Новости
7 февраля 2011, 11:22

Медведеву сообщили о повсеместном давлении судов и милиции на российских адвокатов

Медведеву сообщили о повсеместном давлении судов и милиции на российских адвокатов
Фото Право.Ru

Россия проиграла в Страсбургском суде по правам человека (ЕСПЧ) очередное дело. 11 700 евро нужно будет выплатить бывшему адвокату из Архангельска, лишенному своего статуса за жесткую критику некоторых судей, пишет "Независимая газета". Как выяснилось на недавнем заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека, случаи давления на адвокатов в России не редки. Более того, из опубликованной на сайте Кремля полной стенограммы этого мероприятия понятно, что нормально действующей судебной системы в нашей стране нет. Да и с правоохранительной тоже есть проблемы. Правозащитники постарались объяснить это Президенту Дмитрию Медведеву как можно более убедительно. Но нельзя сказать, что им это удалось.

Бывшему адвокату Игорю Кабанову страна должна теперь более 11 700 евро. ЕСПЧ признал, что была ограничена его свобода выражения мнений. В 2004 году Кабанов обратился с претензией в Верховный суд РФ на действия местного судейского корпуса. И допустил нетактичное выражение – мол, одного звонка из Москвы будет достаточно, чтобы архангельские судьи наконец поняли, что у адвокатов есть право подавать жалобы. Бумага была переправлена на разбирательство в облсуд. А тот решил показать, что он действительно независим. И неэтично поступивший Кабанов своего статуса был лишен.

Ни в одном российском суде, а также в прочих инстанциях правды он уже не добился. В иске в ЕСПЧ Кабанов перешел на политические обобщения, например, упомянув "басню чиновников о независимом правосудии в России" и намекнув на известное прошлое тогдашнего президента. Российская сторона посчитала такие заявления оскорбительными, потребовав в иске отказать. Но Страсбургский суд счел их адекватными эмоциональному состоянию истца. И постановил, что кроме 11 700 евро ему нужно будет выплатить еще и те 40 евро, которые он затратил на переписку с российскими структурами.

Случаи преследования адвокатов за их профессиональную деятельность, как оказалось, лишь частные эпизоды общего крайне плачевного состояния российской судебной системы. На сайте Кремля в конце прошлой недели наконец была опубликована полная стенограмма последнего заседания президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Напомним, что состоялось оно 1 февраля в Екатеринбурге. Уже тогда стало известно, что Дмитрий Медведев пообещал правозащитникам учесть их замечания по закону о полиции. А также согласился с тем, что они могут сделать независимую экспертизу дела Ходорковского и Лебедева. Теперь стало понятно, после какого разговора появились эти президентские заявления. Они стали результатом прямо-таки разгромного описания нынешнего положения дел в российских судах и милиции.

Судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова, в частности, начала свой доклад с заявления: "Реальное положение дел в судебной системе пока таково, что, собственно, посылы о том, что суды должны завоевать наконец авторитет у населения, и мы должны способствовать тому, чтобы вот это уважение к судебной власти и судам постоянно поддерживалось в правосознании людей, это, к сожалению, реально сейчас не обеспечено".

Именно об этом постоянно говорит сам президент. Причем часто в ответ на просьбы поспособствовать разрешению какой-то конкретной проблемы. Морщакова жестко объяснила, почему это пока невозможно: суд не вырвался из советской традиции и не стал настоящим контролером власти. И прежде всего ее силовых структур. А в самой судебной системе существует вертикаль – судьи подчинены своим председателям, а те – вышестоящим инстанциям. Причем, подчеркнула Морщакова, по этой вертикали проходят команды по конкретным делам, а не только обобщения судебной практики. И эту практику в настоящее время в Госдуме пытаются закрепить в законе, предупредила судья КС в отставке.

"Независимость судьи провозглашена, но реально механизма для ее обеспечения нет", – делает вывод Морщакова. Дошло до того, что судьи не применяют предложенных президентом и утвержденных законом послаблений по уголовным делам экономической направленности. Потому что боятся обвинений в коррупции со стороны своей корпорации. Совет при президенте, отметила Морщакова, предлагает, не подвергая сомнению независимый статус судей, все-таки внедрить систему социального контроля их деятельности. Через независимые общественные экспертизы наиболее резонансных дел, первые из которых Медведев провести, как известно, разрешил.

Однако глава государства при этом выступил резко против усиления роли суда присяжных и распространения его компетенции на экономические и коррупционные преступления. Здесь Медведев явно поступил не как юрист, а как политик. Он снова сослался на излишнюю зависимость заседателей от людского мнения. Получается, что в этом случае гражданскому обществу, о необходимости укрепления которого говорится постоянно, отказывается в праве на самостоятельность.

Глава Независимого экспертно-правового совета Мара Полякова на том же заседании совета рассказала как раз о массовом давлении на российских адвокатов, заявив, что состязательности сторон в суде до сих пор нет. Сообщив, что статус адвокатов нарушает и милиция, позволяя себе несанкционированные обыски офисов и квартир. И предупредив, что ситуацию вокруг адвокатуры можно рассматривать так: "Все эти проблемы превращают институт защиты, возможность человека защититься в судебном процессе в декоративную функцию, обессмысливают ее процессуальное назначение". Упомянула она и преследования властями правозащитников, отметив, что их традиционно рассматривают как врагов.

А директор Института прав человека Валентин Гефтер решил воспользоваться последним шансом, чтобы повлиять на содержание закона о полиции. Он сообщил Медведеву, что прохождение этого документа в парламенте – это "аппаратный успех МВД чуть ли ни по всем позициям". Повторил всем известные аргументы на этот счет – об усилении полномочий полиции по сравнению с милицией, о непрописанных процедурах общественного контроля, о туманности переходных положений и правил переаттестации милиционеров. Эксперт констатировал: "Невозможно себе представить, что такой базовый, как вы сами говорили, важнейший закон для страны прошел голосами только одной партии, с ходу отклонявшей не свои поправки".