Must-read
22 марта 2019, 11:03

Заключения, жалобы, иски: один день из жизни прокурора

Заключения, жалобы, иски: один день из жизни прокурора
В «Мертвых душах» Гоголя прокурор производит впечатление состоятельного, молчаливого, ленивого и праздного человека. Многие уверены, что и спустя 170 с лишним лет ничего не изменилось. Корреспондент «Право.ru» решил выяснить, так ли это, и провел один день с действующим сотрудником прокуратуры.

Илья Алексеевич* закончил юридический колледж, затем очное отделение одного из ведущих юрвузов страны, и вот уже семь лет работает помощником городского прокурора. Сейчас в его обязанности входит участие в гражданских и административных процессах. В судах помощник прокурора имеет те же процессуальные права, что и прокурор: подает заявления в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, России, ее субъектов и мунобразований, а также вступает в процесс для дачи заключения по определенным категориям дел (ст. 45 ГПК). Большая часть рабочего дня Ильи Алексеевича проходит в районном суде. 

Рабочие обязанности

Дела, по которым прокурор должен дать заключение, поступают регулярно, за год их набирается порядка 400 штук, говорит он. Чаще всего это выселения, лишения родительских прав, взыскания вреда – полный перечень установлен законом. Прокурор изучает каждое дело, чтобы затем во время процесса высказать свою точку зрения по спору. «Заявить, «что я оставляю принятие решения на усмотрение суда», не получится – за такое могут наказать», – отмечает Илья Алексеевич. Заключение, которое высказал на процессе, оформляется письменно и сдается курирующему прокурору. «Если суд принял решение, которое противоречит моему заключению, я готовлю апелляционное представление и подаю его в вышестоящую инстанцию. Считаю, что незаконное решение суда надо отменять в любом случае, даже если стороны им довольны. Обычно я честно предупреждаю суд и участников процесса об обжаловании. Как-то даже поспорил с судьей на шоколадку, что вышестоящая инстанция отменит решение, и выиграл», – рассказал прокурор. После вынесения решения он получает его копию и формирует надзорное производство – папку, в которой подшиты все документы по делу. Надзорные производства хранятся в канцелярии прокуратуры.

Заявления, подаваемые в суд самим прокурором, чаще всего рождаются из жалоб граждан и прокурорских проверок. «Например, к нам недавно обратился пенсионер, чью квартиру затопили соседи. В силу возраста он сам не может подать иск и выступить в суде, и мы взяли это на себя. Или мы проводили очередную проверку, в ходе которой выяснилось, что несколько лет назад администрация города бесплатно предоставила участок гражданину из другого региона, который якобы является инвалидом, но ничем это не подтвердил. Естественно, мы подали иск о признании решения администрации незаконным, его отмене и возврате участка», – рассказал Илья Алексеевич. Таких исков около 200 в год. По словам прокурора, это примерно в два с половиной раза меньше, чем было два года назад. «Сейчас от нас требуют, чтобы перед обращением в суд был проведен весь комплекс по урегулированию спора: направлено предостережение, внесено представление, рассмотрено административное дело о невыполнении законных требований прокурора (ст. 17.7 КоАП). Из-за этого произошло такое резкое снижение. Это очень правильно: не гнаться за «палками», не изводить бумагу, не плодить десятки одинаковых заявлений, чтобы увеличить статистику и создать видимость работы», – считает Илья Алексеевич. 

По таким делам прокурор не только выступает в суде, получает решение, формирует надзорное производство, пишет и подает апелляционное представление (если судья отказал в иске), но и контролирует фактическое исполнение. «Раз в две недели я хожу в ССП и проверяю работу по нашим делам. Сначала не очень получалось, но я подкупил приставов тем, что не стремился по каждому нарушению принимать меры реагирования. Наоборот, всегда давал время на исправление ошибок. Постепенно отношения наладились. Теперь за исполнение наших решений я спокоен», – сообщил прокурор.

«За мной закреплено только одно направление – обеспечение участия прокурора в административном и гражданском процессах. Думаю, это редкость, поскольку многие мои коллеги из других районов осуществляют сразу несколько надзоров. Зато такое разделение труда даёт хорошие результаты. Например, наша прокуратура входит в число лидеров по качеству работы».

Прокурор также минимум 4 часа в неделю ведет прием граждан («Бывает, никто не приходит, а бывает, что по 10 человек собирается»), рассматривает поступающие к нему жалобы («Мне отписывают только административные жалобы и жалобы на исполнительное производство, всего порядка 20 штук в месяц»), читает лекции по правовому просвещению в учреждениях и СМИ («У каждого сотрудника должно быть по два выступления в месяц») и выполняет задания вышестоящей прокуратуры («Это около трёх докладных и отчетов каждый месяц»).

Рабочий день 

Сегодня у Ильи Алексеевича 15 процессов. «Вообще, это довольно много. В среднем у меня по 7–10 гражданских дел в день, из них примерно по 4–6 нужно дать заключение и по 3–4 я выступаю в качестве истца. В пятницу судов, как правило, нет», – рассказывает он. Первое дело назначено на 09:00, следующее – уже на 09:05. Мы бегаем из кабинета в кабинет, предупреждая секретарей, где и во сколько у нас заседание. «Обычно судьи идут навстречу и не начинают процесс, зная, что я в это время нахожусь на рассмотрении в соседнем кабинете. Хотя за семь лет работы бывало, что слушания проходили без меня. Руководитель не считает совпадение времени уважительной причиной, приходится каждый раз писать объяснительные», – рассказывает Илья Алексеевич.

В перерывах прокурор получает копии решений (как правило, по делам, рассмотренным 3–4 месяца назад – другие еще не готовы), а заодно и повестки на участие в новых делах для дачи прокурорского заключения. Несколько раз слышатся просьбы судей принести флешку с исковым заявлением. Спрашиваю, просят ли проекты решений. «Раньше просили, но я сразу определил для себя, что не буду делать чужую работу. Иск – пожалуйста, а вот решение пишите сами», – отрезал прокурор.

Из 15 назначенных дел только два были рассмотрены по существу и еще одно оставлено без рассмотрения, остальные отложены. Многие процессы начинаются позже, из-за чего все расписание сдвигается по времени. Тем не менее, к 14:50 все судебные дела заканчиваются, и мы отправляемся в прокуратуру – большое современное здание по соседству.

Во второй половине дня у прокурора прием граждан. Возле кабинета уже ждет заявитель – женщина средних лет. Она рассказывает, что увидела по «Восьмому каналу» выступление экстрасенса Елизаветы, которая обещала помочь наладить здоровье. После звонка экстрасенсу женщина перевела 19 000 руб., с ней провели ритуал, однако целительница рекомендовала еще купить магический кристалл за 120 000 руб. – иначе болезни снова вернутся. Тут клиентка заподозрила неладное и решила посоветоваться с сотрудником прокуратуры. Илья Алексеевич объявил, что очевидны признаки мошенничества, но женщина отказывалась в это верить: «Елизавета была так убедительна, она не могла обмануть меня!». Прокурор практически заставил написать обращение, принял его и перенаправил в полицию для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. 

Интересуюсь, часто ли заявители и стороны процесса благодарят за работу. «Например, если я даю заключение о согласии на усыновление или необходимость взыскания компенсации вреда, благодарят. А если прошу выселить или лишить родительских прав – ругают, обвиняют в некомпетентности, жалуются руководителю», – рассказал прокурор. Спрашиваю про зарплаты: «У сотрудников прокуратуры оклад 12 000–15 000 руб. в месяц, всё остальное – премии, доплаты, надбавки. Во время кризиса в 2014–2015 годах нам снизили все эти выплаты, начали чаще депремировать, некоторых сократили за счет объединения прокуратур. Но к 2016 году все нормализовалось. Сейчас я получаю порядка 60 000 руб. в месяц».

«Мне очень нравится моя работа. Это такой азарт – выйти на след нарушения, разобраться в нем, устранить. Я получаю удовольствие от самого процесса. Если при этом я кому-то помог, то всё не зря».

После приема заявителя прокурор занялся формированием надзорных производств, рассмотрением жалоб и составлением письменных заключений. На изучение дел, назначенных на завтра, осталось не больше часа. «К некоторым процессам можно подготовиться и за 10 минут, а на другие уходит несколько часов. Больше всего времени занимают споры о восстановлении на работе и возмещении вреда здоровью – по ним я всегда ищу, до чего докопаться», – отмечает прокурор. 

«Я лет пять потратил на то, чтобы четко выстроить свою работу. И у меня получилось! Сейчас я уже практически не задерживаюсь после шести вечера. Исключения бывают во время выборов, сдачи отчетов или из-за срочного задания вышестоящей прокуратуры. А вот в первые годы заночевать в кабинете было привычным делом, раньше девяти я домой вообще не уходил», – вспоминает прокурор. После окончания вуза его поставили осуществлять надзор за несовершеннолетними: «Было очень сложно: опыта еще нет, работы много, функционал разнообразный: и рассмотрение обращений граждан, и проверки учебных заведений, и административные жалобы, и уголовные дела». Как раз в тот период Илья Алексеевич получил свое первое дисциплинарное взыскание: «Во время рассмотрения уголовного дела я заявил ходатайство об освобождении от ответственности в связи с изменением обстановки. Судья его отклонила и вынесла оправдательный приговор. Поскольку я не отказался от обвинения, пришлось написать массу объяснительных, спецдонесений, докладных, мне объявили замечание, заставили сдать тестирование на знания УК и УПК, депремировали, снизили надбавки за сложность и напряженность. Особенно забавно, что из-за этого я потерял за год порядка 60 000 руб. – это больше той суммы, из-за неуплаты которой и было возбуждено это уголовное дело». 

За семь лет Илья Алексеевич сменил три направления работы, вырос из юриста 3 класса до юриста 1 класса (от лейтенанта до капитана), но в должности так и не продвинулся. «Мне несколько раз предлагали перейти в вышестоящую прокуратуру, но руководитель намекнул, что не хотел бы меня отпускать. На самом деле у меня нет какого-то сильного желания расти в этой системе, я просто получаю удовольствие от работы».

* – имя и отчество изменены редакцией.