Новости
8 июня 2010, 13:40

Глава Правового управления Генпрокуратуры: "Магнитский никогда не был юристом"

Глава Правового управления Генпрокуратуры: "Магнитский никогда не был юристом"
Олег Логунов: "Магнитский никогда не был юристом. Он закончил в свое время Плехановский институт, был очень хороший экономист, грамотный" Фото с сайта www.mvd.ru

Впервые куратор дела юриста инвестфонда Hermitage Capital Сергея Магнитского раскрывает детали расследования. Пресс-служба Генпрокуратуры РФ распространила сегодня интервью радиостанции "Бизнес ФМ" бывшего заместителя главы Следственного комитета при МВД, а ныне руководителя Правового управления Генеральной прокуратуры Олега Логунова.

- Вы курировали расследование уголовного дела в отношении Сергея Магнитского. Так получилось, что подследственный умер. Вы сами ощущаете, была ли допущена некая ошибка со стороны следствия? Что стало результатом этого несчастного случая?

- Фактически с августа я не работал в Следственном комитете. Смерть Магнитского произошла, когда я уже не исполнял обязанности. Но, тем не менее, само уголовное дело, на мой взгляд, возбуждено абсолютно обосновано. Состав преступления там есть и он очевиден. Для того, чтобы уклониться от уплаты налогов, схема была разработана Магнитским. Эта схема была изъята из его компьютера. Все эти документы имеются. На предприятия, которые были созданы в Калмыкии, которые занимались скупкой и перепродажей акций, были устроены инвалиды. В соответствии с российским законодательством, такие предприятия освобождаются наполовину от уплаты налогов. На самом деле, эти люди работали совершенно на других предприятиях обыкновенными рабочими, штукатурами, разнорабочими и так далее на этих предприятиях. Браудером они были устроены по вторым трудовым книжкам. Более того, все записи в них выполнялись лично рукой Браудера и Магнитского. Они числились по трудовым книжкам финансовыми аналитиками. Но они не могли работать финансовыми аналитиками, потому что никто из этих граждан, принятых на работу, не обладал даже средним образованием. А некоторые из них, к сожалению, были инвалидами по психическому заболеванию. И таким образом была допущена неуплата налогов на сумму 505 млн рублей. К слову, это по тому курсу порядка 20 млн долларов. Если говорить о США, там за аналогичное преступление существует очень строгая уголовная ответственность.

- Эти компании вели какую-нибудь деятельность?

- Вели. Вел Браудер и Магнитский, естественно. Я еще отмечу, что Магнитский никогда не был юристом. Магнитский закончил в свое время Плехановский институт, он очень хороший экономист, грамотный. Он и осуществлял экономическую деятельность предприятия.

- Если вернуться к смерти Магнитского. Браудер, представляя свой доклад в конгресс США с "черным списком" российских чиновников, которым должен быть закрыт въезд в США, пофамильно отметил, кто, по его мнению, виновен в смерти Магнитского. Напротив вашей фамилии говорится о том, что вы добились ареста Магнитского на 12 месяцев без расследования. Были ли у следствия основания, чтобы добиваться и настаивать на продлении ареста Магнитского? Каким основаниями вы руководствовались?

- Часть из этих оснований ареста в интервью СNN недавно обосновал даже сам Браудер. 25 мая он сказал, что обналичил и вывез из России все свои денежные средства. Это, кстати, порядка 4 млрд долларов. И кроме того, вывез из России весь свой персонал. Все свидетели выехали на территорию Великобритании, США. Остался один Магнитский.

- Почему?

- Необходимо было завершать дела. Должен быть у Браудера представитель здесь. Магнитский сфотографировался на британскую визу. Активно встречался со свидетелями по делу. Он пытался склонить их к изменению показаний.

- За весь период ареста возникали какие-то подозрения, жалобы Магнитского на здоровье?

- От Магнитского за весь период следствия следователю жалоб на состояние здоровья не предъявлялось. Эта смерть Трифоновой, там было прямо заключение о том, что она не может содержаться по состоянию здоровья в следственном изоляторе. Никаких таких заключений по делу Магнитского ни от каких врачей вообще не было. У него был холецистит, который не препятствовал нахождению в местах заключения. И в общем-то на сердце Магнитский никогда не жаловался. Эта смерть была внезапной. Для следствия это был большой удар. Это вообще человеческая трагедия сама по себе. Я считаю, что смерть Магнитского обусловлена недостаточной квалификацией, недостаточным уровнем медицинского обслуживания в наших СИЗО.

- Браудер и адвокаты Магнитского заявляли о том, что следствие держало Магнитского под стражей, чтобы выбить показания на Браудера. Ваш комментарий.

- Здесь есть у господина Браудера обоснованные подозрения. Дело в том, что следствие всегда во всех странах — и в России, и в любой другой стране — всегда заинтересовано в получении показаний от обвиняемого или подозреваемого. И, разумеется, следствие как по делу Магнитского, как и по любому абсолютно другому делу было заинтересовано в получении от него показаний в отношении себя и других соучастников. Но говорить о том, что его специально держали, не имеет смысла. Потому что и без показаний Магнитского по этому преступлению все доказательства были получены. И в отношении Магнитского, и в отношении Браудера.

- Следователи используют такую уловку, говорят обвиняемому: дашь показания, мы тебе изменим меру пресечения…

- Это не уловка. Во всем мире это называется сотрудничество со следствием. И приговор более мягкий выносится, и мера пресечения выбирается более мягкая.

- А Магнитский все это признавал?

- Нет. Он не давал показаний.

- Браудер опять же много говорит о коррупции в МВД и объясняет появление этого уголовного дела тем, что у Hermitage Capital украли коррумпированные милиционеры две компании, с помощью которых как раз и проворачивались эти налоговые махинации. Вы это учитывали? Магнитский об этом говорил?

- Уголовное дело в отношении Магнитского и Браудера по неуплате налогов было возбуждено в 2004 году, а хищение пяти миллиардов рублей из российского бюджета было в 2007 году. Говорить о преследовании Магнитского за это или Браудера — большое преувеличение. Конечно, выгодно Браудеру, повышает его статут на Западе, делает его в каком-то плане героем. Я бы согласился полностью с версией Браудера в одном случае — если бы уголовное дело о хищении денег из российского бюджета было возбуждено по заявлению Магнитского или Браудера. Дело в том, что после хищения денег из российского бюджета, эти компании, в принципе — помойки, были приобретены в начале 2008 года некой гражданкой. Для каких целей, я не знаю. Она, рассматривая всю бухгалтерскую документацию, обнаружила эти действия. 9 апреля 2008 года обратилась в правоохранительные органы.

- А она обратилась для того, чтобы ее потом не обвинили?

- Да, конечно. 12 мая 2008 года было возбуждено уголовное дело.

- Там все-таки есть какие-то фигуранты?

- Маркелов, Гасанов, Курочкин — руководители компании. Арестован был Маркелов, который полностью признал свою вину, он осужден к лишению свободы. Но это не значит, что следствие после этого успокоилось. Уверяю вас, что это не так. Самый главный вопрос следствия, кто за этим стоит и куда ушли деньги.

- Там есть какие-то высокопоставленные фигуранты?

- Я этого вам сказать не могу по той причине, что это является следственной тайной.

- Если вам запретят въезд в США, как это может повлиять на вашу жизнь? Как вы к этой инициативе относитесь?

- Это никак не повлияет, если честно говорить.

- А вы бывали в США?

- Да, в служебной командировке, один раз. Наверное, года четыре назад. Для американцев, англичан и для нас самое главное во всей этой ситуации — решение приговора судов. Это просто воздействие на правоохранительные органы для того, чтобы они принимали решение, нужное именно Браудеру.

- Будете избегать поездок в США или, если вы решите поехать в турпоездку, рискнете — несмотря ни на что?

- Я даже думать не буду. Если возникнет такая необходимость, в общем порядке будем подавать документы. Я здесь не вижу никаких особых проблем. Не существует никакого официального запрета. А потом, есть же много способов защиты своих прав. Мы тоже может обращаться в суды, в том числе американские. Требовать компенсации за клевету.

- Вы подумывали об этом?

- Да. Но пока не на что подавать. Есть Браудер как обвиняемый по делу, понятна его реакция на защиту себя самого.

- Вы говорили об американском суде. Вы готовы представить эти доказательства по делу Магнитского в американском суде?

- Без проблем. Я уверен, что эти доказательства виновности Магнитского и Браудера любым судом будут признаны. Естественно, мы очень заинтересованы сейчас в расследовании смерти Магнитского. Если Следственный комитет прокуратуры придет к мнению, что смерть Магнитского наступила в результате виновных действий должностных лиц, тогда это дело должно быть направлено в суд. И тогда эти виновные лица уже могут подвергаться каким-то санкциям. Здесь постоянно идут попытки, не дожидаясь решений судов и окончания расследования, воздействовать и навязывать свою точку зрения. Я противник этого.