Мнение
27 февраля 2017

Закрутить гайки: как ужесточится личная ответственность в бизнесе

Закрутить гайки: как ужесточится личная ответственность в бизнесе

Изменения в Закон о банкротстве с лета 2017 года позволят кредиторам привлекать руководителей и учредителей должника к субсидиарной ответственности вне процедуры банкротства, независимо от доли требований или воли арбитражного управляющего. Чем ограничена эта возможность, как изменится положение должника и кредиторов и кому из них новые нормы будут наиболее выгодны, рассказывает ведущий юрисконсульт КСК групп Людмила Круглова.

В конце 2016 года был принят Закон № 488-ФЗ, внесший несколько очень серьезных изменений в нормы об ответственности руководителей и собственников бизнеса. Предлагаю рассмотреть три основные новеллы, наиболее важные для лиц, контролирующих компании. Под ними имею в виду руководителей как единоличных, так и членов коллегиальных органов управления, а также иных лиц, которые фактически управляют компанией (пп. 1–3 ст. 53.1 ГК РФ).

Ответственность за «брошенные» компании

Первое, что осуществил законодатель, приняв Закон № 488-ФЗ, – пресек возможность без последствий «бросить» компанию с долгами. До настоящего времени многие предприниматели успешно и с минимальными затратами избавлялись от компаний с «токсичной» задолженностью, оставляя от нее лишь пустую юридическую оболочку. Схема известна и проста в исполнении: компания переводится на «номиналов», возможно, тем или иным образом меняет регион «прописки» и полностью прекращает деятельность, в том числе перестает сдавать отчетность. Учитывая, что по общим правилам юридическое лицо, не сдающее отчетность более одного года, может быть исключено из ЕГРЮЛ, компания фактически ликвидировалась без проведения процедуры ликвидации (соответственно без прохождения налоговой проверки, извещения кредиторов и т. д.). Возможность взыскать долги с такой компании сводилась к нулю. Вне банкротства привлечь руководителей и собственников к субсидиарной ответственности было нельзя, а банкротить брошенные компании – затея крайне невыгодная.

Изменить ситуацию должен п. 3.1 статьи 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, который начнет действовать с 28 июня 2017 года. Он позволит привлечь к субсидиарной ответственности лиц, контролировавших компанию, исключенную из ЕГРЮЛ. Заявителям при этом придется доказать, что компания не исполняла обязательства из-за недобросовестных или неразумных действий контролирующих лиц. Впрочем, непонятно – идет речь об «обычной» (ст. 399 ГК РФ) или банкротной субсидиарной ответственности. Поэтому остаются нерешенными множество процедурных вопросов применения этой новой нормы, начиная от вопроса подведомственности споров, заканчивая порядком определения сроков давности.

Однако очевидно, что просто бросить компанию-должника и таким образом от нее избавиться станет менее безопасно для бизнесменов. Проблемы же процессуального характера, полагаю, будут разрешены если не новыми изменениями, то непосредственно судами, которые в ближайшие год-два сформируют соответствующую практику.

Субсидиарная ответственность за рамками банкротства

Действующая редакция Закона о банкротстве дает возможность привлекать к субсидиарной ответственности только в рамках процедуры банкротства (п. 5 ст. 10). Поэтому сейчас потенциальные ответчики могут не беспокоиться за свое имущество, если кредиторы не успели инициировать рассмотрение вопроса о субсидиарной ответственности до завершения банкротства, если суд возвратил заявление о банкротстве или прекратил производство по делу, поскольку нечем оплатить судебные расходы.

С 28 июня 2017 года даже самые нерасторопные кредиторы и кредиторы самых «неимущих» должников получат шанс что-то получить с контролирующих должника лиц. Законодатель развернул правило, закрепленное в п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, на 180 градусов. Он разрешил подавать заявления о привлечении к субсидиарной ответственности и в тех случаях, если банкротство завершено, прекращено из-за отсутствия средств на оплату расходов, и даже если суд возвратил заявление о признании должника банкротом.

Фактически законодатель закрепил и ввел в русло закона практику, которую пыталась в последние годы сформировать ФНС. Налоговая служба привлекала к субсидиарной ответственности руководителей компаний, в отношении которых процедура банкротства или уже завершилась, или была прекращена. Следует отметить, что арбитражные суды преимущественно отказывают инспекциям в удовлетворении подобных требований, не рискуя прямо нарушать закон. Суды общей юрисдикции менее щепетильны. Нарушая сразу две нормы Закона о банкротстве, действующего в настоящее время, представители ФНС периодически подают заявления о привлечении руководителей должников к субсидиарной ответственности за рамками банкротства в суды общей юрисдикции. И достаточно часто судьи ФНС поддерживают (см., например, решение Домодедовского городского суда Московской области от 21.01.2016 г. по делу № 2-286/2016). Признать эту практику законной или хотя бы логичной до последнего времени было нельзя. Однако теперь государство подвело под нее законодательную базу, которой ФНС и другие кредиторы наверняка станут пользоваться повсеместно.

Следует отметить, что привлечь контролирующее лицо к субсидиарной ответственности при отсутствии завершенного конкурсного производства можно только на основании п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве. Он ограничивает такую ответственность суммой обязательств должника, которые возникли после истечения срока на обязательную подачу заявления о банкротстве (ст. 9 Закона о банкротстве). Но обязанность подать заявление о банкротстве на практике возникает постоянно, стоит компании просрочить крупный платеж, поставку или пройти налоговую проверку со среднестатистическими начислениями. Так что сумма долгов, которые будут взыскиваться с руководителя, может оказаться весьма значительной.

Предположу, что новая норма позволит поднимать вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности после формальной подачи заявления о банкротстве и последующего его возврата или прекращения производства. Это значительно сократит и расходы кредиторов, и сроки удовлетворения их требований. Кроме того, новый порядок даст шанс миноритарным кредиторам, которые не добились подачи заявления через арбитражного управляющего. Они смогут заявить о привлечении к «субсидиарке» после завершения конкурсного производства, когда их не будет ограничивать ни доля кредиторской задолженности, ни воля управляющего.

Взыскание убытков, причиненных должнику, в пользу кредитора

Законодатель дал кредиторам еще одну возможность вернуть долги без процедуры банкротства. Эта новелла касается убытков, которые неправомерно причинили должнику контролирующие лица (п. 5.8 ст. 10 Закона о банкротстве).  Сейчас взыскать и вернуть их в конкурсную массу может арбитражный управляющий (п. 1, абз. 3, подп. 5, 7 и 8 статьи 10 в действующей редакции). Но вскоре такая возможность появится у кредиторов – минуя управляющего и процедуру банкротства.

Если она так и не завершилась (из-за нехватки средств или возврата заявления о признании банкротом), то сумма убытков, причиненных должнику неправомерными действиями контролирующих лиц, может быть взыскана в пользу кредитора. Ему достаточно заявить соответствующее требование, доказать связку «неправомерные действия руководителя – возникновение убытков у должника» – и можно получить сумму, которая, возможно, целиком покроет долг. Этими деньгами не надо будет делиться с другими кредиторами, которые оказались не столь расторопными. И на этот раз кредитор уже не будет ограничен суммой долгов, которые образовались с момента, когда истек срок на подачу обязательного заявления о банкротстве должника (ст. 9 Закона о банкротстве).

При этом в новой норме нет обязанности доказывать связь неправомерных действий контролирующего должника лица с образованием долга кредитора. Но не исключено, что суды все-таки будут требовать эту связь доказать. Тогда главными «пользователями» рассматриваемой нормы станут налоговые органы, поскольку современная практика почти безусловно связывает налоговую недоимку с неправомерными действиями руководства компании. Это максимально облегчит бремя доказывания для заявителя-налогового органа.

Вывод

Очевидно, с помощью Закона № 488-ФЗ законодатель хотел упростить порядок взыскания долгов «несостоятельных» компаний. Кредиторам (главным образом, конечно, в лице ФНС) дали возможность взыскивать долги сразу с контролирующих лиц вне продолжительной и затратной процедуры банкротства. Кроме того, кредиторы смогут заявлять о привлечении к субсидиарной ответственности после завершения конкурсного производства, если в рамках процесса о несостоятельности такое заявление подано не было.

Оценить эти изменения можно по-разному. С одной стороны, у кредиторов появилось больше возможностей получить причитающиеся им средства. С другой стороны, собственники и руководители (даже добросовестные) теперь еще больше рискуют своим имуществом. Ответственность в бизнесе становится все более жесткой и неотвратимой.