Новости
26 ноября 2014

Российские криминалисты признали УДО "в высшей степени желательной и необходимой мерой"

Российские криминалисты признали УДО "в высшей степени желательной и необходимой мерой"
Фото с сайта maxpark.com

25 ноября 1918 года Нарком юстиции Советской республики Дмитрий Курский подписал постановление (инструкцию) "О досрочном освобождении". Этим нормативным актом устанавливались правила досрочного освобождения лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

"Ходатайство о досрочном освобождении возбуждается самим лишенным свободы, его близкими или Распределительной Комиссией, – говорится в документе. – Ходатайство о досрочном освобождении не может быть возбуждено самим лишенным свободы или его близкими ранее отбытия половины срока наказания". Рассмотрение ходатайств в месячный срок со дня поступления возлагалось на народный суд или революционный трибунал, постановивший приговор, если лишенный свободы отбывает наказание в том же судебном округе, а также на нарсуд или трибунал по месту отбывания наказания, если оно находится в другом судебном округе. При этом на открытое заседание суда или трибунала предписывалось вызывать "как самого отбывающего наказание, так и лиц, возбудивших ходатайство о его освобождении". Впрочем, тут же следует оговорка, что неявка кого-либо из них не останавливает рассмотрения дела.

Народный суд, согласно нормативному акту, должен был рассматривать ходатайство об УДО в составе постоянного народного судьи и двух или шести заседателей, в зависимости от того, в каком составе действовал суд, постановивший приговор. Xодатайства лиц, "приговоренных судами прежнего устройства", рассматриваются народным судом в составе судьи и шести заседателей. Во всех случаях необходимо присутствие в качестве экспертов (сведущих лиц), представителя "Коллегии воспитателей того места заключения, в коем содержится лишенный свободы, а где таковой Коллегии не имеется, то заведующего местами заключения или его помощника".

"Народный Суд или Революционный Трибунал, рассмотрев ходатайство, выслушав заключение указанных в предыдущей статье сведущих лиц и, если найдет нужным, затребовав заключение эксперта-специалиста, – выносит определение об условно-досрочном освобождении или об отказе в ходатайстве, – говорится в документе далее. – В определении об условно-досрочном освобождении Суд указывает, что если досрочно-освобожденный совершит в течение неотбытого срока наказания какое-либо преступление, то он немедленно лишается свободы на весь срок, на который ему сокращено наказание. В случае совершения досрочно-освобожденным вновь преступления в течение неотбытого срока наказания, от Суда, рассматривающего новое дело, зависит, отменить досрочное освобождение по прежнему делу или, считая вновь совершенное преступление не представляющим особой опасности, ограничиться наложением взыскания только за последнее преступление" Также в определении суд должен указать "орган Советского Патроната, а при отсутствии такового, другое учреждение или лицо, на которое возлагается обязанность надзора и наблюдения за условно-освобожденными".

До начала XX века в Российской империи института УДО практически не существовало, хотя отечественные криминалисты в 1890 и 1901 годах в резолюциях своих съездов признали его в "высшей степени желательной и необходимой мерой". Сдерживающим фактором служило, во-первых, отсутствие службы патроната, во вторых, состояние российских тюрем исключало возможность достоверно оценивать поведение арестантов и процесс их исправления. Закон об УДО в России был принят лишь 2 июля 1909 года. По этому закону УДО могло быть предоставлено приговоренным к заключению в тюрьме, исправительном арестантском отделении или исправительном доме – по отбытии не менее трех четвертей определенного им судебным приговором срока наказания, если они пробыли в месте заключения, во исполнение приговора, не менее шести месяцев без зачета в этот последний срок времени, проведенного до того под стражей. Ранее, 10 сентября 1908 года, Министерство юстиции утвердило примерный устав патроната – обществ покровительства лицам, освобожденным из мест заключения.

Декрет Совета Народных Комиссаров о суде (№ 1) от 5 декабря 1917 года упразднил все существующие общие судебные установления, институты судебных следователей, прокурорского надзора, а также институты присяжной и частной адвокатуры, приостановил "течение всех сроков, считая с 25 октября". Однако уже 15 февраля 1918 года Декрет ВЦИК о суде (№ 2) наделил народные суды правом применения УДО. Согласно ст. 32 этого декрета, "всем лицам, осужденным по приговорам народного суда, предоставляется право просить местный народный суд по месту жительства просителя об условном или досрочном освобождении". Многие местные органы юстиции, как это было на Урале, в Западной Сибири, Туркестане, не дожидаясь декретирования сверху, сами регламентировали характер и порядок применения УДО к лицам, "обнаруживающим добропорядочное поведение во время отбывания наказания".

В 1939 году УДО было фактически отменено вплоть до 1954 года, в связи с тем что практика его применения была крайне ограничена, причем не на законодательной основе, а по решению Особого совещания при НКВД СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1954 г. "О порядке досрочного освобождения от наказания осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет" было установлено, что отбытие всего срока наказания заключенными, осужденными за преступления, совершенные ими в возрасте до 18 лет, не вызывается необходимостью. В связи с этим лица указанной категории, доказавшие свое исправление примерным поведением и добросовестным отношением к труду и обучению в местах заключения, могли быть освобождены от дальнейшего наказания досрочно, по отбытии ими не менее одной трети определенного судом срока лишения свободы. Рассмотрение дел о досрочном освобождении производилось судами по месту содержания заключенных по представлению администрации мест заключения.

Вслед за этим был принят Указ Президиума ВС СССР от 14 июля 1954 г. "О введении условно-досрочного освобождения из мест заключения". Он устанавливал, что УДО от дальнейшего отбывания наказания либо замена его более мягким наказанием может применяться к лицам, осужденным к отбытию наказания в местах заключения и доказавшим свое исправление честным отношением к труду и примерным поведением, по отбытии ими не менее 2/3 срока наказания. Решение вопроса о применения условно-досрочного освобождения должен был решать суд по месту содержания осужденного по представлению администрации места заключения. При совершении нового преступления условно-досрочно освобожденным в течение неотбытого срока наказания, за которое могло быть назначено лишение свободы, суду предоставлялось право присоединить неотбытую часть срока наказания к вновь назначенному.

В дальнейшем советское законодательство в отношении УДО несколько раз видоизменялось, в том числе в сторону расширения применения условно-досрочного освобождения. Многочисленным коррективам порядок применения УДО подвергся и в постсоветское время.

С текстом постановления (инструкции) Наркомата юстиции "О досрочном освобождении" можно ознакомиться благодаря проекту "Наука права"