"Юрпаутина": адвокаты и судьи рассказали, как правильно юристам вести соцсети

"Юрпаутина": адвокаты и судьи рассказали, как правильно юристам вести соцсети
Фото с сайта www.bgmy.ru

Сегодня сложно представить себе юриста крупной фирмы без аккаунта в Facebook, "ВКонтакте" или какой-то другой социальной сети. Однако вести такой аккаунт тоже надо уметь. Один некорректный комментарий или забавный перепост может серьезно ударить не только по репутации юриста, но и фирмы, в которой он работает. "Право.ru" узнал у управляющих партнеров крупных компаний, их пиарщиков и адвокатов, как правильно юристу вести себя в соцсетях. А госслужащие и представители судебной системы рассказали о своих проблемах при выходе в публичное поле "всемирной паутины". 

Пиарщики о поведении юристов в интернете

За последние годы социальные сети стали неотъемлемой частью жизни и работы большинства людей, а также одним из эффективных инструментов современного маркетинга. Не является исключением и юридический мир. Однако из-за консервативности профессии не все классические пиар-механизмы можно применять для продвижения фирмы через социальные сети, отмечает Анастасия Котенкова, менеджер по развитию бизнеса и деловым коммуникациям в России, Noerr. Эксперт предупреждает, что девиз "все, что не некролог – все пиар" в юридическом бизнесе не работает. Одним, казалось бы, забавным постом сотрудник может нанести серьезный урон репутации фирмы, констатирует Котенкова. Объяснение этому простое. Попадая в соцсети, юристы забывают, что находятся в публичном пространстве и должны соблюдать те же этические нормы, как в судебном процессе, отмечает Андрей Арих, руководитель отдела по связям с общественностью ЮГ "Яковлев и Партнеры". Он предлагает самый легкий способ проверить, насколько уместен тот или иной комментарий: "Попробуйте понять, сможете вы сказать то, что написали, перед полным залом вслух и противоречит ли это нормам профессиональной этики". Если что-то вызывает сомнение, то лучше оставьте мысли при себе, ведь охват соцсети намного больше любой аудитории, а возможные репутационные риски в разы сильнее, предупреждает Арих.

Лучше сосредоточиться на позитивной повестке. Можно инициировать обсуждения профессиональных тем или делиться важной правовой информацией, говорит эксперт. В постах будет не лишним использовать мультимедиаматериалы: фото-, видео-, инфографику и даже опросы. И пусть такая информация выкладывается на личной страничке юриста, у многих она будет ассоциироваться с компанией, где работает пользователь, поясняет Елена Хренкова, PR-менеджер юридической фирмы "ЮСТ": "Аккаунт даже одного адвоката-руководителя является зеркалом всей фирмы". Старостина говорит, что сотрудники их фирмы чётко понимают: они являются частью имиджа компании. Поэтому она всегда просит юристов смотреть на свои странички в социальных сетях глазами клиентов: обратитесь ли вы к такому консультанту за юридической помощью или нет?

Юристы о соцсетях: "Вести их, как Артемий Лебедев"

Сами юристы придерживаются мнения, что в рамках приличий и закона можно писать на любые темы. В этом, в частности, уверен Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners. Он старается не посвящать публику в личную и семейную жизнь, делать минимум селфи и тщеславных постов, а также не выкладывать фото застолий. Еще Савельев просит коллег учитывать свой возраст: "То, что вполне адекватно для студента, может быть совершенно неприемлемо для состоявшегося юриста". С позицией коллеги солидарен и Александр Ермоленко, партнер ФБК-Право, который выступает против установки специальных ограничений для поведения юристов в интернете. По его словам, юристу надо уметь чувствовать грань дозволенного, которая в виртуальном мире не отличается реального: "Что-то уместно в одной ситуации, но совсем не принимается в другой. Это как удачная или неудачная шутка – все зависит от контекста и обстановки".

Идеальная модель поведения для юриста в соцсетях от адвоката Ильи Новикова

более 57 000 подписчиков в Facebook

Аккуратнее с гламуром. Посты жанра "После продуктивного рабочего дня мы с коллегами любим поиграть в гольф, поесть устриц и выпить пинаколады (29 фото)" сейчас выглядят уже довольно смешно.

Правозащитный пафос на самом деле уместен реже, чем кажется. Формулировки "отстоять права моего доверителя", "возмутительное беззаконие", "мы будем обжаловать вплоть до ЕСПЧ" и т. п. странно смотрятся в рассказе про дело о взыскании алиментов.

Традиционный адвокатский жанр "селфи из зала суда на фоне подзащитного в клетке" имеет свои ограничения. Как минимум стоит сперва спросить разрешения у своего доверителя. И желательно, чтобы у вашей аудитории подзащитный вызывал сочувствие, а не злорадство.

Не надо постить новости в будущем времени. Когда вы говорите или пишете о сделанном вами пять минут назад – это новость, пусть и скромная, а когда делитесь планами на следующую неделю – это похвальба.

Не забывайте ретушировать адреса и в необходимых случаях имена, прежде чем выкладывать в сеть фото документов.

Смешную картинку про юристов лайкнут в пять раз больше людей, чем длинный пост о выигранном вами деле. Будем честны: пост, скорее всего, лайкнет только ваша мама.

Если вы старше 30 лет, то прежде чем заводить ваш модный предпенсионный видеоблог, пересмотрите три-четыре раза ролики Алишера Усманова. Помните, что будь вы хоть новым Плевако, ваши успехи все равно менее интересны людям в соцсетях, чем видео с котиками. Пост с фото живущего в СИЗО кота все равно лайкают лучше новостей с судебной передовой.

Дружите в соцсетях с судебными журналистами. Эта профессия возродилась у нас не так давно, и их пока немного. Они расскажут о вас и вашем деле, если вы дадите им интересную историю.

Если у вас нет такой истории и вы не можете придумать, как сделать интересной ту историю, которая есть, то вам ничего не поможет.

Разошлись позиции у юристов по вопросу о том, могут ли соцсети привлечь новых клиентов. Савельев уверен, что Фейсбук может быть одним из инструментов продвижения фирмы: "Это сарафанное радио, поэтому создавайте интересный контент и сообщайте о нем в своих аккаунтах". А адвокат Double Bridge Law Сергей Голубок, наоборот, сомневается, что соцсети приведут к его коллегам новых доверителей. По его словам, личные странички в интернете главным образом позволяют адвокату рассказывать общественности важную информацию – выступать ньюсмейкерами. Если раньше мы рассылали пресс-релизы, то теперь пишем в соцсетях, говорит Голубок. Он считает допустимым в соцсетях приводить факты нарушения закона со стороны судей и сотрудников правоохранительных органов, называя их фамилии, но подчеркивает: "Не стоит давать оценочные характеристики их действиям". Общественная огласка даже через личный аккаунт может быть эффективной тактикой защиты, уверен адвокат: "Только надо писать очень коротко, четко и конкретно".

Но не все юристы хотят пиарить себя через соцсети. Для Натальи Шатихиной, управляющего партнера CLC, доцента кафедры уголовного права СПбГУ, страничка в Facebook – это сугубо личное ее пространство. Она не рассматривает свой аккаунт как способ продвижения, поэтому считает возможным постить смешные картинки и анекдоты. Ей нравится общаться с коллегами таким образом, что гораздо удобнее телефонных звонков. Еще одним примером ведения соцсетей для юристов можно считать блог Артемия Лебедева, полагает управляющий партнер АБ ЕМПП Сергей Егоров: "Дело в том, что образцовых юридических блогов я не вижу". По его мнению, юристы с тем же успехом могли бы ежедневно писать посты как о путешествиях с интересными наблюдениями, так и о работе с достигнутыми результатами.

Что нельзя писать в соцсетях юристу:

Резкие высказывания в адрес коллег
Нецензурную брань и оскорбления
«Персональные выпады» – переход на личности в спорах
Недостоверные сведения
Навязчивую саморекламу и рекламу фирмы
С осторожностью комментарии на политические темы
Публиковать семейные фото адвокатам уголовных практик
Негативные комментарии про клиентов, в том числе и бывших

У адвокатов свои правила

С определенными ограничениями в соцсетях с недавних пор предстоит столкнуться тем юристам, которые имеют адвокатский статус. В начале 2015 года началась разработка правил поведения адвокатов в социальных сетях и блогосфере. При подготовке документа ставилась главная цель – найти баланс между правом каждого гражданина на свободу слова и ограничениями, которые накладывает адвокатская профессия. По поручению президента ФПА для работы над проектом создали специальную экспертную группу, в которую вошли: члены Совета ФПА, представители юридического бизнеса и Ассоциации корпоративных юристов, члены советов и квалификационных комиссий региональных адвокатских палат, представители юридической науки и правовых СМИ. Результаты совместной работы этих специалистов опубликовали осенью 2016 года в окончательном варианте. Они сформировали пять базовых принципов для адвокатов в виртуальном пространстве: профессионализм, сдержанность и корректность, достоинство, безопасность и корпоративность (см. "Опубликованы обязательные правила поведения адвокатов в Интернете"). 

Исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов Андрей Сучков уверенно заявляет, что адвокат может высказываться в соцсетях на любые темы. Более того, в "Правилах поведения адвокатов в сети Интернет" указано, что профессиональным защитникам присуща активная гражданская позиция по самым разным социально значимым проблемам, подчеркивает представитель ФПА. Адвокат в соцсетях должен вести себя так, как в профессиональной сфере: при всех обстоятельствах соблюдать честь и достоинство, присущие своему ремеслу, поясняет Сучков. В частности, адвокату нельзя публично комментировать позиции коллег по конкретным делам, в которых он сам не участвует. По словам эксперта, идеальная линия поведения защитника в соцсетях выглядит следующим образом – "Публиковать на страничке только то, что ты можешь высказать публично, выступая в качестве адвоката".

Одним словом, не имеет значения, где адвокат допускает нарушения этических требований: в личном блоге, при выступлении на телевидении или во время застолья в ресторане, отмечает первый вице-президент Адвокатской палаты Московской области Михаил Толчеев. Вместе с тем дисциплинарные органы адвокатского сообщества не могут брать на себя роль полиции нравов, подчеркивает он. Профессиональный защитник в соцсетях сам решает, будет он придерживаться корпоративных норм или выберет безграничное право на личное пространство с возможными последствиями, добавляет статс-секретарь ФПА, старший партнер КА "Pen&Paper" Константин Добрынин. Эксперт напоминает о три важных самоограничениях, которые накладываются на поведение адвоката в соцсетях исходя из положений Кодекса профессиональной этики: 1) Об адвокатской тайне. 2) Об ограничениях в саморекламе. 3) Не рекомендуется давать профессиональные комментарии по делам, в которых защитник не принимает участия. В любом случае, идеальная линия поведения в социальных сетях – это быть самим собой, уверен Добрынин: "То же самое касается и госслужащих, которым я советую самостоятельно вести свои страницы в соцсетях, не доверяя это дело помощникам". Сам Добрынин еще не так давно был членом Совета Федераций, но уверяет, что после прекращения сенаторских полномочий его манера вести аккаунт в Facebook не слишком изменилась. Возможно, я стал сильнее критиковать депутатов Госдумы, добавляет адвокат: "Теперь я не в корпорации и могу от души терзать некоторых парламентариев за те правовые глупости, которые они регулярно допускают".

Типичные линии поведения юристов в соцсетях

Юристы, которые консервативно воздерживаются от многих комментариев либо делают это односложно.
Юристы, которые пишут длинные пассажи с большим количеством эмоций, часто переходящими рамки дозволенного.
«Золотая середина»: коллеги, которые дают комментарии по существу вопросов с небольшой долей уместных эмоций.

Идеальная страница юриста должна ненавязчиво рассказать о юристе как о профессионале и дать немного информации о том, какой он человек.


Источник: Алексей Костоваров, советник АБ «Линия права». В Facebook с 2011 года.

Тяжелая ноша госслужбы

Больше всего ограничений испытывают на себе представители судебной системы и госслужащие, которые решаются выйти в публичное поле. А за малейшее нарушение тут же следует жесткое наказание. В начале текущего года это испытала на себе теперь уже бывший мировой судья из Ростова-на-Дону Евгения Гребенщикова. Она выложила на своей страничке в соцсети "ВКонтакте" две картинки с нецензурной лексикой. Бдительный председатель одного из районных судов обнаружил это и сообщил главе областного суда. Региональная квалифколлегия лишила мирового судью полномочий за "поступок, который умаляет авторитет судебной власти". Дисциплинарная коллегия Верховного суда оставила такое решение без изменений (см. "Не умеете – не пользуйтесь": судья поплатилась за картинки во "ВКонтакте"). Подобный случай стал для российской судебной системы далеко не первым. Так, за публикацию фото горящей мечети с надписью "В мире можно бесконечно смотреть на три вещи: как течет вода, как мерцают звезды и как горит мечеть" лишили статуса судью Ивана Вершинина из Малопургинского районного суда Удмуртии. Аналогичное наказание ККС Краснодарского края применила к судье Белоглинского районного суда Краснодарского края Ирине Парфеновой. Последняя разместила в "Одноклассниках" фото, где сидит в кабинете, похожем на рабочий, закинув ноги на стол. "Я, конечно, не совершенство, но шедевр еще тот!" – гласила подпись под фотографией. В обоих случаях решения региональных квалифколлегий поддержал ВС. Кроме того, судейскую должность из-за неоднозначного поведения в соцсетях можно просто не получить. Так произошло с Виктором Мокрушиным, который хотел попасть на работу в Арбитражный суд Крыма. Помешали Мокрушину фотографии из "ВКонтакте", на которых он на капустнике изобразил "подвыпившего полуобнаженного пирата с подбитым глазом". ВС отказ ВККС в рекомендации на должность поддержал.

В самом общем виде поведение в соцсетях как действующего судьи, так и отставника определяется Кодексом судейской этики, говорит Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ. Сам он признается, что далек от подобной активности в интернете. Помощник судьи из Санкт-Петербурга Ксения рассказывает, что их руководство не предъявляет особых правил к ведению личных аккаунтов: "Достаточно не выкладывать компрометирующих материалов. Последними считается обнаженка или фото с алкоголем". Кроме того, ежегодно каждый сотрудник суда должен сдать на специальном бланке список своих аккаунтов в соцсетях, поясняет собеседник. Если такие сведения не предоставить, то в отношении тебя начнут проводить служебную проверку, добавляет Ксения. Другая ее коллега в той же должности Татьяна подтверждает отсутствие особых рекомендаций к информации, которую публикуют в своих соцсетях представители судебной системы. Грань дозволенного она определяет для себя субъективно, исходя из личного видения судебной этики, статуса госслужащего и понятия порочащей информации. Татьяна советует своим коллегам не указывать в личных аккаунтах место работы, не размещать фото с рабочего места и не писать о роде своей деятельности в публичных комментариях. За несколько лет работы она уже стала свидетелем того, как за "порочащие" действия одни работники судебной системы получали выговор с депримированием, а других и вовсе увольняли.

Антон Ильин, доцент кафедры государственного и административного права юрфака СПбГУ, считает, что потенциальные угрозы от "живого" и виртуального общения для работников судов равнозначны. Представителю судебной системы следует помнить, что, глядя на его поведение – реплики и идеи, другие люди формируют свое мнение о правосудии, предупреждает собеседник. Но служителям Фемиды нельзя запрещать высказывать различные позиции в научных обсуждениях, которые проходят и на просторах соцсетей, подчеркивает Ильин: "Свобода творчества должна защищаться практически во всех ее проявлениях". Ограничения такого права для представителей судебной системы будут являться проявлением неуважения к конституционным правам граждан. Правильная линия поведения в соцсетях для нас – это микс служебного и личного, резюмирует Петр Яковлев, заместитель руководителя управления ФАС по Санкт-Петербургу. Если говорить упрощенно, то нужно совмещать "котиков и футбол" с записками чиновника, добавляет собеседник. Яковлев предупреждает, что госслужащим не надо писать про действующую власть. Про внешнюю политику можно, но аккуратно, поясняет представитель ФАС.

Советы молодым юристам от декана

Немало проблем в обсуждаемой теме связано с тем, что некому объяснить юристам, как правильно вести себя в интернете. Однако некоторые молодые специалисты получают разъяснения по правильному поведению в соцсетях еще со студенческой скамьи. Екатерина Тягай, директор института бизнес-права МГЮА, советует студентам юрфака быть активными в социальных сетях, но сосредоточиться на инструментах получения, а не распространения информации. Она подчеркивает, что ФБ позволяет узнавать мнение представителей профессионального сообщества напрямую – быстрее, чем оно окажется в СМИ. С личными фото и постами декан советует проявлять аккуратность: настроение, мнение, спутник жизни и увлечения могут измениться, а упоминания о них останутся в сети навсегда.

Сама Тягай создала страницу в ФБ более 10 лет назад, и ее содержание не сильно изменилось с тех пор, как из студентки она превратилась в юриста, а потом – декана МГЮА. Самоцензурой из профессиональных соображений Тягай не занимается, но руководствуется своими представлениями об уместности: она старается не влезать в скандалы и не поддерживать социально-политический хайп.

Своеобразный итог обсуждению идеального поведения юристов в соцсетях подвел Савельев, который дал следующий совет своим коллегам: "Лучше быть, а не казаться. Будьте самими собой и не придумывайте себе образ в интернете".