Новости
26 июля 2017

Верховный суд напомнил, когда нельзя применять третейскую оговорку

Верховный суд напомнил, когда нельзя применять третейскую оговорку

Коллегия Верховного суда по экономическим спорам рассмотрела спор между ОАО "Особые экономические зоны" и ОАО "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы". Суду пришлось разобраться, какие споры можно, а какие нельзя отдавать на рассмотрение третейского суда.

В 2008 году ОАО "ОЭЗ", 100% акций которого принадлежит государству, заключило договор с ФСК. По условиям договора, ФСК должна была провести технологическое присоединение энергетических установок ОЭЗ, пользователя сети. Установки находились на территории особой экономической зоны. В допсоглашении прописали размер выплаты за присоединение – 429 млн руб. Сумму определяли, опираясь на действующий на тот момент приказ Федеральной службы по тарифам (ФСТ), который предусматривал, что сумма включает и инвестиционную составляющую.

В договоре стороны согласовали третейскую оговорку, по которой споры должен был рассматривать третейский суд при некоммерческой организации Фонд "Право и экономика ТЭК". Туда и обратилась ОЭЗ, чтобы признать недействительным допсоглашение в части, по которой в размер платы за техприсоединение включалась инвестиционная составляющая в размере более 429 млн руб. Компания просила взыскать эту сумму с ФСК, а также заставить ответчика оплатить третейский сбор в размере 1 500 000 руб.

Третейский суд требования не удовлетворил, и "ОЭЗ" добилась отмены решения через АСГМ. Одновременно "ОЭЗ" требовала признать недействительным часть допсоглашения. Апелляция, АС МО, отправила дело на новое рассмотрение в АСГМ. На втором круге заявление "ОЭЗ" снова удовлетворили. Суд сослался на правовую позицию ВАС РФ, согласно которой споры, связанные с заключением, исполнением и расторжением госконтрактов, нельзя передавать в третейский суд. "ОЭЗ" суд рассмотрел как госкомпанию: договор был заключен по процедуре закона о госзакупках, он имеет публичную основу и направлен на удовлетворение публичных нужд – создание объектов недвижимости на территории особых экономических зон, говорится в решении. Финансировался договор также из бюджетных средств, указал АСГМ.

Но и на этот раз решение не устояло в АС МО. Суд указал, что из содержания договора не следует, что это госконтракт, стороны не являются государственными или муниципальными заказчиками, а данных о договоре на сайте госзакупок нет. Доказательства, что перечисленные по договору средства бюджетные, тоже отсутствуют. При этом ни закон об особых экономических зонах, ни закон об электроэнергетике, ни другие нормативно-правовые акты, на основании которых заключался договор, не ограничивают передачу споров в третейский суд, сделал вывод АС МО. Обращение в арбитраж – это не более чем попытка преодолеть законную силу решения третейского суда, являющегося для сторон окончательным и обязательным, выразили уверенность в кассации.

"ОЭЗ" с таким решением не согласилась и подала жалобу в ВС. В ходе судебного заседания представитель компании в очередной раз указал, что договор был заключен в соответствии с процедурами 94-ФЗ, он преследует публичный интерес. Факт расходования бюджетных средств и их внесения в уставный капитал ОАО "ОЭЗ" установила первая инстанция, обратили внимание в "ОЭЗ". Из этого они сделали вывод, что третейская оговорка в этом случае недопустима, и решение третейского суда надо отменить.

Инвестиционная составляющая не должна была входить в допсоглашение, указал представитель "ОЭЗ", т. к. на момент его заключения приказ ФСТ, допускавший включение, противоречил нормам закона, который исключал возможность включения инвестиционной составляющей в подобные договоры. Представитель ФСК возразил, что приказ ФСТ никто не обжаловал, и он был просто перенесен в допсоглашение из ранее заключенного контракта. Он также указал, что речь не шла о классической госзакупке. "ОЭЗ" – коммерческая структура, которая не обладает статусом государственного и муниципального заказчика, обратил внимание представитель ФСК, а договор заключался исключительно для осуществления экономической деятельности.

Кроме того, "ОЭЗ" сама первая обратилась в третейский суд. "Это хрестоматийный образец злоупотребления", – заметил представитель компании. – Получается, что все потребители должны платить за "ОЭЗ", которая не хочет платить вообще ничего".

Однако коллегию под председательством судьи Натальи Павловой доводы ФСК не убедили: суд отменил определение АС МО и оставил в силе решение АСГМ, который был против применения третейской оговорки в споре.