Сюжеты
21 августа 2017, 11:17

АС Московского округа исправляет ошибки: пять самых интересных дел за июль

АС Московского округа исправляет ошибки: пять самых интересных дел за июль
Фото Право.Ru

АС Московского округа (АС МО) отправил на новое рассмотрение иск космодрома "Восточный" к "Спецстрою" на 2 млрд руб., в рамках которого истец пытается взыскать долг по госконтракту. Первая инстанция и апелляция в удовлетворении иска отказали - истец не содействовал ответчику в выполнении контрактных работ, а значит и неустойки требовать не может, решили они. В АС МО объяснили, почему такой подход - ошибочный. Этот и другие споры – в традиционной ежемесячной подборке практики московской кассации.

Строительство космодрома: помощь не обязательна

ФКУ "Дирекция космодрома "Восточный" предъявило иск к "Спецстройтехнологиям" при Спецстрое России еще в августе 2016 года (дело № А40-178114/2016) (см. "Космодром "Восточный" взыскивает со "Спецстройтехнологий" 1 млрд руб."). Оно пыталось взыскать долг по контракту от 2014 года. Работы на строящемся космодроме подрядчик должен был закончить до конца ноября 2015 года, но, как указал истец, в срок работу не выполнили из-за опоздания с началом строительства и малого числа рабочих. По версии ответчика, стороны согласовали перенос окончания работ. Подрядчик также обратил внимание на то, что в задержках истец виноват сам, поскольку позже, чем следовало, предоставил документацию по строительству, а также неоднократно вносил в нее изменения. Изначально от ответчика, "Спецстройтехнологий", требовали 1,04 млрд руб., но из-за растущей неустойки сумма выросла почти до 2 млрд.

АСГМ отказался удовлетворить иск, указав, что дирекция "Восточного" не содействовала Спецстрою в выполнении работ -  предоставила документы по строительству позже условленного срока и не раз вносила внее правки, а срок контракта истец продлил в одностороннем порядке, без соблюдения правил постановления Правительства 6 марта 2015 года № 198. Суд пришел к выводу, что неустойку при таком положении дел требовать нельзя (см. "Суд отказался взыскать со Спецстроя 2 млрд руб. по иску космодрома "Восточный"). С таким выводом согласилась и апелляция - 9-й ААС (см. "Апелляция поддержала отказ во взыскании со Спецстроя 2 млрд руб. по иску космодрома "Восточный"). 

АС МО отменил решения нижестоящих судов, аргументировав это тем, что стороны не применили правила, установленные постановлением правительства 6 марта 2015 года № 198. Они позволяют изменять срок исполнения контракта только в случае, если без этого реализовать его условия невозможно в принципе, и от сторон эти обстоятельства не зависят. Что за условия были в этом случае - суды не установили, поэтому вывод об изменении сроков контракта преждевременный. С таким выводом кассация отправила дело на новое рассмотрение в АСГМ.

Неучтённое налогом не облагается

АС МО рассмотрел спор между ФНС и "Кубаньэнерго", которая занимается транспортировкой электроэнергии (дело № А40-13192/2016). Налоговая провела выездную налоговую проверку компании и доначислила ей налог на прибыль - 73,2 млн руб., 11,5 млн руб. пени и 11 млн руб. штрафа. 

Как следует из решения налогового органа, ПАО "Кубаньэнерго" занизила доходы на стоимость фактически переданной, но не учтенной электроэнергии, на сумму 105,2 млн руб. Это и привело к завышению убытков по налогу на прибыль. Суд первой инстанции и апелляция отказались удовлетворять требования компании. Суд первой инстанции решил, что доходы были занижены необоснованно. Стоимость неучтенной энергии надо было включить в налоговую базу по НДС, решил суд. Апелляция также согласилась с выводом о том, что оплата электроэнергии по бездоговорному потреблению признается облагаемой НДС операцией и сослались на пп.1 п 1 ст. 146 НК.

В кассации с нижестоящими судам не согласились и указали, что если имущество выбыло в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика, объекта налогообложения по НДС не возникает. Другими словами, если объекты электросетевого хозяйства подключаются к сети без договора, то для поставщика электроэнергии это не считается реализацией. При этом для потребителя речь будет идти о неосновательном обогащении (ст.1102 ГК), которое сетевая организация как потерпевшая сторона имеет право взыскать с приобретателя. "Взыскание сетевой организацией в ее пользу стоимости бездоговорного потребления, по сути, является возмещением реального ущерба, но не взысканием задолженности за переданную электроэнергию", - обратил внимание АС МО. Кассация отменила судебные акты по делу и отправила дело на новое рассмотрение.

Приемлемые ограничения для госзакупок

АС МО разобрался и в том, какие ограничения законно вводить для участников конкурса на проект (дело № А40-204433/2016). Министерство строительства и дорожного хозяйства Астраханской области объявило конкурс на право заключить концессионное соглашение на проектирование, создание и эксплуатацию системы видеоконтроля и фотовидеофиксации нарушений ПДД. ФАС обнаружила в конкурсе нарушения закона о концессиях. Антимонопольщиков не устроили требования к участникам конкурса. В частности, условие об отсутствии у претендентов негативных изменений финансового положения за последние три финансовых года, в том числе наличия просроченной кредиторской задолженности, которая может привести к банкротству; подтверждение опыта финансирования создания комплексных систем, аналогичных той, которую заказали в Астраханской области.

Заказчик обратился в суд, указав, что в ФАС не учли положения п. 3 ч. 1 ст. 23 Закона о концессиях и судебное толкование положений данного пункта. Там содержится открытый перечень требований, которые можно предъявить к участнику конкурса. Судебная практика, в свою очередь, свидетельствует, что финансовая состоятельность дает представление о квалификации, профессиональных и деловых качествах претендента, а это законодатель напрямую разрешает - как и другие указанные в конкурсной документации ограничения. 

Суды отказались удовлетворить требования Министерства и сослались на то, что возможность исполнить обязательства по концессионному соглашению подтверждается на этапе его заключения с победителем конкурса, когда он и предоставляет фингарантии. Прошлый опыт финансирования аналогичных проектов и вовсе не важен, решили суды - ведь экономическая ситуация очень быстро меняется, и прошлые удачи ни о чем не говорят. Само по себе изменение финансового положения претендента за последние три финансовых года не подтверждает его профессионализм или возможность исполнить контракт, решили суды. Кроме того, даже если третьи лица требуют от участника конкурса погасить перед ними долги - еще не факт, что суд подтвердит обоснованность таких долгов.

Однако АС МО с этим не согласился. Действующее законодательство не содержит исчерпывающего перечня требований, предъявляемых к участникам конкурса, поэтому организатор торгов может сам определять критерии допуска к участию в конкурсе, указали в кассации. Он вполне может потребовать от участников иметь определенный опыт работы и подтвердить свое стабильное положение, решил АС МО. Цель таких требований - выявить риск неисполнения концессионного соглашения на более ранних этапах, и это не противоречит закону о концессиях. Кассация отменила решения нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию  - АСГМ.

Проблемы должника для кредитора - не проблемы

АС МО разрешил и немало споров, связанных с возможностью исполнения третейских соглашений. Один из них - дело ООО "Мицар" (дело №А40-240018/2016). Компания добивалась исполнения решения третейского суда, по которому в ее пользу с ООО "Алида" взыскивали задолженность в размере 31,5 млн руб. по договору займа.  "Мицар" взыскивал деньги на основании договора цессии - уступки прав требования. Третейский суд по финансовым спорам при Ассоциации "МАСКОМФИН" обязал должника вернуть задолженность и оплатить третейский сбор - 200 000 руб. Однако компания решения не исполнила. Тогда "Мицар" отправился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа.

Первые две инстанции добиться возврата средств не помогли: в удовлетворении требований суд отказал. Первая инстанция обратила внимание на то, что компания сдавала в налоговую нулевую отчетность. То есть налоговые данные не подтверждают, что фирма вела деятельность, когда заключался и исполнялся договор займа и третейский суд выносил решение. При таких условиях требования удовлетворить нельзя, заключил суд. 

В кассации с таким подходом не согласились. То, что компания подала нулевую отчетность в налоговую, когда дело рассматривалось в третейском суде, по закону не может привести к отказу в выдаче исполлиста на решение третейского суда, говорится в кассационном постановлении АС МО. Суд обратил внимание: проблемы должника в сфере налогообложения и в отношениях с госорганами не влияют на гражданско-правовые отношения с его контрагентами. А его кредиторы не должны нести негативные последствия из-за того, что должник нарушил налоговое законодательство.

ЗАГСы обязали помогать арбитражным управляющим

АС МО определился и с тем, обязан ли ЗАГС по запросу предоставлять требуемые документы арбитражному управляющему (дело № А40-196374/2016). В ходе процедуры банкротства арбитражный управляющий запросил у Замоскворецкого ЗАГСа сведения о наличии браков, детей, об изменении имен, фамилий, отчеств,и другой известной информации о лицах, банкротством которых он занимался. Там предоставить сведения ему отказались. Отказ сопровождался ссылкой на п. 9 ст. 213.9 Закона о банкротстве, где указано, что гражданин обязан сам предоставить управляющему по его требованию любые сведения о составе своего имущества, месте нахождения этого имущества, составе своих обязательств и другие сведения в течение пятнадцати дней с даты требования. Когда и жалоба начальнику ЗАГСа не помогла добыть сведения, управляющий обратился в арбитраж, требуя признать действия ЗАГСа незаконными. Две инстанции иск не удовлетворили, сославшись на то, что для начала следовало направить в арбитраж ходатайство об истребовании доказательств, потом - получить от суда запросы с правом получения ответов на руки. А раз сделано этого не было, отказ ЗАГСа представить документы закон не нарушает.

Но в АС МО такой подход признали ошибочным. Согласно п.1 ст. 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право запрашивать необходимые сведения о должнике и его имуществе у физических и юридических лиц, госорганов и органов местного самоуправления. Запрашивая данные, он действует на основании судебного акта о введении процедуры банкротства, указал АС МО, и ЗАГС обязан предоставить требуемые сведения, что указано в п.3 ст.12 Закона об актах гражданского состояния и п.1 ст. 20.3 Закона о банкротстве. П. 9 ст. 213.9 Закона о банкротстве, на который ссылались нижестоящие инстанции, применен неверно: возможность действовать через арбитраж у управляющего действительно есть, но это не мешает ему запросить необходимые сведения у иных лиц на основании п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве. И эти сведения должны быть ему предоставлены, подытожил АС МО, отправляя дело на пересмотр в АСГМ.