Новости
31 марта 2015

"Макулатурные кампании" в советских архивах

"Макулатурные кампании" в советских архивах
Фото с сайта vp43.ru

31 марта 1926 года Совет Народных Комиссаров принял постановление "О порядке пользования материалами Центрального Архива РСФСР" государственными и общественными организациями, а также частными лицами.

Нормативно-правовой акт устанавливал, что работа с материалами допускается только при архивохранилищах, в специально отводимых помещениях. Исключение из правила предуматривалось лишь для госучреждений, предприятий и профессиональных организаций при условии "неотложной нужды в названных материалах" и "если пользование последними не может быть надлежаще организовано при месте их хранения". В этом случае материалы, в зависимости от места хранения, могли выдаваться на временное пользование с разрешения Управления ЦА РСФСР, архивного управлении автономной республики, областного или губернского архивного бюро. Они же устанавливали срок, на который материалы изымались из архива "по согласованию с заинтересованными учреждениями". Однако он "ни в коем случае не должен превышать трех месяцев", предписывал декрет. Тем не менее, в примечании и эта норма преодолевается: в особо исключительных случаях – при невозможности использовать документы полностью в течение трехмесячного срока – он, по соглашению, мог быть продлен.

Заканчивался документ требованием к предприятиям и организациям соблюдать устанавленные архивно-технические правила хранения и использования архивных материалов и запретом допуска к ним "посторонних этому учреждению лиц".

"Предъявлять заведующему помещением для занятий все сделанные выписки, заметки и копии для просмотра…"

Однако на практике доступ к документам как к объекту свободного научного исследования был крайне затруднен. Еще в 1924 году коллегия Центрархива утвердила "Правила пользования архивными материалами ЕГАФ", в которых впервые указывается на необходимость при составлении "заявлений о допущении к занятиям" в архиве прикладывать к нему анкету в двух экземплярах с указанием партийной принадлежности, цели производимой работы, издания, в котором предполагается публикация "предпринимаемой работы", и т. п. Правила вводили особый пункт, в соответствии с которым предписывалось "предъявлять заведующему помещением для занятий все сделанные выписки, заметки и копии для просмотра, по окончании коего заведующий возвращает их занимающимся с разрешением на вынос…" Без вышеуказанного разрешения их вынос запрещался.

О сосредоточении в ЦА РСФСР архивов "бывшей царской фамилии"

Март 1926 года отмечен еще одним декретом СНК: тремя неделями ранее правительство приняло постановление "О сдаче Центральному Архиву РСФСР архивных материалов".

Как отмечается в преамбуле нормативно-правового акта, он издан в дополнение и развитие декретов Совета Народных Комиссаров от 1.06.1918 г. "О реорганизации и централизации архивного дела"; от 31.03.1919 г. "О хранении и уничтожении архивных дел"; от 2.08.1923 г. "О сосредоточении в Центральном Архиве РСФСР находящихся в ведении учреждений и должностных лиц РСФСР архивов активных деятелей контр-революции, а также лиц, эмигрировавших за пределы Республики за время с 1917 года"; от 12.09.1923 г. "О сосредоточении в Центральном Архиве РСФСР архивов семьи Романовых (бывшей царской фамилии) и некоторых других лиц" и от 21 апреля 1924 г. "О включении в состав единого государственного архивного фонда архивов учреждений и организаций, действовавших до 7 ноября 1917 года".

Согласно постановлению, сдаче в хранилища ЦА РСФСР, кроме архивных материалов всех госучреждений и общественных организаций дореволюционного периода и указанных в названных декретах материалов "пореволюционного периода", говорится в постановлении, подлежат "рукописные и механические воспроизведенные материалы всех видов делопроизводства национализированных и муниципализированных промышленных, кредитных и торговых учреждений и предприятий за время, предшествующее национализации или муниципализации; архивные материалы всех учреждений временного правительства и всех контр-революционных правительств и организаций, притязавших на государственную власть на территории бывшей Российской Империи или содействовавших указанным притязаниям; архивы церквей, монастырей, дворцов бывшей царской фамилии, национализированных усадеб; бесхозяйные архивные материалы, хотя бы таковые по своему роду, не принадлежали к категориям материалов, подлежащих сдаче в единый государственный архивный фонд".

Декрет обязывал все государственные и общественные учреждения, предприятия и организации, а также частные лица, в распоряжении которых находятся поименованные выше архивные материалы, в течение двух месяцев заявить об этом учреждениям ЦА для их последующей сдачи. В случае, если подлежащие сдаче архивные материалы, находящиеся в ведении госучреждения, предприятия или общественной организации, необходимы для текущей работы, Управлению ЦА и его местным органам предоставлялось право оставлять их во временное пользование. За неисполнение постановления должностные лица подлежат уголовной ответственности, предупреждал документ.

Партийный принцип подбора архивариусов в ущерб профессиональному

Основными постулатами декрета СНК РСФСР от 1 июня 1918 г. "О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР" и декрета ВЦИК от 30.01.1922 г. "Положение о Центральном Архиве Российской Социалистической Федеративной Советской Республики" стали государственная собственность на документы царских и советских учреждений, деление их на дореволюционноый и советский периоды, концентрация архивных документов, недробимость фондов и централизация управления архивами. Все архивы правительственных учреждений ликвидировались как ведомственные, хранившиеся в них документы образовали Единый государственный архивный фонд (ЕГАФ).

При формировании архивных кадров учитывались не столько профессиональные качества, сколько социальное происхождение и партийность. Так, в 1927 году половина сотрудников Ленинградского отделения Центрального исторического архива не имела даже среднего образования. Но и в этих условиях чистка персонала архивов на соответствие классового происхождения продолжалась. На сегодняшний день установлены имена почти полутора сотен известных историков и профессиональных архивистов, арестованных с октября 1929 по декабрь 1930 года, часть из них расстреляна, многие погибли в заключении. Особенно разрушительными оказались в этом отношении меры, предпринятые Центральным архивным управлением, образованным ЦИК и СНК СССР в 1929 году для общего управления и объединения деятельности центральных архивных управлений союзных республик по заведованию фондами общесоюзного значения. Уже к 1933 году из 1249 работавших архивах государства только 94 человека имели высшее специальное образование.

28 млн дел дореволюционного периода – в утильсырье

Увольнение старых специалистов способствовало падению качества архивного дела в СССР, препятствовало развитию архивоведения как научной дисциплины. Наряду с некомпетентностью большинства архивных служителей того времени, огромный урон непосредственно фондам в центральных и местных архивах нанесло постановление коллегии Наркомата Рабоче-Крестьянской инспекции "О порядке изъятия из учреждений и предприятий архивной и иной бумажной макулатуры для нужд бумажной промышленно­сти".

Документ вышел в свет в 1928 году и положил начало "макулатурным кампаниям", рассчи­танным на чистку архивов от "идеологически чуждых" докумен­тов. В соответствии с постановлением все государственные, профсоюзные, кооперативные и общественные учреждения, организации и предприятия, в том числе архивные учреждения и архивы, обязывались срочно сдать документы, не подлежащие хранению органам утильгосторга для отправки в качестве сырья на бумажные фабрики. Особую опасность для архивов представляли сроки исполнения: документы "первой очереди", не имеющие исторической ценности и практического значения, предписывалось сдать на переработку в месячный срок, документы "второй очереди", требующие предварительного просмотра, в двухмесячный срок. В основном, во вторсырье в ускоренные сроки сдавались докумен­ты, датированные до 1917 года. За невыполнение данного постановления предусматривалось привлечение к суду. В результате проведения первой кампании в 1929 году, по данным Наркомата РКИ, по стране было собрано 81 000 тонн бумажного сырья, 25 000 тонн из них дали архивы. А к 1937 было уничтожено около 28 млн дел дореволюционного периода.

В 1930 – 1945 годах шло активное создания командно-административной системы управления архивами, логическим завершением этого процесса ста­ло постановления Президиума Верховного Совета СССР от 16.04.1938 года о передаче архивов в систему НКВД в 1938 году. 28 января 1940 СНК СССР утвердил Положение о Главном архивном управлении НКВД СССР. ГАУ было наделено полномочиями по разработке и утверждению правил и инструкций по работе архивов, подго­товке и распределению архивных работников, деятельность фондов приобрела военизированный характер, шла череда мероприятий по чистке кадров, засекречиванию фондов, переведению их в "спецхраны", усложнялась система "допусков" исследователей в хранилища.
В 1940—1941 годах определяется перечень документов, не подлежащих хранению в госархивах по идеологическим признакам, начинается уничтожение документов, не востребованных "для социалистического строительства".

Куда исчез архив Сталина?

О том, какие документы нужны, а какие подлежат утилизации, определял в конечном счете один человек – генсек Иосиф Сталин. Известный военный историк Дмитрий Волкогонов специально исследовал вопрос с исчезновением некоторых архивных дел Реввоенсовета Южного фронта, хранившихся в Киевском губархиве.В январе 1925 года их затребовал Сталин. Эти документы были переданы в архиве по акту для временного использования на период до шести месяцев управляющему делами ЦК ВКП (б) Брезановскому, приехавшему за ними из Москвы. Через полгода Брезановский на запрос губархива о судьбе документов ответил: "Управление делами Секретариата ЦК при сем сообщает, что в архив ЦК никаких материалов не поступало. 24.Х.25г." Волкогонов отмечает, что Брезановский был прав в одном: в архив ЦК документы не поступали. Они были переданы непосредственно генсеку Сталину. С тех пор они бесследно исчезли. Почему? Об этом можно только догадываться, но, судя по тому, что в описи числились приказы и распоряжения Сталина, его секретные циркуляры, записи разговоров по прямому проводу, доклады во время его деятельности на посту члена РВС Южного фронта, приведшей к провалу наступления Красной армии на Варшаву, документы обнаружить вряд ли удастся. В дальнейшем, пишет историк, Сталин еще не раз "почистит" архивы.

С текстом постановлений СНК "О порядке пользования материалами Центрального Архива РСФСР" и "О сдаче Центральному Архиву РСФСР архивных материалов" можно ознакомиться благодаря проекту "Наука права".