ДТП
8 декабря 2021, 9:57

ВС решал, должен ли водитель возмещать работодателю весь ущерб от ДТП

ВС решал, должен ли водитель возмещать работодателю весь ущерб от ДТП
Работник на молоковозе попал в аварию, испортив не только машину, но и часть продукции. Он отказался добровольно возместить убытки. Хотя с этим сотрудником заранее подписывали договор о полной материальной ответственности. Ссылаясь на такой документ, три инстанции решили, что мужчина должен компенсировать всю сумму ущерба. У Верховного суда возникло много вопросов к принятым судебным актам. Эксперт уверяет работники выигрывают в большинстве подобных дел.

Молоко «убежало»

Антон Костин* в 2017 году устроился к индивидуальному предпринимателю Андрею Кюрчеву менеджером по закупке молока. В его обязанности входило приобретать у населения молочную продукцию и доставлять ее в пункт приема. Начальник передал Костину молоковоз и предложил заключить договор о полной материальной ответственности, согласно которому работник обязался полностью компенсировать ущерб, если повредит автоцистерну или груз. Правда лишь в том случае, когда будет виноват в случившемся. Мужчина подписал документ.  

В апреле 2019 года Костин управлял молоковозом и попал в ДТП, машина съехала в кювет, врезалась в дерево и перевернулась. Грузовик серьезно пострадал, безвозвратно утекло 1316 тонн молока. Эксперт, к которому обратился бизнесмен, оценил ущерб, причиненный автомобилю в 602 000 руб., а утраченный товар — в 23 000 руб. Эти деньги руководитель потребовал с работника и тот даже написал расписку, что все вернет. Но потом передумал, и предпринимателю пришлось обращаться в суд, чтобы взыскать с бывшего подчиненного 625 000 руб. ущерба. 

Не виноват, но все равно виноват

Октябрьский районный суд Волгограда удовлетворил иск, несмотря на многочисленные доводы в пользу ответчика. Инспектор ГИБДД установил, что Костин пытался уйти от столкновения с другим авто, из-за чего съехал на обочину. На основании этих показаний ответчик ссылался на пункт договора о полной материальной ответственности, по которому он освобождается от ответственности, если ущерб причинен не по его вине. 

Еще работник пытался обратить внимание суда на противоречия в документах: в трудовом договоре должность Костина указана как менеджер, а в соглашении о полной материальной ответственности — водитель-экспедитор. Истец как раз требовал взыскать ущерб именно с работника как с водителя. По мнению мужчины это значит, что документ о полной материальной ответственности с ним заключили незаконно. С водителями вообще нельзя подписывать такое соглашение по закону. Но эти доказательства не помогли. Суд взыскал с ответчика все, что просил истец, ссылаясь на подписанный работником договор о полной материальной ответственности. (дело № 2-282/2019).  

Костин оспорил это решение в апелляции и кассации. Ни Волгоградский областной суд, ни Четвертый кассационный суд общей юрисдикции не нашли оснований согласиться с жалобами. Судьи апелляции лишь дополнительно указали, что в расписке Костин добровольно согласился компенсировать работодателю все 625 000 руб. (дело № 33-955/2020). 

ВС заступился за работника

Тогда мужчина обратился в Верховный суд, и коллегия под руководством Светланы Фролкиной нашла в работе нижестоящих судов много ошибок. Судьи ВС отметили, что истец требует у Костина компенсировать ущерб как водителя, а закон не разрешает возлагать на таких работников обязанность возмещать причиненный ущерб в полном размере. Договор о полной материальной ответственности с ответчиком нельзя было подписывать. По этой же причине нельзя ссылаться на расписку: заставлять компенсировать ущерб, превышающий зарплату работника, в полном размере можно только в тех случаях, когда это допускает действующее законодательство.

Еще, по мнению судей ВС, нижестоящим инстанциям следовало проверить: 

  • можно ли было вообще привлекать Костина к полной материальной ответственности за то, что он повредил молоковоз и утратил часть груза;

  • на каком основании с менеджером по закупкам заключили договор о полной материальной ответственности как с водителем;

  • соответствует ли закону условие документа, что работник несет материальную ответственность за молоковоз;

  • можно ли применить к работнику ограниченную материальную ответственность в размере месячного заработка. 

Также тройка судей указала, что суды должны были выяснить материальное и семейное положение ответчика и снизить размер ущерба, если для этого есть основания. Суд обязан сделать это по своей инициативе, даже если работник о таком не просил. 

С учетом многочисленных пробелов в судебных актах ВС отправил дело на пересмотр в Октябрьский райсуд (дело № 16-КГ21-19-К4). Пока еще не рассмотрено. 

Что говорит судебная практика

В абсолютном большинстве подобных разбирательств выигрывают работники, утверждает Александра Воскресенская, адвокат КА «Юков и партнеры» Юков и Партнеры . Исключениями являются недостачи, подтвержденные доказательствами, и причинение ущерба, связанное с совершением преступления или административного правонарушения.  

В каждом случае победа зависит от множества факторов, поэтому нельзя доподлинно сказать, какая из сторон чаще всего выигрывает в таких делах, спорит с коллегой Айнур Ялилов, управляющий партнер ЮФ «Ялилов и партнеры» Ялилов и Партнеры . В спорах о материальной ответственности работника бремя доказывания многих обстоятельств лежит именно на работодателе, а потому тот не всегда выходит из спора победителем, как это и случилось в рассматриваемом случае. 

Автор: Ольга Макеева

* Имя и фамилия участника дела изменены редакцией.