Новости
17 февраля 2017

Верховный суд обобщил практику ЕСПЧ

Верховный суд обобщил практику ЕСПЧ

Верховный суд подготовил очередной обзор практики, в рамках которого обобщил практику своего Президиума и всех судебных коллегий, а также дал разъяснения по практике международных органов, в том числе Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Заявители должны участвовать в процессе

Европейский суд по правам человека вынес постановление по делу "Барков и другие против России" (по жалобам №№ 38054/05, 38092/05, 2178/07, 21770/07, 4708/09, 46303/10, 70688/10, 30537/11 и 43594/11) и установил, что Россия нарушила ст. 6 Конвенции: заявители, отбывающие наказание в тюрьме, не смогли присутствовать на заседании по их гражданским искам, что нарушило их право на справедливое судебное разбирательство. Заявителям не дали разрешение на личное присутствие в зале суда из-за того, что правовой нормы, которая делала бы это присутствие обязательным, не существует, указали судьи ЕСПЧ. Однако отсутствие соответствующего законодательства – не основание для нарушения прав. Суд отказал заявителям в праве присутствовать на слушаниях и не известил их об этом заранее, при этом была возможность использовать видеосвязь или провести выездное заседание, указали судьи ЕСПЧ, но такие варианты даже не рассматривались. Из-за этого "заявители не могли принять решение о дальнейшем плане защиты своих прав и были лишены возможности эффективно представить свои объяснения по делу", говорится в постановлении ЕСПЧ. Национальные суды не выполнили свои обязательства по обеспечению соблюдения принципа справедливого судебного разбирательства, сделал вывод суд.

Жестокость полиции требует тщательного расследования

В постановлении по жалобе № 64752/09 "Манжос против России" ЕСПЧ установил нарушение ст. 3 Конвенции – жестокое обращение со стороны сотрудников полиции и неэффективное расследование этого факта. "Расследование серьезных обвинений в жестоком обращении должно быть своевременным и тщательным, напомнили в Страсбурге, и невнимание к обстоятельствам дела и поспешные необоснованные выводы тут неуместны.

Заявитель, пожаловавшийся на жестокость полицейских и подкрепивший свое заявление медицинскими документами, столкнулся с тем, что одна только доследственная проверка по его жалобе длилась 17 месяцев. За это время ему пять раз отказывали в возбуждении уголовного дела в отношении правоохранителей из-за отсутствия признаков преступления. Позже эти постановления отменили как необоснованные и распорядились провести дополнительные доследственные проверки. Уголовное производство было возбуждено только после того, как жалоба в Страсбург была коммуницирована российским властям – спустя почти три года после случившегося.

Все необходимое для возбуждения дела было у следствия изначально, заключили в ЕСПЧ, а значит, трехлетнюю отсрочку начала расследования ничем нельзя объяснить. При этом отсрочка повлияла на ход расследования – установить личности преступников три года спустя оказалось невозможно. Хотя расследование не завершено, ЕСПЧ заключил, что ждать с подачей жалобы в Страсбург не стоило. На сегодняшний день с момента преступления прошло почти восемь лет, и несоблюдение властями обязательства по проведению эффективного расследования очевидно, решили судьи.

Аналогичные выводы были сделаны по делу № 8049/07 "Некрасов против России". В деле суд установил нарушение ст. 3 Конвенции из-за того, что прокуратура не обеспечила эффективного расследования по заявлению о жестоком обращении со стороны милиции и слишком долгом содержании заявителя под стражей. Речь шла о периоде ознакомления с материалами уголовного дела после истечения предельного срока, установленного для применения данной меры пресечения.

Заявитель жаловался на жестокое обращение со стороны сотрудников милиции. ЕСПЧ установил, что заявитель и его адвокат обращались к следователю с ходатайствами о проведении судмедэкспертизы для подтверждения нанесенных ему травм. То, что травмы действительно были, подтверждалось медосвидетельствованием в помещении Отдела по борьбе с организованной преступностью еще одним освидетельствованием, проведенным на следующий день. Как и в деле Манжоса, на доследственную проверку ушло слишком много времени – два с половиной года, и заявителю семь раз отказывали в возбуждении дела в отношении сотрудников милиции, ссылаясь на то, что доказательств преступления нет. Постановления отменил надзирающий прокурор, но в итоге предварительное расследование так и не было проведено, указано в постановлении ЕСПЧ. 

Европейский Суд пришел к заключению, что "…отказ в возбуждении уголовного дела на основании правдоподобных заявлений, сделанных заявителем, о том, что ему были нанесены серьезные травмы в результате предполагаемого жестокого обращения…свидетельствовал о неспособности провести эффективное расследование" и констатировал нарушение Конвенции. Однако судьи обратили внимание, что установить факт того, что заявитель подвергся жестокому обращению именно со стороны сотрудников милиции, невозможно. Также содержащиеся в жалобе заявления о том, что Некрасову не дали времени ознакомиться с материалами дела, суд счёл безосновательными.

Когда виноват провокатор

В постановлении по жалобам №№ 46796/06, 13260/10 и 52082/10 "Мамонтов и др. против России" ЕСПЧ установил нарушение ст. 6 Конвенции в связи с осуждением заявителей за преступления, спровоцированные сотрудниками органов внутренних дел. Заявители, осужденные за преступления, связанные с приобретением наркотиков, настаивали, что к нарушению закона их подтолкнули сотрудники милиции, а жалобы на провокацию не были рассмотрены надлежащим образом. Хотя уголовные дела заявителей, осужденных за сбыт наркотиков, повторно рассмотрели суды, они не перестали быть жертвами, обратил внимание ЕСПЧ: пересмотр был неэффективным, и, даже когда результат был в пользу заявителя, он не соответствовал стандартам, разработанным в ходе прецедентной практики ЕСПЧ.

Суд также подчеркнул, что то, что в российской правовой системе нет ясной и предсказуемой процедуры санкционирования контрольных закупок, – структурная проблема. Она приводит к произволу полиции и не позволяет судам эффективно пересматривать жалобы на провокации, обратили внимание судьи.

Эффективное лечение, неэффективная защита

В жалобе № 48023/06 "Васенин против России" заявитель утверждал, что пока его содержали в СИЗО, ему не оказали качественную медпомощь, заразили туберкулезом и гепатитом С. Кроме того, согласно постановлению суда, Васенина должны были отправить в психиатрическую больницу, но его продолжали содержать в следственном изоляторе. Судьи ЕСПЧ изучили обстоятельства дела и сделали вывод, что необходимости в экстренной психиатрической помощи не было, а туберкулез и гепатит лечили эффективно, то есть "органы власти приняли все меры, необходимые для защиты его физического благополучия". Однако значительная задержка при принятии заявителя в клинику и, таким образом, задержка начала лечения могла негативно повлиять на его состояние, обратил внимание суд. Власти задержку никак не объяснили, а значит, речь идет о нарушении прав заявителя.

Кроме того, Васенин жаловался на несправедливость разбирательства в суде. Эту жалобу в Страсбурге сочли справедливой: власти не обеспечили явку заявителя в суд, утверждая, что российское законодательство не требует его присутствия по причине его психического состояния. Но это лишило Васенина возможности лично представить возражения по делу. Были нарушены и другие его процессуальные права, указал ЕСПЧ и признал нарушение Конвенции. Власти не должны ставить психически больных подсудимых в менее выгодные условия по сравнению с другими, обратили внимание судьи.

Также ЕСПЧ признал, что правовая помощь, оказанная Васенину, была неэффективна. Суд отметил, что "…сторона защиты являлась фактически пассивной в ходе судебного разбирательства... сторона защиты не оспорила приемлемость доказательств, включая показания, данные заявителем против себя после задержания, несмотря на тот факт, что заявитель сам оспаривал обвинения". Другими словами, вместо защиты прав и интересов заявителя адвокат и опекун поддерживали обвинение. Европейский Суд заключил, что "…российские суды должны были вмешаться и либо назначить адвоката, либо отложить проведение слушания до тех пор, пока интересы заявителя не будут надлежащим образом представлены".

Карательная медицина в действии

Рассмотрев жалобу № 42858/06 "Вершинин против России", ЕСПЧ обнаружил нарушение Конвенции из-за того, что суд обязал принудительно лечить Вершинина в психиатрической клинике. Ранее ЕСПЧ установил три минимальных условия, которые надо соблюсти, чтобы "лишение свободы душевнобольного" было законным. Во-первых, за исключением чрезвычайных случаев должно быть достоверно показано, что соответствующее лицо действительно является душевнобольным, то есть расстройство должно быть медицински доказано. Во-вторых, психическое расстройство должно быть такого характера или степени, которые оправдывали бы принудительное лишение свободы. В-третьих, "законность продолжающегося лишения свободы зависит от продолжающегося наличия такого расстройства".

Но в деле Вершинина эти условия соблюдены не были, указали в Страсбурге. Заключение о том, что заявитель представляет собой опасность для общества, и необходимость его принудительной госпитализации были основаны "на стремительном формировании у заявителя навязчивых идей, которые иногда достигают уровня бреда, "нелепых формулировок" его жалоб, попытках "найти истину", противоречии во мнениях, раздвоении личности, отсутствии критичного отношения к своему эмоциональному состоянию и т. д. Это не демонстрирует убедительно, что заявитель представлял какую-либо опасность, сделали вывод судьи ЕСПЧ.