Актуальные темы
10 июля 2014, 15:29

"Разве можно считать такой текст мотивировочной частью судебного акта?"

"Разве можно считать такой текст мотивировочной частью судебного акта?"
Фото Риа Новости

Спор "Сбера" и его заемщика по поводу права клиента самому выбирать, каким способом ему погашать взятый кредит, на втором круге рассмотрения складывается в пользу банка. Суд второй инстанции решил, что антимонопольная служба, выступающая на стороне истца, не смогла доказать, что ему навязывали невыгодные условия договора, хотя аннуитетный способ погашения, по данным Центробанка, и ведет к переплатам до 15%. Эксперты разделились во мнениях: одни уверены, что апелляция права, а другие думают, что за использованием слово "однозначно" кроется непонимание судьями экономической составляющей спора, исключительно важной в антимонопольных процессах.

Аннуитетный способ погашения долга выгоднее для кредитора, а потому практически все российские банки в свои типовые договоры включают его. Потенциальный заемщик, не имея возможность повлиять на стандартное соглашение, вынужден его подписывать, принимая все условия. Однако не все ведут себя безропотно – поспорить с крупнейшим российским банком решил его клиент Александр Смагин. И привлек на свою сторону антимонопольную службу, направив туда жалобу о злоупотреблении банком доминирующим положением. Смагин писал, что хотел бы пользоваться дифференцированным способом погашения кредита, но не может.

Поначалу для Смагина все складывалось хорошо – судья Ирина Колесник из Арбитражного суда Ростовской области (дело А53-2903/2013) уличила Сбербанк в навязывании невыгодных для заемщика условий – то есть аннуитетного способа погашения, что позволяло кредитору получить на 15–20% больше в сравнении с дифференцированным. Судья сослалась на сделанные ФАС и Центробанком расчеты, которые об этом свидетельствовали, а доводы Сбербанка о том, что никто никого не заставлял Смагина подписывать кредитный договор, Колесник оставила без внимания. В 15-м арбитражном апелляционном суде кредитная организация попыталась апеллировать к тому, что ее доминирующее положение не доказано, но потерпела неудачу.

Все изменилось в кассации. Судьи ФАС Северокавказского округа Сергей ИлюшниковЕвгения Андреева и Ирина Денека отправили спор на новое рассмотрение, так как не нашли никаких доказательств того, что во время подписания кредитного договора Смагин предпринимал какие-то попытки изменить его содержание или предложить другой метод платежа. Судьи ВАС, в свою очередь, не стали выносить дело на рассмотрение президиума (см. подробнее в материале "Сторона могла пойти и поискать другие условия и другой банк").

На втором кругу рассмотрения 8 апреля этого года та же Колесник изменила свое мнение и удовлетворила жалобу Сбербанка. Она заметила, что у заемщиков банка есть право на досрочное погашение кредита и благодаря этой опции можно увеличить размер ежемесячного платежа, что будет равносильно применению дифференцированных платежей. "Таким образом, аннуитетный способ погашения кредита не лишает заемщика возможности осуществлять погашение кредита дифференцированными платежами, а, наоборот, предоставляет заемщику свободу выбора в определении размера ежемесячного платежа, который он будет направлять на погашение кредита", – написала в своем решении Колесник. 

С жалобой в апелляцию обратилось Управление ФАС по Ростовской области. На этот раз дело рассматривали судьи Наталья Сулименко и Оксана Ефимова, а также зампред суда Татьяна Гуденица. Свое постановление они вынесли в конце июня, а его полный текст был опубликован на прошлой неделе. Теперь уже и апелляция встала на сторону Сбербанка. Причем она не только подтвердила, что нет никаких признаков навязывания Смагину невыгодных для него условий, но и пошла дальше. "Довод антимонопольного органа о том, что дифференцированный способ погашения платежей является более выгодным, однозначного подтверждения в материалах дела не нашел", – говорится в постановление 15-го ААС. Не удовлетворили судей и приложенные антимонопольщиками пояснения экономистов вузов (в материалах дела, правда, не уточняется, о каких именно высших учебных заведениях идет речь), потому как они "однозначного вывода по указанным вопросам не содержат".

Представлявший интересы Сбербанка старший юрист адвокатского бюро "Линия права" Алексей Костоваров говорит, что ожидал такого решения. "Практика погашения кредита аннуитетными платежами широко распространена на рынке кредитования, и оснований считать ее незаконной у судов не было", – уверен он. Костоваров доволен, что суды разобрались в особенностях различных способов погашения кредита и признал правоту банка, который "защищал по большей части не свои интересы, а интересы всего банковского сектора и обычных заемщиков".

Юрист коллегии адвокатов "Юков и партнеры" Екатерина Баглаева отмечает, что для фиксации нарушения одного факта доминирующего положения недостаточно, должна ограничиваться конкуренция и ущемляться интересы других лиц, а доказательств навязывания невыгодных условий в деле так и не появилось. "Так что суды вполне правомерно признали, что нарушения антимонопольного законодательства нет, а следовательно, решение и предписание антимонопольного органа недействительны", – резюмировала Баглаева. 

Это дело в очередной раз демонстрирует всю сложность антимонопольных споров, считает доцент МГИМО и управляющий партнер АБ "Бартолиус" Юлий Тай. Во-первых, потому, что исследуемые судом доводы в большей части являются экономическими, а порой и технологическими и без глубокого понимания бизнес-логики и технологии ведения того или иного вида предпринимательской деятельности невозможно сделать правильный вывод. Во-вторых, потому, что суд вынужден давать оценку таким неясным понятиям, как "навязывание невыгодных условий". "Разумеется, что любые условия любого договора относительно выгодны и относительно невыгодны для каждой стороны, кроме кабальных, которые очевидно выгодны только одной из них", – заключает Тай. 

Но при этом юридическая техника большинства судебных актов по антимонопольным делам, и "ростовского" в частности, по мнению Тая, далеко не совершенна. "Из всего постановления значимыми являются всего три небольших абзаца, но что мы там видим? – задает он вопрос и цитирует текст: – Довод антимонопольного органа однозначного подтверждения в материалах дела не нашел… Пояснения экономистов вузов однозначного вывода не содержат… Вывод суда, сделанный на основе исследований и пояснений и экономического отчета Сбербанка не опровергнут". Слово "однозначный" очень любимо российскими судьями, но никакой закон не требует предоставлять однозначные подтверждения и выводы, продолжает Тай, задача суда – рассматривать все доказательства "непосредственно, беспристрастно, всесторонне, причем в их совокупности".

Было ли это сделано? Управляющий партнер "Бартолиуса" сомневается. "Суд указывает, что доводы Сбербанка не опровергнуты, в то время как приведенные ФАС доказательства однозначно не подтверждают ее выводы. Разве можно считать такой текст мотивировочной частью судебного акта, тем более убедительной и не оставляющей вопросов и возражений?" – задается Тай вопросом. На этом его претензии к качеству судебного акта не заканчиваются: "Нельзя быть уверенным, что суду вообще полностью понятна суть спора, а за краткостью скрывается лишь непонимание экономических последствий и отличий аннуитетного и дифференцированного способов погашения кредита".