ПРАВО.ru
Практика
30 декабря 2020, 17:49

ВС признал недействительным зачет перед банкротством

Незадолго до банкротства генподрядчик и заказчик произвели зачет встречных требований на 656 млн руб. Конкурсный управляющий успешно оспорил эту сделку в нижестоящих судах, а ВС с этими решениями согласился и тоже ее признал недействительной.

Общество «ЭнергоПромИнвест» обладало статусом инвестора и заказчика-застройщика в рамках инвестпроекта на строительство электростанции «Щербинка» в Москве. Для реализации проекта компания привлекала финансирование у других организаций. Так, в период с 2012 по 2014 год «ЭнергоПромИнвест» занял у ООО «Строй Гарант» 700 млн руб. Кроме того, в 2014 году «Строй Гарант» стал генподрядчиком по строительству электростанции, получив это право от «Группы компаний Главпромстрой» – вместе с авансом в 656 млн руб.

В 2015 году «Строй Гарант» решил отказаться от подрядного договора из-за того, что заказчик не передавал рабочую документацию. Но аванс бывший подрядчик не вернул, а произвел зачет встречных требований и использовал 656 млн руб. для погашения долга «ЭнергоПромИнвеста» по займам.

Вскоре после этого «ЭнергоПромИнвест» обанкротился, и конкурсный управляющий начал оспаривать сделки общества (дело № А40-233689/2015). Сделка по зачету встречных требований тоже была оспорена. Но первые две инстанции решили, что на момент совершения спорной сделки должник не отвечал признаку неплатежеспособности, а размер его активов превышал размер имевшихся обязательств. Причиной, которая привела к возникновению в «ЭнергоПромИнвесте» кризисной ситуации и дальнейшему банкротству, стало прекращение финансирования строительства электростанции со стороны Банка Москвы. Из-за этого не закончить строительство электростанции и обеспечить окупаемость проекта оказалось невозможным. 

Суды отметили, что даже при наличии признаков неплатежеспособности ответчик не должен был о них знать. Также две инстанции отклонили довод об аффилированности подрядчика и заказчика, основанный на том, что в совет обеих компаний входили Пирогов и Селезнев. Суды решили, что их доля участия составляла менее 50%.

Но Арбитражный суд Московского округа принял другое решение по делу. Кассация указала, что на момент совершения сделки у «ЭнергоПромИнвеста» имелся долг по кредиту перед Банком Москвы, который и стал основанием для возбуждения дела о банкротстве. При этом суд отклонил выводы об отсутствии аффилированности сторон сделки, указав, что ввиду вхождения Пирогова и Селезнева в советы директоров как должника, так и кредитора имела место фактическая аффилированность. В связи с этим суд сделал вывод, что, зная о наличии неисполненных обязательств перед банком, «Строй Гарант» получил предпочтительное удовлетворение своих требований перед другими кредиторами.

«Строй Гарант» обратился с жалобой в Верховный суд. Заявитель настаивал, что первые две инстанции приняли правильное решение по спору. Также компания отметила, что банк, в интересах которого осуществлено оспаривание сделки, не может быть признан рядовым кредитором должника, поскольку являлся его аффилированным лицом – ведь именно банку принадлежала доля в размере 19% уставного капитала должника. Суд округа не должен был игнорировать корпоративно-правовую составляющую отношений между банком и должником, уверен заявитель.

Кроме того, даже если сделать вывод о наличии у «ЭнергоПромИнвеста» признаков неплатежеспособности, то в таком случае договоры займа и подряда не были автономны по отношению друг к другу, а заявление о зачете фактически констатировало объем осуществленного обеими сторонами исполнения, внося определенность в состояние расчетов между ними, уверены юристы «Строй Гаранта».

Эти доводы проверила коллегия по экономическим спорам, которая, впрочем, оставила жалобу без удовлетворения. Заявитель знал о неплатежеспособности должника на момент совершения сделки, а потому окружной суд сделал правильный вывод о недействительности сделки.

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться