР было неприлично получать нетрудовые доходы, напомнил эксперт. И этот советский пережиток укоренился в головах людей: "Так что нашим судам было тяжело принимать решения по взысканию убытков". По словам эксперта, дело № А56-44387/2006 содержит исчерпывающий список требований для предмета доказывания по спорам с убытками. Мифтахутдинов обратил особое внимание на то, что истцу нельзя совсем не доказывать размер такого ущерба. Только если у заявителя не получится определить точную сумму требования, тогда уже ему в этом поможет суд, добавил юрист. Инициативность служителей Фемиды в таких делах далеко не случайна, поясняет докладчик. В Постановлении Пленума Верховного суда № 25 прямо указано, что процесс у нас не профессиональный, поэтому суд должен активно себя вести в нем. В том числе помогать стороне формировать доказательственную базу, добавил Мифтахутдинов.

Эксперт напомнил и о важности позиции Конституционного суда, который высказался по обсуждаемой теме. КС в Постановлении № 6-П от 10 марта 2017 года закрепил принцип полного возмещения убытков: "Сколько стороне надо для компенсации вреда, такую сумму она и должна получить". Для решения всех проблем с доказыванием убытков нам нужно сначала получить профессиональный процесс, установить недопустимость обмана или умолчания об известных фактах сторонами и привить культуру перекрестного допроса, резюмировал юрист.

О видах убытков
 

Виктор Петров, руководитель Арбитражной практики VEGAS LEX, подробнее рассказал о спорных практических вопросах с различными видами убытков. Первый из них касается деления убытков на прямые и косвенные. Особенность последних в том, что они напрямую не связаны с последствиями нарушения и возникают из-за ряда неожиданных события. Потому суды их отказываются взыскивать, отметил юрист. Еще одна категория, которая имеет свои особенности, – предвидимые убытки. Размер взыскания ущерба будет меньше, если ответчику удастся доказать – истец мог спрогнозировать наступление того или иного вреда. Некоторые суды уже даже взяли на вооружение и стали использовать принцип "предвидимости". Последний относится как к самому факту, так и к размеру убытков.

А вот "заранее определенные (оцененные) убытки" судами, наоборот, активно не применяются, отметил Петров: "Суды двояко толкуют положения договора о таком ущербе и порой квалифицируют его как неустойку". Докладчик в своем выступлении сосредоточился и на проблеме определения размера убытков. По его словам, истцы в таких делах часто злоупотребляют своими правами: "Заявители приносят в процесс огромное количество документов с разными расчетами, которые не позволяют суду сделать конкретный вывод о размере причиненного ущерба".

Ограничения договорной ответственности 
 

Не все знают, но размер убытков можно ограничить в договоре. Компании об этом обычно начинают задумываться только после того, когда с них один раз уже взыскали много денег, отмечает Артем Карапетовд. ю. н., директор Юридического института "М-ЛОГОС", профессор Высшей школы экономики.

Эксперт предложил на выбор сразу шесть вариантов, которые можно включить в договор как условия для освобождения от ответственности. 1) Можно исключить наказание предпринимателю за все, кроме умысла или составить перечень конкретных оснований 2) Уместен вариант освободить бизнесмена от ответственности, если он докажет свою невиновность, а должника – за неосторожность. 3) Есть возможность по ст. 400 ГК ограничить размер убытков определенной суммой. 4) По ст. 394 ГК можно согласовать исключительную неустойку и полностью заблокировать право на иск об убытках. 5) И, наконец, еще один вариант – со ссылкой на ст. 15 ГК исключить взыскание упущенной выгоды. Последние три условия учитываются кроме случаев умышленного правонарушения, подчеркнул Карапетов.

Однако эксперт призвал не забывать о том, что свобода договора не безгранична (Постановление Пленума ВАС "О свободе договора и ее пределах от 14 марта 2014 года). В частности, первые два варианта можно будет признать недействительными, если их навязали слабой стороне в соглашении. Несправедливыми могут посчитать и те условия, которые ограничивают ответственность должника, добавил юрист.

Эксперт подчеркнул, что при нарушении умысел предполагается, а его отсутствие должен доказать сам нарушитель (п. 6 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 года № 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств"). Последний должен пояснить, что проявил хотя бы минимальную заботливость и осмотрительность при исполнении обязательства, резюмировал Карапетов.