Новости
21 августа 2017

Можно ли взыскать кипрские проценты в российском суде, решил Верховный суд

Можно ли взыскать кипрские проценты в российском суде, решил Верховный суд
Фото Право.Ru

Можно ли взыскать проценты по кипрскому закону в российском суде, решал сегодня, 21 августа, Верховный суд в одном из банкротных дел. Три инстанции пришли к выводу, что спорные проценты имеют процессуальный характер, поэтому их надо добиваться на Кипре. Кредитор с этим не согласился и пожаловался в Верховный суд. Сегодня в соотношении российских и иностранных норм разбиралась экономколлегия. У ее судей нашлись вопросы к представителям обеих сторон.

Можно ли взыскать проценты за пользование деньгами в России по закону другого государства, решал сегодня Верховный суд в деле о банкротстве ООО «Жедочи-16» А41-14262/2015. С жалобой обратился Банк Кипра, которому три инстанции отказали во взыскании 82,8 млн руб. процентов с поручителя по кредиту Michaniki Russia «Жедочи-16» согласно п.1 ст. 33 Закона о судопроизводстве Кипра (Courts of Justice Law). Суды решили не применять иностранную норму. Они указали, что она имеет процессуальную, а не материальную природу, в том числе потому, что содержится в кипрском процессуальном законе. Поэтому российские суды не могут ее применить. К тому же, с требованием о взыскании таких процентов надо выступить в разбирательстве по основному долгу, чего Банк Кипра не сделал, отметили три инстанции.

Банк с этим не согласился и обжаловал их решения в экономколлегии ВС, где стороны поспорили о трактовке ст. 33 кипрского закона о судопроизводстве:

Пункт 1: «Перед любым судом о взыскании любого долга, по которому проценты подлежат уплате или предусмотрены договором или иначе предусмотрены договором или иначе предусмотрены законом, суд должен присуждать проценты в соответствии с процентной ставкой, которая согласована или иначе предусмотрена законом, за период с даты, в которую такие проценты стали подлежащими уплате, и до окончательного погашения».

Пункт 2: «На сумму, присужденную каждым решением, в том числе на ее часть, относящуюся к судебным издержкам, если иное не предусмотрено в судебном акте в соответствии с пунктом 1, начисляются, при условии соблюдения положений подраздела (4), проценты по ставке 5,5 % годовых с даты подачи иска до окончательного погашения долга».

Это правило аналогично ст. 395 Гражданского кодекса России о законных процентах, поэтому суды сделали ошибочный вывод о процессуальном характере иностранной нормы, убеждала Дарья Щеглова из White&Case, которая представляла Банк Кипра. Она обратила внимание, что российские суды, придя к выводу о неприменимости иностранного закона, не поставили вопрос о применении норм ГК, хотя должны были. В итоге поручитель по кредиту вообще освободился от ответственности, говорила Щеглова.

Судья Иван Разумов спросил у нее, почему «кипрские» проценты нельзя считать астрентом [процессуальной неустойкой на случай неисполнения судебного акта – Право.ru]. В ответ юрист Банка Кипра сослалась на судебную практику этой страны. Она подчеркнула, что спорные проценты взыскиваются в любой ситуации, и период их начисления остается на широкое усмотрение суда – все это говорит о том, что они имеют материально-правовую природу. И если норма об этом находится в процессуальном акте – это само по себе еще не значит, что она процессуальная, подытожила Щеглова.

С ней не мог согласиться Юрий Махонин из Dechert, выступивший от Евробанка (одного из кредиторов «Жедочи-16», который, конечно, выступал против увеличения общих требований к банкроту). По его мнению, «кипрские» проценты все-таки отличаются от российских по ст. 395 ГК. Первые не начисляются после вынесения судебного акта, и суд может их уменьшить в зависимости от поведения кредитора или должника, сказал Махонин. Поэтому они носят процессуальный характер, а взыскивать их надо в суде Кипра. Судьи ВС спросили у Махонина, почему нижестоящие инстанции не поставили вопрос о применении ст. 395 ГК, раз уж пришли к выводу о неприменимости кипрских норм. «Кредитор не предоставил расчет по этой статье, - ответил юрист. – Суд не мог за него уточнять размер требований».  

Судья Ирина Букина поинтересовалась у Махонина, почему статья кипрского закона отсылает к договору, если говорит о процессуальных процентах. «О соглашениях говорит п. 1, а Банк Кипра обосновывает требования п. 2, - был ответ юриста. – Эти части не связаны». Наоборот, они связаны, возражал другой представитель заявителя Павел Булатов из White&Case: п. 1 говорит о законе или договоре, а п.2 предусматривает ставку, если речь идет о законе. Спорные проценты имеют универсальный характер, поэтому их никак нельзя назвать процессуальными, подчеркнул Булатов. Видимо, эти доводы убедили экономколлегию, которая в итоге отправила спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области. Мотивы судей будут известны позже – после публикации мотивированного определения.